Как мы покупали русский интернет — Сергей Васильев

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков — предоставляется бесплатное обучение и демо-счет (в любой валюте).
    Зарегистрируйтесь по этой ссылке и получите бонус на счет:

Текст книги «Как мы покупали русский интернет»

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Сергей Васильев

Жанр: Интернет, Компьютеры

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Сергей Васильев
Как мы покупали русский интернет

Все иллюстрации предоставлены автором. Издательство не несет ответственности за иллюстративное наполнение издания.

Руководитель проекта A. Рысляева

Арт-директор Л. Беншуша

Дизайнер М. Грошева

Корректор И. Астапкина

Рейтинг лучших платформ для торговли бинарными опционами:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков — предоставляется бесплатное обучение и демо-счет (в любой валюте).
    Зарегистрируйтесь по этой ссылке и получите бонус на счет:

Компьютерная верстка Б. Руссо

© С. Васильев, 2020

© ООО «Интеллектуальная Литература», 2020

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Рамблер

Начало
(Осень 1999 года)

В тот момент, когда я решил купить «русский интернет» – а тогда я воспринимал эту сделку именно так – я вообще толком не знал, что это такое… интернет?!

Это был конец 1999-го, прошел всего год после всеобщего дефолта. Весь рынок зализывал раны, реструктурировал долги. Мы уже успели «Русскими Фондами» что-то заработать на постдефолтных долгах, но больших проектов и доходов на горизонте видно не было.

И мы стали смотреть по сторонам: а что происходит вокруг, за границей? А там, за океаном, в тот момент блистала на бирже Yahoo! и другие абсолютно неизвестные и непонятные нам «интернет-компании». Мы что-то слышали об этом, но что такое интернет-компании – вообще не понимали.

Мы лишь с горечью стали замечать, что Америка забыла о «новой и растущей» России и полностью переключилась на свои собственные, американские доткомы. Они росли на биржах еще быстрее, чем вчера росли русские акции. Именно в этот момент я и задался вопросом: а что у нас с интернетом?

Есть ли у нас вообще хоть какие-то интернет-компании? Что это такое – и как они зарабатывают?

В тот момент я еще не пользовался интернетом. Я закончил физтех, в институте даже что-то программировал, в общем, с компьютером был на ты. Но интернет девяностых, когда он только зарождался в России, жил где-то отдельно от меня.

За все предыдущие годы я заходил во Всемирную паутину всего пару раз. Пытался что-то там посмотреть, найти, но быстро запутывался, не понимал, где и что искать. И потому оставил это занятие как бесполезное и бестолковое.

Я позвонил Юлию, другу-физтеху, коллеге еще по «Тверьуниверсалбанку». Там, у нас в банке, он возглавлял IT-департамент, и потому про этот самый интернет точно должен был хоть что-то знать.

– Знаешь ли ты что-то про интернет? – спросил я его по телефону.

– Конечно, – удивленно ответил он. – А зачем это тебе?

– Секрет, – таинственно сказал я и тут же позвал Юлия приехать.

Мы встретились на Трехпрудном, в моем новом-старом кабинете со стенами плотно-зеленого цвета. Радостно обнялись (мы не виделись после ТУБа уже более трех лет!), и Юлий начал свой рассказ про интернет.

В интернете самое главное – поисковые системы, без них интернет – просто куча мусора. «Поисковики» – это номер один. Вот, к примеру в Америке, это – Yahoo!.

– Стоп! – остановил я рассказ Юлия. – Так Yahoo! – это поисковик? – заинтригованно переспросил я.

– Ну да, – спокойно ответил Юлий.

– Тот самый Yahoo! который стоит сейчас 100 млрд долларов?! – недоверчиво уточнял я.

– Ну, я точно не знаю, – отвечал Юлий. – Но это у них сейчас главная фишка на бирже.

– А у нас в России сейчас есть такие поисковики? – тихим заговорщицким тоном переспросил я.

– Главный – это Рамблер! Это самый первый поисковик, который возник в России еще лет пять назад, – стал разъяснять мне ситуацию Юлий. – Кроме того, в Рамблере есть еще TOP100. Он даже круче, чем поисковик. Это счетчик, он расставляет все сайты по типу рейтинга в своем TOP100, и можно сразу, без всякого поиска, найти самые посещаемые сейчас сайты, да еще и в разных категориях. В общем, этот их TOP100 – отдельная фишка!

– А кроме Рамблера, есть что-то еще?

– Да, есть еще Яндекс. Они – молодые, новые, но считается, что они уже лучше Рамблера.

– А чем они лучше? – стал уточнять я.

– Ну… считается, что они лучше «ищут».

– Толком это никто подтвердить не может, но в тусовке считается, что Рамблер устарел, а Яндекс – круче!

Во как! Оказывается, у нас в России есть что-то, что уже устарело. Есть что-то, что его обгоняет, а я вообще ничего не знаю ни про то, ни про другое!

– Это как так? – стал недоверчиво уточнять я.

– Согласен, все это очень относительно. Вся гонка еще впереди, – говорил Юлий. – Тут самое главное, что наш интернет-рынок в самом начале, у нас не более 1 % населения в интернете, а в Америке уже то ли 30 %, то ли 40 %. Вот потому там и бум.

– А когда начинается бум? При каких цифрах проникновения?

– Говорят, когда проникновение интернета достигает цифры в 10 % от населения, начинается бум!

– То есть нам еще нужно вырасти в 10 раз – до бума?

– Да. Но это все происходит очень быстро. Сейчас проникновение интернета в России идет с удвоением каждый год!

Запах этих цифр уже в ту минуту стал будоражить. Юлий называл мне цифры, термины, тренды спокойно и без эмоций, еще не понимая всю глубину интриги, которая во мне закипала.

А я почувствовал в тот момент, что напал на новую золотую жилу.

Все эти цифры – «удвоение в год», «10 % населения страны», «100 млрд долларов в Нью-Йорке» – все это вмиг возбудило сознание!

– А что еще есть, кроме поисковиков, в интернете? Зачем он вообще нужен, этот интернет? – продолжал я приставать с вопросами.

– Еще есть почта. Почта – это тоже очень важно! Вторая тема, за которой люди идут в Сеть, – почта и пересылка писем, мейлов. Поэтому есть почтовики, то есть почтовые компании.

У нас в России из таких лидеров – Mail.ru, их компания так и называется. Почта у них плохая, но адрес у почтовика крутой, и все открывают свои ящики у них.

– Юлий, мне нужно всех их найти, – остановил я рассказ товарища. – Я хочу их купить! – тут же я обозначил ему свою цель.

Мы сидели с Юлием в глубоких кожаных креслах и пристально смотрели друг на друга.

Мысль еще не оформилась в окончательный план, но он начал уже созревать…

Лента.ру
(Ноябрь 1999 года)

Internet Holding Company купила Ленту.ру

Сегодня американская газета Wall Street Journal сообщила о покупке контрольного пакета акций Ленты.ру компаниями «Русские фонды» и Orion Capital Advisors. Антон Носик (издатель Ленты.ру) подтвердил этот факт, рассказав, что об этом было объявлено вчера, в первый рабочий день после РИФа, для закрытой инвесторской публики в отеле «Балчуг».

Internet.ru. 21-03-2000[1] 1
Полный текст статьи см. в Приложении.

– Что это за люди – интернетчики? Можешь ли ты их найти? Дорого ли они оценивают свои интернет-компании? Сколько они зарабатывают и зарабатывают ли вообще?

Вопросов было много, и все они посыпались на Юлия, когда он закончил свой короткий рассказ о русском интернете, или Рунете, как стали его уже называть в обиходе.

Ответов на мои вопросы Юлий не знал, но найти эти компании было несложно. И он пообещал организовать мне встречи уже в ближайшие дни.

– И еще… важно переговорить с гуру, – напоследок добавил Юлий. – Есть такие люди в нашем интернете, они все про всех знают. И таких самых главных два: Носик и Тёма Лебедев. Без разговора с ними лучше не начинать.

Первым из них пришел в мой темно-зеленый кабинет поговорить о русском интернете Антон Носик.

Молодой паренек щуплого вида с еврейской кипой на голове. Антон подтвердил все основные тезисы Юлия: про поисковики, почтовики и что-то про новые тренды. В частности, что счетчики типа TOP100, по-видимому, умрут. В Америке они уже неактуальны, хотя в России сейчас рулит именно TOP100 Рамблера.

Антон Носик всех критиковал, уже тогда он считал себя самым умным гуру.

– Главная проблема ТОР100 – накрутки! – возмущался Носик.

Какие-то сайты специально «накручивают» свою посещаемость по счетчику Рамблера, чтобы подняться выше в их рейтинге. Оказывается, быть в тройке или даже в пятерке лидеров этого рейтинга – очень круто. Это была заветная мечта любого русского сайта – оказаться в лидерах ТОР100 в любой категории!

Для меня постепенно открывался целый новый мир.

Оказывается, есть какие-то категории, рейтинги, куда все стремятся попасть. Там люди что-то «накручивают», чтобы быть выше других в этих рейтингах, а я вообще об этом ничего не знал.

Это было для меня – как открытие неведомой дотоле земли!

Но самое поразительное в этом открытии было то, что об этой заветной земле толком не знал никто.

Это было очень странно. Я, как и все мои коллеги по финансовому рынку, ежедневно прочитывал десятки газет и журналов. Там куча журналистов и аналитиков писали о разных рынках, отраслях, компаниях. О нефти, газе, металлах, телекоме – обо всем.

А об интернете никто ничего не писал!

Финансовая пресса в то время вообще не замечала интернет и интернет-компании как таковые. И потому узнать, что у нас в России есть какой-то рейтинг, где десятки категорий и в каждой категории, оказывается, уже бьются за лидерство десятки, а где-то и сотни сайтов – это было сродни открытию Америки!

Сам Антон Носик в тот момент запустил свой новый горячий проект, Лента.ру. За несколько месяцев он вышел в лидеры ТОР100 в разделе СМИ, самом массовом и самом престижном разделе рейтинга русского интернета в те годы. Антон этим очень гордился.

– А кто хозяин твоей Ленты, чьи там деньги? – спросил я.

– Это деньги ФЭПа («Фонд Эффективной Политики». – Прим. ред.) Глеба Павловского, – ответил Антон. – А тот берет их откуда-то из Администрации президента на предвыборные дела.

Глеб Павловский недавно закончил свой очередной «предвыборный» марафон, и Антон помог ему, быстро организовав новостную площадку, Лента.ру. Изначально сайт имел сугубо прикладное значение, через него легче было продвигать в солидные бумажные СМИ нужные новости. Но предвыборная компания уже прошла. Деньги, на нее выделенные, кончились, а сайт с небольшой редакцией остался. Никаких денег этот сайт не зарабатывал, но посещаемость его была огромной.

Три ужасных террористических взрыва в Буйнакске, на улице Гурьянова и Каширском шоссе Москвы в сентябре 1999-го взорвали русский интернет. Все хотели узнать последние и самые горячие новости из первых рук. Бумажные газеты за ними не успевали, и новостная Лента.ру взлетела, став в тот момент одним из основных источников информации, через который все ежеминутно с тревогой следили за происходящим.

К ноябрю ситуация в Москве успокоилась, но посещаемость Ленты оставалась высокой. И Павловскому жалко было закрывать случайно раскрученную интернет-площадку.

– Он готов ее продать? – тут же спросил я Антона.

– Думаю, да, – ответил он и обещал устроить встречу с Глебом Олеговичем.

– А сколько вы зарабатываете? – спросил я у молодого гуру.

– Сейчас ничего, – ответил он. – Но с такой посещаемостью можно постепенно зарабатывать с рекламы, размещая баннеры.

Тут же на пальцах он прикинул, что можно довольно быстро выйти на окупаемость, но гарантировать он это не может. Рекламодателей, готовых платить за баннеры на Ленте, пока нет, их надо искать. Да к тому же нужно увеличивать штат редакции, так как сейчас все работают без выходных.

Было видно, что продуманной или хотя бы какой-то бизнес-модели у Антона нет, но говорил он убедительно.

Через несколько месяцев, когда мы уже владели Рамблером, мы выкупили Ленту.ру у Глеба Павловского за 100 000 долларов, это были тогда большие деньги. Редакция переехала в отдельный офис, однокомнатную квартиру на Тверской. Доходы от баннеров постепенно стали появляться, но росли и расходы. Рекламная модель так и не окупала расходов, но посещаемость все время росла.

Мы пытались скрестить Рамблер с Лентой, встроить новостную площадку в основной портал, но команда Рамблера на дух не переносила заносчивого Антона Носика, и Лента.ру так навсегда и осталась отдельным, независимым и плохо окупаемым новостным ресурсом.

Яндекс.Мейл
(Ноябрь 1999 года)

Мои короткие встречи с Яндексом и Мейлом показали, что их купить я не смогу.

Аркадий Волож был открыт и готов обсуждать возможную сделку, но в тот момент он уже был в продвинутой стадии переговоров с другим инвестором и об этом сразу сказал.

Оказалось, не я один вдруг заинтересовался русским интернетом, был кто-то еще.

Волож озвучил мне примерные условия: ему нужно, чтобы кто-то вложил в компанию сразу порядка 10 млн долларов. Контроль не был в тот момент для него принципиальным. По крайней мере я не уловил это как категорическое требование. Но 10 млн в компанию – это было обязательным условием. При этом по стилю переговоров было видно, что другой, альтернативный инвестор уже почти готов на эти условия, и потому Аркадий не будет двигаться.

Отдать 10 млн сразу за неконтрольный пакет убыточной, хоть и перспективной, компании показалось мне чрезмерным условием. Да у нас и не было в тот момент свободных 10 млн. Было ясно, что тут сделки не будет.

Я понял это сразу, но Воложу сказал, что подумаю и еще вернусь.

Вторым был Женя Голанд, он с друзьями владел тогда только что основанным русским почтовиком Mail.ru. Этот парень недавно сам вернулся из Нью-Йорка, самоуверенно оперировал миллиардами капитализаций подобных американских компаний и сходу стал называть совсем какие-то несусветные цифры по стоимости своего почтовика. При этом он предлагал купить 5 или 10 % компании, не более.

Это было мне точно неинтересно. Как переговорщик Женя Голанд был тяжелым парнем, а как возможный партнер он мне совсем не понравился, и я понял, что и тут сделки не будет.

Но из этих переговоров по Mail.ru я наконец-то узнал, кто еще заинтересовался русским интернетом.

Этим человеком оказался Юра Мильнер, такой же инвестбанкир, как и мы.

Сразу после дефолта 1998-го он ушел из Менатепа, а мы из МФК. Так же как и мы, он пытался понять, что нового есть на рынке. Мы встретились с Юрой тогда в первый раз и поняли, что рыщем по одной поляне.

Мы с Юрой были в то время конкурентами, но ни мы, ни он еще никого не успели купить. Поляна казалась нам свободной, неосвоенной, и потому мы не стали как-то сразу толкаться локтями, а договорились держать контакт. Мы решили обсуждать этот интернет-рынок между собой, чтобы «молодые» интернетчики не разводили нас, «старых» финансистов, завышенными ценами и несбыточными обещаниями.

Но главное в тот момент и для него, и для нас было – кого-нибудь, но все-таки купить!

После всех проведенных встреч я понял, что из возможных вариантов остается только Рамблер.

Эта компания была номером один на рынке, самой интересной и самой интригующей.

Если я хочу войти в этот рынок, остается покупать только их. Но если я с ними не договорюсь, то шанса больше не будет.

Если кого-то покупать в интернете, нужно было покупать ЛИДЕРА. В интернете побеждает только лидер!

Тут нельзя брать номер 5 или 6. Даже 4-й номер – это сомнительно.

Весь куш берет ЛИДЕР!

Возможно, что-то еще останется обладателям серебра или бронзы. Остальным – ничего.

Так было тогда на американском рынке.

– Так будет и у нас в России! – убеждал меня второй модный интернет-гуру, Тёма Лебедев.

Молодой упитанный кудрявый парень, он был самым юным из всех, с кем я тогда увиделся, чтобы понять поляну русского интернета. Тёма был хоть и самым молодым, но оказался самым толковым. Он не говорил о посещаемости, хитах, хостах или капитализации, он говорил о сути!

– Рамблер – большой старый портал с кучей каких-то ненужных картинок на «морде», как старый чемодан, – стал разъяснять свои мысли Артемий. – Но он большой и самый главный в России. Его можно сделать крутым, но там нужно все менять! Прежде всего нужно поменять картинку! К тому моменту Артемий Лебедев сделал дизайн «морды» Яндекса, его главной страницы. Там внизу гордо красовался его фирменный лейбл в виде штрих-кода.

– Аркадий тоже хотел налепить на свою главную страницу кучу всего, но я настоял, чтоб он все убрал! – продолжал Тема. – Теперь главная страница Яндекса – легкая и современная. И сравните это с Рамблером. От него же веет стариной. В этом – вся суть успеха молодого Яндекса. Но и тут предела нет. Я бы вообще убрал с главной страницы все и оставил одну… поисковую строку!

И Тема заговорщицки открыл мне свой лэптоп, где на пустой белой странице в центре лаконично стояла одинокая поисковая строка и кнопка «Искать»!

– Если Рамблер сделает это, он победит! Но Рамблеру до этого далеко, ему для начала нужно хотя бы поменять логотип. С таким логотипом жить нельзя, у него посреди главного слова русская буква «Ы»!

Я взглянул в свой компьютер и действительно только в этот момент увидел посреди английского слова «Rambler»… русскую букву «Ы»!

– С таким логотипом жить нельзя. Его нужно менять, и я готов это сделать! – заявил мне Тёма Лебедев, как будто я уже владел Рамблером, хотя я с ними еще даже не встречался.

– Мы обсудим это с тобой, – договорился я с Лебедевым.

Осталось дело за малым. Нужно было купить Рамблер.

И я стал наводить о них справки. Кто они такие? Откуда взялись?

Оказалось, что это ребята из научной среды, из какого-то НИИ в Пущино.

Я сам учился на физтехе в Жуковском, работал в ЦАГИ и потому интуитивно таких людей, как мне казалось, чувствовал и понимал. Но ни с одним из них я до того момента ни разу не общался и что они хотят – не знал.

Юлий раздобыл о них первую информацию: поисковый движок Рамблера придумал и написал Дима Крюков – к тому моменту уже легенда Рунета. Он же первым придумал и запустил рейтинговую систему ТОР100 для ранжирования популярности русских сайтов, но главным человеком и директором у них был Сергей Лысаков.

Именно с ним я созвонился и пригласил его в наш офис на Трехпрудном переговорить.

Виктор Хуако
(Осень 1999 года)

Виктор Хуако был одним из многих молодых иностранцев, которые приехали покорять Россию в середине 1990-х.

Я с интересом наблюдал за этими экспатами, которые искали у нас счастья и денег. Это не были седые мужи или дети из богатых семей Лондона или Нью-Йорка. Они были такие же, как и мы, простые ребята лет 30–35. У них было хорошее образование, но по разным причинам перспектив у себя на родине они не видели и отправились сюда.

Виктор приехал из Перу. Как-то я спросил его:

– Зачем? Что подтолкнуло тебя покинуть родину и искать счастья где-то далеко?

Он ответил мне примерно так:

– Во-первых, Перу – бедная страна, я не смогу заработать там столько, сколько в Нью-Йорке, Лондоне или Москве. А во-вторых, Россия очень похожа на Перу, мне тут легко и комфортно. Вот, к примеру, ситуация. Если я в Нью-Йорке решу нанять водителя, то должен буду сразу заключить с ним контракт. И там я буду обязан прописать по пунктам все, что он должен делать. С которого часа и по какой. В какой день он работает, а в какой – нет. В России все иначе.

– В России, как и у нас в Перу, есть понятие «барин». Если ты барин, то не нужно все указывать в специальном контракте, ведь всех нюансов взаимоотношений не описать. Водитель же нужен не только, чтобы водить машину, – всегда нужно что-то привезти, выполнить какие-то поручения, задания: и по бизнесу, и по личным делам. В Нью-Йорке это невозможно: там нужно все прописать в контракте. Это не по мне. А в Москве я чувствую себя, как дома! – делился Виктор своими открытиями.

– Но каждый год в декабре, на Рождество, я улетаю к отцу в Перу. Это святое. У нас большая семья, братья и сестры живут в разных городах и странах, но на Крисмас мы все обязательно съезжаемся домой.

Мы с Виктором познакомились в конце 1990-х, еще когда я работал в МФК. Он торговал российскими ГКО (государственные краткосрочные облигации. – Прим. ред.) и искал новые свежие идеи на российском долговом рынке. Мы продавали ему тогда все, что придумывали: товарные векселя «Лукойла», «Алросы», агробонды. Он неплохо на этом зарабатывал и верил во все, что мы ему приносили.

К тому моменту у Виктора была уже своя компания Orion Capital с небольшим, но шикарным офисом в самом центре Москвы – в недавно отреставрированном старом особняке с видом на церковь. За стеклянной перегородкой в общем зале располагались два ряда столов с компьютерами, за которыми сидели несколько трейдеров, русских ребят, и еще несколько теток-американок, которые вели бухгалтерию фонда.

Тогда я часто приезжал к Виктору – узнать, интересны ли ему те или иные бумаги, да и просто поболтать: чем живет рынок? Что покупают иностранцы, что интересно им в России? Виктор отлично понимал американский рынок, знал многих тамошних банкиров и был с ними в постоянном контакте. За эти годы он прочувствовал и российский рынок, но по-русски не читал и не улавливал нюансов и деталей. Ему не хватало контактов, связей, и наши отношения ему были очень важны.

Именно Виктор был первым человеком со стороны, с которым я поделился своей идеей – купить русский интернет. Я хотел узнать у него, будет ли это интересно иностранцам, готовы ли они нас поддержать – хотя бы в будущем.

Эта неожиданная инвестиционная идея ему сразу понравилась, и вскоре мы с ним совершили первую совместную сделку в Рунете.

Виктор поддержал мою идею купить Рамблер, поверил в нее и окунулся в работу с головой. В результате он потратил на эту компанию все деньги, что сумел заработать в России, ему даже пришлось закрыть свою компанию. Он нервничал, переживал, отчаивался от невозможности вернуть вложенное – и в результате, не выдержав испытания временем, с убытком продал свою долю.

Эта продажа от отчаяния и определила в будущем судьбу компании Рамблер.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читать онлайн Как мы покупали русский интернет. Васильев Сергей.

Как мы покупали русский интернет

Все иллюстрации предоставлены автором. Издательство не несет ответственности за иллюстративное наполнение издания.

Руководитель проекта A. Рысляева

Арт-директор Л. Беншуша

Дизайнер М. Грошева

Корректор И. Астапкина

Компьютерная верстка Б. Руссо

© С. Васильев, 2020

© ООО «Интеллектуальная Литература», 2020

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

(Осень 1999 года)

В тот момент, когда я решил купить «русский интернет» – а тогда я воспринимал эту сделку именно так – я вообще толком не знал, что это такое… интернет?!

Это был конец 1999-го, прошел всего год после всеобщего дефолта. Весь рынок зализывал раны, реструктурировал долги. Мы уже успели «Русскими Фондами» что-то заработать на постдефолтных долгах, но больших проектов и доходов на горизонте видно не было.

И мы стали смотреть по сторонам: а что происходит вокруг, за границей? А там, за океаном, в тот момент блистала на бирже Yahoo! и другие абсолютно неизвестные и непонятные нам «интернет-компании». Мы что-то слышали об этом, но что такое интернет-компании – вообще не понимали.

Мы лишь с горечью стали замечать, что Америка забыла о «новой и растущей» России и полностью переключилась на свои собственные, американские доткомы. Они росли на биржах еще быстрее, чем вчера росли русские акции. Именно в этот момент я и задался вопросом: а что у нас с интернетом?

Есть ли у нас вообще хоть какие-то интернет-компании? Что это такое – и как они зарабатывают?

В тот момент я еще не пользовался интернетом. Я закончил физтех, в институте даже что-то программировал, в общем, с компьютером был на ты. Но интернет девяностых, когда он только зарождался в России, жил где-то отдельно от меня.

За все предыдущие годы я заходил во Всемирную паутину всего пару раз. Пытался что-то там посмотреть, найти, но быстро запутывался, не понимал, где и что искать. И потому оставил это занятие как бесполезное и бестолковое.

Я позвонил Юлию, другу-физтеху, коллеге еще по «Тверьуниверсалбанку». Там, у нас в банке, он возглавлял IT-департамент, и потому про этот самый интернет точно должен был хоть что-то знать.

– Знаешь ли ты что-то про интернет? – спросил я его по телефону.

– Конечно, – удивленно ответил он. – А зачем это тебе?

– Секрет, – таинственно сказал я и тут же позвал Юлия приехать.

Мы встретились на Трехпрудном, в моем новом-старом кабинете со стенами плотно-зеленого цвета. Радостно обнялись (мы не виделись после ТУБа уже более трех лет!), и Юлий начал свой рассказ про интернет.

В интернете самое главное – поисковые системы, без них интернет – просто куча мусора. «Поисковики» – это номер один. Вот, к примеру в Америке, это – Yahoo!.

– Стоп! – остановил я рассказ Юлия. – Так Yahoo! – это поисковик? – заинтригованно переспросил я.

– Ну да, – спокойно ответил Юлий.

– Тот самый Yahoo! который стоит сейчас 100 млрд долларов?! – недоверчиво уточнял я.

– Ну, я точно не знаю, – отвечал Юлий. – Но это у них сейчас главная фишка на бирже.

– А у нас в России сейчас есть такие поисковики? – тихим заговорщицким тоном переспросил я.

– Главный – это Рамблер! Это самый первый поисковик, который возник в России еще лет пять назад, – стал разъяснять мне ситуацию Юлий. – Кроме того, в Рамблере есть еще TOP100. Он даже круче, чем поисковик. Это счетчик, он расставляет все сайты по типу рейтинга в своем TOP100, и можно сразу, без всякого поиска, найти самые посещаемые сейчас сайты, да еще и в разных категориях. В общем, этот их TOP100 – отдельная фишка!

– А кроме Рамблера, есть что-то еще?

– Да, есть еще Яндекс. Они – молодые, новые, но считается, что они уже лучше Рамблера.

– А чем они лучше? – стал уточнять я.

– Ну… считается, что они лучше «ищут».

– Толком это никто подтвердить не может, но в тусовке считается, что Рамблер устарел, а Яндекс – круче!

Во как! Оказывается, у нас в России есть что-то, что уже устарело. Есть что-то, что его обгоняет, а я вообще ничего не знаю ни про то, ни про другое!

– Это как так? – стал недоверчиво уточнять я.

– Согласен, все это очень относительно. Вся гонка еще впереди, – говорил Юлий. – Тут самое главное, что наш интернет-рынок в самом начале, у нас не более 1 % населения в интернете, а в Америке уже то ли 30 %, то ли 40 %. Вот потому там и бум.

– А когда начинается бум? При каких цифрах проникновения?

– Говорят, когда проникновение интернета достигает цифры в 10 % от населения, начинается бум!

– То есть нам еще нужно вырасти в 10 раз – до бума?

– Да. Но это все происходит очень быстро. Сейчас проникновение интернета в России идет с удвоением каждый год!

Запах этих цифр уже в ту минуту стал будоражить. Юлий называл мне цифры, термины, тренды спокойно и без эмоций, еще не понимая всю глубину интриги, которая во мне закипала.

А я почувствовал в тот момент, что напал на новую золотую жилу.

Все эти цифры – «удвоение в год», «10 % населения страны», «100 млрд долларов в Нью-Йорке» – все это вмиг возбудило сознание!

– А что еще есть, кроме поисковиков, в интернете? Зачем он вообще нужен, этот интернет? – продолжал я приставать с вопросами.

– Еще есть почта. Почта – это тоже очень важно! Вторая тема, за которой люди идут в Сеть, – почта и пересылка писем, мейлов. Поэтому есть почтовики, то есть почтовые компании.

У нас в России из таких лидеров – Mail.ru, их компания так и называется. Почта у них плохая, но адрес у почтовика крутой, и все открывают свои ящики у них.

– Юлий, мне нужно всех их найти, – остановил я рассказ товарища. – Я хочу их купить! – тут же я обозначил ему свою цель.

Мы сидели с Юлием в глубоких кожаных креслах и пристально смотрели друг на друга.

Мысль еще не оформилась в окончательный план, но он начал уже созревать…

(Ноябрь 1999 года)

Internet Holding Company купила Ленту.ру

Сегодня американская газета Wall Street Journal сообщила о покупке контрольного пакета акций Ленты.ру компаниями «Русские фонды» и Orion Capital Advisors. Антон Носик (издатель Ленты.ру) подтвердил этот факт, рассказав, что об этом было объявлено вчера, в первый рабочий день после РИФа, для закрытой инвесторской публики в отеле «Балчуг».

– Что это за люди – интернетчики? Можешь ли ты их найти? Дорого ли они оценивают свои интернет-компании? Сколько они зарабатывают и зарабатывают ли вообще?

Вопросов было много, и все они посыпались на Юлия, когда он закончил свой короткий рассказ о русском интернете, или Рунете, как стали его уже называть в обиходе.

Ответов на мои вопросы Юлий не знал, но найти эти компании было несложно. И он пообещал организовать мне встречи уже в ближайшие дни.

– И еще… важно переговорить с гуру, – напоследок добавил Юлий. – Есть такие люди в нашем интернете, они все про всех знают. И таких самых главных два: Носик и Тёма Лебедев. Без разговора с ними лучше не начинать.

Первым из них пришел в мой темно-зеленый кабинет поговорить о русском интернете Антон Носик.

Молодой паренек щуплого вида с еврейской кипой на голове. Антон подтвердил все основные тезисы Юлия: про поисковики, почтовики и что-то про новые тренды. В частности, что счетчики типа TOP100, по-видимому, умрут. В Америке они уже неактуальны, хотя в России сейчас рулит именно TOP100 Рамблера.

Антон Носик всех критиковал, уже тогда он считал себя самым умным гуру.

– Главная проблема ТОР100 – накрутки! – возмущался Носик.

Какие-то сайты специально «накручивают» свою посещаемость по счетчику Рамблера, чтобы подняться выше в их рейтинге. Оказывается, быть в тройке или даже в пятерке лидеров этого рейтинга – очень круто. Это была заветная мечта любого русского сайта – оказаться в лидерах ТОР100 в любой категории!

Для меня постепенно открывался целый новый мир.

Оказывается, есть какие-то категории, рейтинги, куда все стремятся попасть. Там люди что-то «накручивают», чтобы быть выше других в этих рейтингах, а я вообще об этом ничего не знал.

Это было для меня – как открытие неведомой дотоле земли!

Но самое поразительное в этом открытии было то, что об этой заветной земле толком не знал никто.

Это было очень странно. Я, как и все мои коллеги по финансовому рынку, ежедневно прочитывал десятки газет и журналов. Там куча журналистов и аналитиков писали о разных рынках, отраслях, компаниях. О нефти, газе, металлах, телекоме – обо всем.

А об интернете никто ничего не писал!

Финансовая пресса в то время вообще не замечала интернет и интернет-компании как таковые. И потому узнать, что у нас в России есть какой-то рейтинг, где десятки категорий и в каждой категории, оказывается, уже бьются за лидерство десятки, а где-то и сотни сайтов – это было сродни открытию Америки!

Сам Антон Носик в тот момент запустил свой новый горячий проект, Лента.ру. За несколько месяцев он вышел в лидеры ТОР100 в разделе СМИ, самом массовом и самом престижном разделе рейтинга русского интернета в те годы. Антон этим очень гордился.

– А кто хозяин твоей Ленты, чьи там деньги? – спросил я.

– Это деньги ФЭПа («Фонд Эффективной Политики». – Прим. ред. ) Глеба Павловского, – ответил Антон. – А тот берет их откуда-то из Администрации президента на предвыборные дела.

Глеб Павловский недавно закончил свой очередной «предвыборный» марафон, и Антон помог ему, быстро организовав новостную площадку, Лента.ру. Изначально сайт имел сугубо прикладное значение, через него легче было продвигать в солидные бумажные СМИ нужные новости. Но предвыборная компания уже прошла. Деньги, на нее выделенные, кончились, а сайт с небольшой редакцией остался. Никаких денег этот сайт не зарабатывал, но посещаемость его была огромной.

Три ужасных террористических взрыва в Буйнакске, на улице Гурьянова и Каширском шоссе Москвы в сентябре 1999-го взорвали русский интернет. Все хотели узнать последние и самые горячие новости из первых рук. Бумажные газеты за ними не успевали, и новостная Лента.ру взлетела, став в тот момент одним из основных источников информации, через который все ежеминутно с тревогой следили за происходящим.

К ноябрю ситуация в Москве успокоилась, но посещаемость Ленты оставалась высокой. И Павловскому жалко было закрывать случайно раскрученную интернет-площадку.

– Он готов ее продать? – тут же спросил я Антона.

– Думаю, да, – ответил он и обещал устроить встречу с Глебом Олеговичем.

– А сколько вы зарабатываете? – спросил я у молодого гуру.

– Сейчас ничего, – ответил он. – Но с такой посещаемостью можно постепенно зарабатывать с рекламы, размещая баннеры.

Тут же на пальцах он прикинул, что можно довольно быстро выйти на окупаемость, но гарантировать он это не может. Рекламодателей, готовых платить за баннеры на Ленте, пока нет, их надо искать. Да к тому же нужно увеличивать штат редакции, так как сейчас все работают без выходных.

Было видно, что продуманной или хотя бы какой-то бизнес-модели у Антона нет, но говорил он убедительно.

P. S.

Через несколько месяцев, когда мы уже владели Рамблером, мы выкупили Ленту.ру у Глеба Павловского за 100 000 долларов, это были тогда большие деньги. Редакция переехала в отдельный офис, однокомнатную квартиру на Тверской. Доходы от баннеров постепенно стали появляться, но росли и расходы. Рекламная модель так и не окупала расходов, но посещаемость все время росла.

Мы пытались скрестить Рамблер с Лентой, встроить новостную площадку в основной портал, но команда Рамблера на дух не переносила заносчивого Антона Носика, и Лента.ру так навсегда и осталась отдельным, независимым и плохо окупаемым новостным ресурсом.

(Ноябрь 1999 года)

Мои короткие встречи с Яндексом и Мейлом показали, что их купить я не смогу.

Аркадий Волож был открыт и готов обсуждать возможную сделку, но в тот момент он уже был в продвинутой стадии переговоров с другим инвестором и об этом сразу сказал.

Оказалось, не я один вдруг заинтересовался русским интернетом, был кто-то еще.

Волож озвучил мне примерные условия: ему нужно, чтобы кто-то вложил в компанию сразу порядка 10 млн долларов. Контроль не был в тот момент для него принципиальным. По крайней мере я не уловил это как категорическое требование. Но 10 млн в компанию – это было обязательным условием. При этом по стилю переговоров было видно, что другой, альтернативный инвестор уже почти готов на эти условия, и потому Аркадий не будет двигаться.

Отдать 10 млн сразу за неконтрольный пакет убыточной, хоть и перспективной, компании показалось мне чрезмерным условием. Да у нас и не было в тот момент свободных 10 млн. Было ясно, что тут сделки не будет.

Я понял это сразу, но Воложу сказал, что подумаю и еще вернусь.

Вторым был Женя Голанд, он с друзьями владел тогда только что основанным русским почтовиком Mail.ru. Этот парень недавно сам вернулся из Нью-Йорка, самоуверенно оперировал миллиардами капитализаций подобных американских компаний и сходу стал называть совсем какие-то несусветные цифры по стоимости своего почтовика. При этом он предлагал купить 5 или 10 % компании, не более.

Это было мне точно неинтересно. Как переговорщик Женя Голанд был тяжелым парнем, а как возможный партнер он мне совсем не понравился, и я понял, что и тут сделки не будет.

Но из этих переговоров по Mail.ru я наконец-то узнал, кто еще заинтересовался русским интернетом.

Этим человеком оказался Юра Мильнер, такой же инвестбанкир, как и мы.

Сразу после дефолта 1998-го он ушел из Менатепа, а мы из МФК. Так же как и мы, он пытался понять, что нового есть на рынке. Мы встретились с Юрой тогда в первый раз и поняли, что рыщем по одной поляне.

Мы с Юрой были в то время конкурентами, но ни мы, ни он еще никого не успели купить. Поляна казалась нам свободной, неосвоенной, и потому мы не стали как-то сразу толкаться локтями, а договорились держать контакт. Мы решили обсуждать этот интернет-рынок между собой, чтобы «молодые» интернетчики не разводили нас, «старых» финансистов, завышенными ценами и несбыточными обещаниями.

Но главное в тот момент и для него, и для нас было – кого-нибудь, но все-таки купить!

После всех проведенных встреч я понял, что из возможных вариантов остается только Рамблер.

Эта компания была номером один на рынке, самой интересной и самой интригующей.

Если я хочу войти в этот рынок, остается покупать только их. Но если я с ними не договорюсь, то шанса больше не будет.

Если кого-то покупать в интернете, нужно было покупать ЛИДЕРА. В интернете побеждает только лидер!

Тут нельзя брать номер 5 или 6. Даже 4-й номер – это сомнительно.

Весь куш берет ЛИДЕР!

Возможно, что-то еще останется обладателям серебра или бронзы. Остальным – ничего.

Так было тогда на американском рынке.

– Так будет и у нас в России! – убеждал меня второй модный интернет-гуру, Тёма Лебедев.

Молодой упитанный кудрявый парень, он был самым юным из всех, с кем я тогда увиделся, чтобы понять поляну русского интернета. Тёма был хоть и самым молодым, но оказался самым толковым. Он не говорил о посещаемости, хитах, хостах или капитализации, он говорил о сути!

– Рамблер – большой старый портал с кучей каких-то ненужных картинок на «морде», как старый чемодан, – стал разъяснять свои мысли Артемий. – Но он большой и самый главный в России. Его можно сделать крутым, но там нужно все менять! Прежде всего нужно поменять картинку! К тому моменту Артемий Лебедев сделал дизайн «морды» Яндекса, его главной страницы. Там внизу гордо красовался его фирменный лейбл в виде штрих-кода.

– Аркадий тоже хотел налепить на свою главную страницу кучу всего, но я настоял, чтоб он все убрал! – продолжал Тема. – Теперь главная страница Яндекса – легкая и современная. И сравните это с Рамблером. От него же веет стариной. В этом – вся суть успеха молодого Яндекса. Но и тут предела нет. Я бы вообще убрал с главной страницы все и оставил одну… поисковую строку!

И Тема заговорщицки открыл мне свой лэптоп, где на пустой белой странице в центре лаконично стояла одинокая поисковая строка и кнопка «Искать»!

– Если Рамблер сделает это, он победит! Но Рамблеру до этого далеко, ему для начала нужно хотя бы поменять логотип. С таким логотипом жить нельзя, у него посреди главного слова русская буква «Ы»!

Я взглянул в свой компьютер и действительно только в этот момент увидел посреди английского слова «Rambler»… русскую букву «Ы»!

– С таким логотипом жить нельзя. Его нужно менять, и я готов это сделать! – заявил мне Тёма Лебедев, как будто я уже владел Рамблером, хотя я с ними еще даже не встречался.

– Мы обсудим это с тобой, – договорился я с Лебедевым.

Осталось дело за малым. Нужно было купить Рамблер.

И я стал наводить о них справки. Кто они такие? Откуда взялись?

Оказалось, что это ребята из научной среды, из какого-то НИИ в Пущино.

Я сам учился на физтехе в Жуковском, работал в ЦАГИ и потому интуитивно таких людей, как мне казалось, чувствовал и понимал. Но ни с одним из них я до того момента ни разу не общался и что они хотят – не знал.

Юлий раздобыл о них первую информацию: поисковый движок Рамблера придумал и написал Дима Крюков – к тому моменту уже легенда Рунета. Он же первым придумал и запустил рейтинговую систему ТОР100 для ранжирования популярности русских сайтов, но главным человеком и директором у них был Сергей Лысаков.

Именно с ним я созвонился и пригласил его в наш офис на Трехпрудном переговорить.

(Осень 1999 года)

Виктор Хуако был одним из многих молодых иностранцев, которые приехали покорять Россию в середине 1990-х.

Я с интересом наблюдал за этими экспатами, которые искали у нас счастья и денег. Это не были седые мужи или дети из богатых семей Лондона или Нью-Йорка. Они были такие же, как и мы, простые ребята лет 30–35. У них было хорошее образование, но по разным причинам перспектив у себя на родине они не видели и отправились сюда.

Виктор приехал из Перу. Как-то я спросил его:

– Зачем? Что подтолкнуло тебя покинуть родину и искать счастья где-то далеко?

Он ответил мне примерно так:

– Во-первых, Перу – бедная страна, я не смогу заработать там столько, сколько в Нью-Йорке, Лондоне или Москве. А во-вторых, Россия очень похожа на Перу, мне тут легко и комфортно. Вот, к примеру, ситуация. Если я в Нью-Йорке решу нанять водителя, то должен буду сразу заключить с ним контракт. И там я буду обязан прописать по пунктам все, что он должен делать. С которого часа и по какой. В какой день он работает, а в какой – нет. В России все иначе.

– В России, как и у нас в Перу, есть понятие «барин». Если ты барин, то не нужно все указывать в специальном контракте, ведь всех нюансов взаимоотношений не описать. Водитель же нужен не только, чтобы водить машину, – всегда нужно что-то привезти, выполнить какие-то поручения, задания: и по бизнесу, и по личным делам. В Нью-Йорке это невозможно: там нужно все прописать в контракте. Это не по мне. А в Москве я чувствую себя, как дома! – делился Виктор своими открытиями.

– Но каждый год в декабре, на Рождество, я улетаю к отцу в Перу. Это святое. У нас большая семья, братья и сестры живут в разных городах и странах, но на Крисмас мы все обязательно съезжаемся домой.

Мы с Виктором познакомились в конце 1990-х, еще когда я работал в МФК. Он торговал российскими ГКО (государственные краткосрочные облигации. – Прим. ред .) и искал новые свежие идеи на российском долговом рынке. Мы продавали ему тогда все, что придумывали: товарные векселя «Лукойла», «Алросы», агробонды. Он неплохо на этом зарабатывал и верил во все, что мы ему приносили.

К тому моменту у Виктора была уже своя компания Orion Capital с небольшим, но шикарным офисом в самом центре Москвы – в недавно отреставрированном старом особняке с видом на церковь. За стеклянной перегородкой в общем зале располагались два ряда столов с компьютерами, за которыми сидели несколько трейдеров, русских ребят, и еще несколько теток-американок, которые вели бухгалтерию фонда.

Тогда я часто приезжал к Виктору – узнать, интересны ли ему те или иные бумаги, да и просто поболтать: чем живет рынок? Что покупают иностранцы, что интересно им в России? Виктор отлично понимал американский рынок, знал многих тамошних банкиров и был с ними в постоянном контакте. За эти годы он прочувствовал и российский рынок, но по-русски не читал и не улавливал нюансов и деталей. Ему не хватало контактов, связей, и наши отношения ему были очень важны.

Именно Виктор был первым человеком со стороны, с которым я поделился своей идеей – купить русский интернет. Я хотел узнать у него, будет ли это интересно иностранцам, готовы ли они нас поддержать – хотя бы в будущем.

Эта неожиданная инвестиционная идея ему сразу понравилась, и вскоре мы с ним совершили первую совместную сделку в Рунете.

P. S.

Виктор поддержал мою идею купить Рамблер, поверил в нее и окунулся в работу с головой. В результате он потратил на эту компанию все деньги, что сумел заработать в России, ему даже пришлось закрыть свою компанию. Он нервничал, переживал, отчаивался от невозможности вернуть вложенное – и в результате, не выдержав испытания временем, с убытком продал свою долю.

Эта продажа от отчаяния и определила в будущем судьбу компании Рамблер.

(Декабрь 1999 года)

Деньги для Рунета

В российском Интернете произошла весьма крупная инвестиционная сделка. Ее объектом стал популярный интернет-каталог и поисковая система Rambler. В роли инвесторов выступил консорциум из двух инвестиционных компаний – «Русские фонды» и Orion Capital Advisors, – готовых потратить на эту и последующие сделки в Рунете около $30 млн.[2]

Я в нетерпении ждал Сергея Лысакова в своем кабинете, периодически подходя к окну.

Я хотел увидеть этого человека еще до того, как он зайдет ко мне.

Как он выглядит? Чего он хочет?

К тому моменту, когда состоялась наша первая встреча, я уже с головой погрузился в русский интернет и был взбудоражен его возможностями и перспективами. Мне казалось тогда, что я познал какую-то тайну, еще непонятую другими. Это было сродни открытию! Эмоции были так сильны, что хотелось об этом всем рассказать.

Но сделки еще не было! И потому эмоции нужно было спрятать.

По переулку шел высокий худощавый мужчина, уже немолодой, чуть лысоватый, с обыкновенным рюкзаком или каким-то портфелем на ремне через плечо.

Сергей оказался очень приятным в общении человеком. Он был прост, но из разговора сразу стало понятно, что он и его партнеры по Рамблеру довольно хорошо понимают богатство и перспективы, которыми обладают. Лысаков вполне точно оперировал цифрами капитализаций Yahoo! в Америке и других подобных компаний в Европе. Человек он был без понтов, не столичный, но четко осознающий, чего хочет.

Перспективы Рамблера он уже видел, но, чтобы реализовать эти перспективы, им необходимы были деньги! Деньги на развитие.

– А сколько нужно? – тут же спросил я.

Сергей сразу не смог ответить, им нужно еще составить подробный бизнес-план. Но примерную сумму он назвал.

– Нам понадобится около 10 млн долларов, но не сразу, а постепенно, в течение нескольких лет.

Это замечание мне понравилось. 10 млн долларов свободными в тот момент у нас не было. Но постепенно, в рассрочку, эту сумму мы бы осилили.

В этот момент я понял, что сделка возможна. Мы сможем договориться!

Нужно только было как-то убедить Сергея, что такие деньги у нас есть, и мы вложим их в Рамблер.

Встреча была недолгой, и мы договорились о следующей, чтобы продолжить разговор. Но в заключение Лысаков, чуть заикаясь и как бы извиняясь, стал говорить, что какую-то сумму они хотели бы получить сразу, на руки.

– О какой сумме может быть разговор? – спросил я Сергея.

Он, потупив взгляд, назвал сумму в 1 млн долларов. Было видно, что сумма эта была для него огромной, он никогда таких денег не видел, но без нее сделки не будет.

Этот cash out[3] им, создателям Рамблера, был очень важен! Именно в тот день я впервые понял значение «cash out». Точнее, я уловил, насколько он нужен для таких сделок.

В тот день я понял точно – если я хочу, чтобы сделка состоялась, обязательно нужен cash out! Можно было торговаться по сумме инвестиций в компанию, по срокам и условиям сделки, по деталям бизнес-плана, но cash out будет ключевым элементом.

Я не стал сразу подтверждать Сергею нашу готовность на cash out, но внутренне сразу это принял.

Лысаков мимоходом упомянул про 1 млн долларов. Это была и для нас тогда существенная сумма, но она у нас была, и потому я понял, что сделка будет.

Сразу после этой встречи я позвонил Хуако и поехал к нему переговорить.

Я сходу спросил Виктора, что он вообще думает об интернете? Виктор удивился вопросу, ответил, что тема эта на Западе очень горячая и крутая, но все это где-то далеко… в Нью-Йорке.

– А что ты думаешь о русском интернете? – задал я следующий вопрос Виктору.

Он на мгновение задумался и пристально стал смотреть на меня. О русском интернете он вообще ничего не знал и даже не слышал о нем. Виктор вполне сносно говорил по-русски, все хорошо понимал, но читал плохо. В общем, русского интернета он не знал, но сразу почувствовал, что тут горячо, и сразу ответил:

Он подтвердил мне свою готовность идти с нами в проект, когда я в двух словах рассказал ему суть своего замысла. Тут же мы и договорились, что пойдем вместе в долях 50/50.

– Нужно будет выплатить основателям Рамблера cash out в 1 млн, то есть по 500 000 долларов – мы и ты, – прояснил я Виктору финансовую математику сделки.

И потом в течение нескольких лет мы должны совместно вложить еще 10 млн, каждый по 5 млн. Виктор попытался поторговаться, но я уверенно ему сказал, что уже торгов убрать рекламу

аться некуда, дешевле нам не купить!

Я перезвонил Лысакову, и мы условились пообедать уже втроем: я, Виктор и он.

Это произошло в только что открытом модном ресторане «Пушкин» на Тверском бульваре.

Там мы обо всем окончательно и договорились.

Наш консорциум, «Русские Фонды» и Orion Capital, купит контрольный пакет Рамблера (50 % + 1 акция) за 1 млн cash out и наше обязательство вложить в течение нескольких лет в компанию 10 млн долларов по совместно утвержденному бизнес-плану. Лысаков останется генеральным директором, а я возглавлю совет директоров.

Близился Новый год, и мы спешили закрыть эту знаковую сделку до католического Рождества. Виктор улетал к себе в Перу, а я с семьей – кататься на лыжах в Куршевель. Где-то под Рождество мы собрались торжественно подписать этот исторический договор в офисе юридической конторы, которая оформляла сделку, и под звон бокалов шампанского передали наличными 1 млн долларов.

Так мы и стали обладателями контрольного пакета Рамблера.

P. S.

А через несколько дней в новогоднюю ночь Ельцин назначит своим преемником Владимира Путина и начнется новый XXI век.

(Декабрь 1999–январь 2000 года)

Как только мы договорились с Лысаковым о сделке, я поехал в Пущино посмотреть, где и как они работают.

Это было огромное здание старого советского НИИ. Там, среди сотен облупленных кабинетов и бесконечных коридоров, в нескольких комнатах и располагалась компания Рамблер.

Из команды я увидел только Сергея Лысакова и того самого легендарного Диму Крюкова, который написал поисковик Рамблера. Он оказался простым компанейским парнем с плохо выбритой щетиной. По виду молодой ученый, турист-походник, КСПшник из семидесятых. Я не знаю точно, но, мне кажется, Дима назвал своего поискового робота именно в честь себя.

Rambler в переводе с английского – бродяга!

Он был очень на него похож.

Кроме этих двух главных людей, в команде было еще несколько человек, не считая женщин, отвечавших за бухгалтерию и счета.

Собственно, как таковой команды я не увидел, и Сергей сразу честно признался – команды нет. Ее нужно создавать.

Выяснилось, что нет и самой компании в юридическом смысле. Точнее, было какое-то ООО (общество с ограниченной ответственностью), на счета которого приходили небольшие платежи за редкие рекламные баннеры на главной странице портала.

– Но это ООО лучше бы закрыть. Для чистоты лучше все начинать с нуля! – тут же предложил Лысаков.

Выяснилось, что нет и четко описанного софта, программных кодов, которые и составляют обычно ценность любой интернет-компании. Команда Рамблера, ее создатели, сидя в старых кабинетах пущинского НИИ, делали все это на коленке, по-домашнему, для себя, не заботясь о юридических и прочих формальностях. Домен был оформлен на одну контору, баннеры продавали от другой, а софт не был оформлен вообще. Это чуть смутило Виктора, но меня не удивило.

Мы приняли это как данность и взялись оформлять все документы с нуля.

Юридически компания «Рамблер» была создана именно тогда, в начале 2000 года, хотя сам Рамблер был к тому времени уже самым популярным поисковиком и вообще самым посещаемым сайтом Рунета, а его движок крутился еще с 1995-го.

Лысаков сформулировал на ближайшее время три основные задачи.

Первая – искать новый офис в Москве: лидер русского интернета должен располагаться где-то в столице, в центре. Пущино для его и наших амбиций уже не годился.

Второе – команда. Нужно искать новых людей.

– Старой немногочисленной командой с грандиозными задачами освоения российского интернета нам не справиться, – сразу сказал Лысаков.

Это виделось ему тогда самой принципиальной и важной задачей, и мы с этим тоже согласились. На рынке начиналась гонка между основными игроками: Рамблером, Яндексом и Мейлом.

– Эту гонку нельзя проиграть! Нам нужны люди.

И третье – формирование юридической структуры. За это взялись мы с Виктором.

Довольно быстро Сергей нашел место под офис в научном парке МГУ. Лидер российского интернета на площадях флагмана российского высшего образования – это звучало круто.

Была представлена и новая команда, точнее, много разных подкоманд, где главным человеком Сергей назвал Игоря Ашманова.

– Это профессионалы в морфологии языка и вообще поиска. Именно они смогут укрепить наше лидерство, – сказал нам Лысаков.

Ашманова я не знал, как не знал и людей интернет-тусовки вообще, я только начинал тогда с ней знакомиться. Но Игорь показался мне адекватным человеком, а главное, он сразу принес толстую презентацию – план, что нужно делать!

С этих трех задач и началось строительство компании Рамблер.

Лысаков занялся ремонтом помещений в научном парке МГУ, покупкой мебели, покраской стен.

Ашманов рисовал планы развития и захватов рынка.

А мы занялись юридическим структурированием ОАО «Рамблер Интернет Холдинг».

P. S.

Отметив Новый год, мы семьей улетали кататься на лыжах. Я сидел в самолете с толстой папкой ашмановского бизнес-плана: как построить большой ПОРТАЛ, центральное главное место русского интернета! Мы взлетали над облаками, и мои мысли уходили куда-то в даль интернета, в необъятные его перспективы.

На ближайшие два года я с головой погрузился, точнее, улетел в космос российского интернета с его хитами и хостами, пейджвьюсами и рейтингами… с его интригами и дебрями, техническими сложностями и проблемами монетизации.

Это полностью изменило мою жизнь. Я ушел в интернет.

(Январь – февраль 2000 года)

Кто станет русским Yahoo!?

Создание консорциума «Русские фонды – Orion Capital Advisors» с целью инвестирования в отечественные интернет-проекты – пока самое значимое для российского Интернета событие в этом году. Два довольно известных на нашем рынке инвестора обратили внимание на Сеть. Причем внимание, вроде бы подкрепленное солидными финансами.

– …До сих пор никто не спешил вкладывать в российский Интернет. Почему Вы решили, то этот рынок уже созрел для инвестиций?

Рамблер – русский Yahoo!

– Такой месседж мы должны внедрить в сознание российской аудитории, – наставлял я Мишу Ханова, нашего нового главу PR, которого мы переманили из агентства «Михайлов и партнеры» продвигать в медийное пространство бренд Рамблера и Рунета в целом.

– Мы должны застолбить в сознании нашего рынка, в головах прессы, инвесторов, всех, что Рамблер – № 1.

В то время капитализация американской компании Yahoo! лидера интернет-индустрии, перевалила за 100 млрд долларов, это была фишка № 1, абсолютный и беспрекословный лидер. В Yahoo! было все: поиск, каталог, почта и куча разных разделов о финансах, спорте, развлечениях. Это был огромный горизонтальный портал, центральное место американского и мирового интернета конца 90-х и начала нулевых. Тут уже раскручивалась интернет-торговля, начали по-новому преображаться СМИ.

Yahoo! – главный сайт, на который с завистью и восхищением смотрели Европа и весь мир. Все европейские страны в тот момент пытались копировать модель Yahoo! и делать свои собственные центральные порталы. Это было во Франции, в Германии, Италии и даже в Англии, где, как и в Америке, говорили на английском языке.

Но в Yahoo! не стояли на месте, и к концу 90-х во всех европейских странах были открыты их порталы-клоны на родных для европейцев языках: немецком, французском, итальянском и даже отдельный Yahoo! для Великобритании. Модель работы, огромные ресурсы и деньги, которые уже были у американской компании, позволили им быстро стать лидерами во всей Европе и в каждой стране отдельно. Они были лидерами по посещаемости и во Франции, и в Германии.

Но в России на тот момент было не так.

У нас безусловным лидером оставался Рамблер.

У американцев еще не дошли руки сделать русскоязычный клон, а их поиск по кириллице совсем хромал.

И мы ринулись в бой: строить главный портал страны, свой собственный. Не американский, а наш, родной.

Первое – нужно запустить ПОЧТУ!

Этот сервис был основным магнитом и внутри Yahoo!. А в Рамблере в тот момент почты не было вообще. Нужны и другие коммуникационные разделы: форум, чат.

На запуск почты Лысаков выделил своего основного человека, второго после Крюкова, и тот пошел вгрызаться в этот непростой с технологической точки зрения проект. А посещаемость Рамблера в те годы была уже такой, что превышала посещаемость любого немецкого, французского или итальянского сайта, и потому построить современную легкую и быструю почту было непростой задачей.

Далее – тематические разделы. К тому моменту такие разделы портала Yahoo! как Finance, Sport, News, были самыми популярными в интернете. Я сам до того времени, если и знал что-то в Cети, то это были именно разделы в Yahoo!.

На эту задачу Сергей привлек отдельную команду. Тут они решили строить ШИНУ – общую платформу для создания и управления контентными проектами портала. Действительно, все разделы Yahoo! работали по единым принципам с внешними поставщиками контента и общей платформой. Эта задача не виделась сложной.

Смотри, как сделано в Yahoo! и делай так же.

Были, конечно, различия в предпочтениях русской и американской или европейской аудиторий, но конечная картинка была всем понятна. И ребята взялись за ее воплощение.

И наконец – ПОИСК.

Проблемы с поисковым движком Рамблера, написанным Крюковым уже давно, были очевидны. Тут не хватало многого. Не хватало самих серверов, оборудования, железа, так как количество поисковых запросов непрерывно росло вместе с быстрым ростом Рунета. Но главное, нужно было перестраивать внутренние мозги, саму кухню поискового движка.

По качеству поиска в тот момент Рамблер не очень уступал Яндексу и был точно лучше поисковой машины Yahoo!. Американцы хорошо искали по англоязычному интернету, а русской кириллицы еще толком не понимали. Тут мы точно их обгоняли. Было видно, что у нас есть запас времени, и американскому Yahoo! мы не уступим. Нужно было только следить за Яндексом, там ребята сделали своего поискового робота, не хуже нашего рамблеровского.

Только в начале 2000-го на горизонте появилась поисковая машинка Google.

Они еще только взлетали, никто их не знал. Но редкие специалисты уже с интересом заходили на эту странную пустую страницу, без надоедавших рекламных баннеров и вообще без всяких разделов, где была только одинокая поисковая строка.

Нужен ли людям сайт с одинокой поисковой строкой?

В тот момент это было не очевидно.

Скорее казалось, что они так делают от бедности, от невозможности повторить модель Yahoo! и наполнить сайт мощным и ярким контентом. Но первые же попытки что-то поискать через Google впечатляли. Мусора было меньше и попадания в цель были намного чаще.

Это заставляло задуматься, но еще не подвергало сомнению общую концепцию построения портала, где в центре будет поиск и куча разнообразных разделов.

Но поиск точно нужно улучшать – и за это взялся Ашманов.

Работа закипела, и Лысаков с командой обещали, что месяца через три-четыре, максимум через полгода, мы увидим результат – новый современный Рамблер.

Главное место русского интернета.

P. S.

Злая шутка истории заключается в том, что мы в точности и повторили путь американского Yahoo! с его потерей лидерства, частой сменой команд и стратегий развития.

В тот момент, когда мы купили Рамблер, капитализация Yahoo! была свыше 100 млрд долларов. Это был безусловный лидер и всеобщий пример для подражания.

Но уже через год Yahoo! проиграет Google в поисковой гонке, из компании уйдет основатель, и начнется бесконечная череда смены менеджмента. Капитализация Yahoo! упадет в 10 раз, потом чуть поднимется. Компания научится зарабатывать прибыль, останется одним из важных интернет-игроков, но лидерство в американском и мировом интернете будет потеряно безвозвратно.

(Весна 2000 года)

Yandex.ru получил инвестора

Консорциум ru-Net Holdings, уже отметившийся в Рунете покупкой электронного магазина «о3он», сделал очередное приобретение. Он стал владельцем 35,72 % акций российского поискового сайта Yandex.ru. Сумма сделки составила $5,28 млн.

NetBridge инвестирует 6 миллионов долларов в проекты «Лист.ру»

18 мая компании netBridge и «Лист.ру» объявили о начале стратегического сотрудничества, направленного на расширение бизнеса компаний в российском сегменте сети Интернет. В рамках соглашения netBridge инвестирует 6 миллионов долларов в проекты «Лист.ру».

Покупка нами контрольного пакета Рамблера запустила инвестиционный бум в Рунете.

Но длился этот бум недолго, всего квартал.

За первые три месяца 2000-го Ru-Net Holdings купил треть Яндекса, а Юрий Мильнер выкупил каталог List.ru и запустил еще пару новых проектов типа Molotok и Boom.

В печати зазвучали цифры с шестью нулями, в воздухе запахло деньгами.

Первое, что меня удивило после объявления об этих сделках, это реакция российской «прогрессивной» общественности из компьютерной и финансовой тусовок. Вместо того чтобы поддержать рискующих инвесторов или хотя бы обрадоваться наконец-то прорвавшемуся в Рунет денежному потоку, нас начали критиковать.

Из таких критиков я запомнил троих: Карачинского из IBS, Дергунову из московского представительства Microsoft и Рубена Варданяна из «Тройки Диалог».

Особо рьяно возмущался Карачинский:

– Это – МММ! Молодые интернетчики надувают общественность и инвесторов пустыми обещаниями, рисуя несбыточные бизнес-планы.

Его можно было понять.

Карачинский уже около 10 лет строил свою компьютерную империю, считая себя основным человеком на российском рынке IT-технологий. И тут вдруг появляются какие-то черти из табакерки и объявляют всем вокруг, что их интернет-компании будут теперь стоить сотни миллионов долларов.

IBS считала, что компьютеры и интернет – это их поляна! И куш от роста капитализации этого рынка должны были взять они!

Вторая персона – дама из московского Microsoft.

Тут интрига была уже международной. Старые IBM и Microsoft недолюбливали все связанное с молодыми выскочками из Yahoo! и Amazon. И потому, вторя своим американским начальникам, Ольга Дергунова объединилась c IBS в своей критике новоявленных российских интернет-инвесторов.

А Рубен Варданян молча кивал, подтверждая слова своих «компьютерных» товарищей, что с точки зрения здравого смысла капитализация компании не может оцениваться в 100 годовых выручек.

Обиднее всего мне было слышать это именно от Рубена. Мы были с ним из одних инвестиционных окопов, а теперь он встал по другую сторону баррикад. Это было досадно и неожиданно. Я запомнил это надолго.

Тем временем интрига интернет-бума накалялась.

За прошедший год индекс американской биржи NASDAQ, где торговались акции «новой экономики», вырос в два раза. А за первые два месяца 2000-го еще на 25 %. Это была феерия.

Но… 10 марта 2000 года все остановилось.

Почти в один день индекс потерял более 30 %, ввергнув Америку в шок. За этим обвалом акций доткомов последовали массовые банкротства интернет-компаний, и вера в новую экономику пропала на долгие годы.

Именно в такой, мягко говоря, непростой инвестиционной обстановке мы оказались уже через три месяца после того, как купили Рамблер.

Но команда работала: боролась с техническими и технологическими проблемами, настраивала новые сервисы, запускала новые проекты.

Я все больше и больше погружался в интернет и влюблялся в саму компанию и ее перспективы.

Миллионы пользователей и постоянный рост посещаемости не могли не впечатлять и заставляли верить в будущее – несмотря ни на что.

(Лето – осень 2000 года)

Мы первые, и наши цели должны быть дальше, чем у тех, кто за нами.

Яндекс и Мейл сфокусировались в тот момент на внутренний рынок, а мы пойдем на Запад.

Осенью 2000-го Рамблер открыл два зарубежных офиса, в Германии и Болгарии.

Rambler.de стал нашим немецким клоном, ориентированным на русскоязычную аудиторию Германии. Поток эмиграции русских немцев в 1990-х сформировал там большую русскоязычную диаспору. У них были свои газеты, телевидение, но «своего» интернета еще толком не было.

И мы решили открыть для них немецкий клон родного Рамблера.

Мы должны быть везде, где есть русская речь. Сегодня Германия, а в будущих планах уже рисовался Израиль и США.

Технологическая платформа будет в Москве, тут же будут и все разработки. А там – местная команда. Они будут только следить за наполнением контента.

Если Yahoo! открывал тогда свои клоны по всей Европе и Азии, почему мы не можем сделать то же самое?

Кроме того, возможно, там мы быстрее найдем рекламные деньги!

В те годы денежный оборот интернет-рекламы в США уже превысил рекламные бюджеты на радио и наружку. Телевизор еще опережал интернет, но последний его стремительно догонял.

Этого не было пока в России, рекламный рынок в Рунете был пуст. Возможно, там, на Западе, мы доберемся до «рекламных» денег быстрее.

И дело было даже не деньгах. Величие наших замыслов влекло к покорению новых земель.

Болгарский клон, Rambler.bg, был уже другой.

Тут мы решили ориентироваться не на «русскую» публику, а на самих болгар.

У нас есть ПОИСК и ТОР100.

Два магнита, два центра притяжения, которые и обеспечивали лидерство Рамблера в Рунете. Если русский пользователь тянется на Рамблер, то почему мы не можем повторить этот опыт в Болгарии?

Страна эта, конечно, маленькая, но в те годы по уровню проникновения интернета, по своим, еще советским привычкам и пристрастиям, Болгария была очень похожа на Россию. К тому же, это братья славяне, они нам близки.

На болгарском примере мы решили отработать технологию запуска клонов, а если все пойдет хорошо, двинуться дальше!

И нужно развиваться не только вширь, ведь интернет – это не только география, а прежде всего технологии. Каждый день тогда загорались новые звезды и проекты, поэтому нельзя стоять на месте. Обстановка вокруг менялась так быстро, что можно было легко потерять темп.

Вообще, сразу стало видно, что «лидерство» в сети – тяжелое бремя. Звезды загорались и гасли удивительно быстро.

Вчера ты мог создать компанию, стать лидером и потом годами удерживать это место на рынке. Сейчас, с приходом интернета, все менялось.

Новые выскочки в одно мгновение опрокидывали вчерашних фаворитов.

Можно ли удерживать лидерство старого бренда и одновременно не устаревать?

– Да, – отвечал Тёма Лебедев, продолжая консультировать нас в поиске верных решений и шагов. – Нужно все время искать звезды и запускать что-то новое!

Инкубатор – новый термин, который возник в 2000-м и был самым модным среди интернетчиков. Нам нужен интернет-инкубатор, где молодые звезды будут находить себе деньги и связи для запуска своих проектов.

Тогда, в той эйфории, казалось, что создавать звезды – очень просто! Заказывай, плати деньги и таланты найдутся.

Предложения с проектами посыпались сразу, но чего-то сверхнового мы не увидели. Мы даже устроили первую в стране интернет-олимпиаду по отбору лучших идей.

В жюри того состязания приехала Эстер Дайсон, глава ICANN, легенда мирового интернета и молодой Сергей Брин, основатель Google, самой яркой мировой звезды тех дней.

Конкурс шел в три этапа. Проектов и задумок было много, но звездами из них никто не стал. Победил чей-то конструктор по созданию сайтов для салонов красоты и платформа на тему b2b для нефти и газа.

Интернет в России еще не набрал критической массы пользователей, и реального спроса на стоящие проекты просто не было.

P. S.

Выходя из Балчуга, где проходил финал того конкурса, и прощаясь со всеми, я заметил, что Брин вышел на улицу ловить такси. Он был с подругой, им нужно было ехать в другой отель.

Я был с водителем и предложил их подвезти. Сергей согласился.

Они расположились на заднем сиденье моего BMW, я сел рядом с водителем, и мы поехали.

Он по-английски рассказывал своей подруге что-то о Москве, переспрашивая у меня детали по-русски.

Родители Брина, выходцы из мехмата МГУ, покинули СССР еще в 1970-х, когда Сергею было пять лет. После этого он был в Москве всего один раз, в 1990-м, и потому его воспоминания о городе были смутные и серые.

Сейчас, в 2000-м, это был уже другая Москва, яркая и живая.

– Вот тут был когда-то большой пожар, – показывал Сергей своей подруге на гостиницу Россия.

Он всю дорогу рассказывал своей собеседнице все, что помнил о Москве, и шутил про мой автомобиль:

– У московских интернет-инвесторов крутые тачки!

У меня был BMW удлиненной модели. Автомобиль дорогой, но уже устаревший, с мониторами под видео в заднике передних сидений.

Российский бизнес развивался стремительно, но смотрелись мы все еще нелепо, на взгляд из Нью-Йорка или Силиконовой долины.

(Осень 2000 года)

Самым печальным и обескураживающим открытием тех дней было состояние нашего внутреннего рынка интернет-рекламы.

Точнее, полное его отсутствие.

Тут царил бартер.

Все предыдущие годы бизнеса я боролся с бартером и зачетами. Мы запускали банковские векселя в расчеты между предприятиями, скупали товарные векселя нефтяных компаний, секьюритизировали долги регионов, но время таких сделок вроде бы уже прошло.

Дефолт 1998-го изменил картину рынка.

Резкая девальвация рубля быстро обесценила взаимные долги предприятий, и бартер сошел на нет. Уже в 2000-м все российские предприятия рассчитывались исключительно деньгами и без всяких зачетов.

Но это было в реальной экономике, а Рунет в те годы жил в сплошном бартере!

Тут не было денег, и все обменивались… баннерами и ссылками. Наш интернет в те годы был поляной редких айтишников, сисадминов и компьютерщиков. У них не было собственных денег, они запускали свои проекты для себя и торговали трафиком между собой, в обмен на что попало. В лучшем случае за рекламные баннеры можно было выменять хороший сервер или монитор с мышкой. Серьезных сумм тут не было.

Денег за рекламу в Сети никто платить не хотел.

Это главное разочарование, которое меня постигло к осени 2000-го.

Мы ходили по рекламным конторам, агентствам и убеждали их в эффективности рекламных кампаний в Сети. Они нас слушали, слышали, соглашались с нашими доводами, кивали головой. Но потом они возвращались от рекламодателей ни с чем. Те не готовы были тратить деньги в интернете.

Это было очень странно!

Все СМИ в то время вспухали от рекламы. Куча рекламных роликов, один ярче другого, крутились на телеэкранах. Газеты и журналы пестрели рекламой. Растяжками и билбордами была обвешана Москва, а в интернете было пусто.

Но постепенно я понял причину.

Начальники – хозяева компаний, определявшие, куда направлять рекламные бюджеты, в те годы еще не были в Сети.

Они просто не понимали, что это такое – интернет.

Я сам год назад был таким же. Я ежедневно прочитывал две-три газеты, два-три журнала и еженедельный дайджест с краткими выжимками новостей от всех информагентств.

Зачем что-то смотреть в Сети, если секретарь регулярно распечатывает тебе такой дайджест?

Крупные бизнесмены тогда не жили в Сети, не чувствовали интернет и не готовы были тратить там деньги.

Растяжка поперек Тверской или Арбата была им понятнее.

(Осень – зима 2000 года)

Выиграть в «Что? Где? Когда?» сможет любой пользователь Сети.

Телекомпания «Игра» совместно с холдингом «Рамблер» объявляют об открытии экспериментальной серии игр «Что? Где? Когда?» с участием пользователей Интернета.

27 августа команда пользователей Интернета, наряду с телезрителями и знатоками, станет третьим полноправным участником игры «Что? Где? Когда?» в прямом эфире.

К концу 2000-го мы окончательно поняли, что с доходами в Сети – швах.

Каждый месяц мы исправно привозили в компанию обещанный чемодан с деньгами, около 500 000 долларов. Они покрывали расходы на жизнь: зарплату людям, аренду в Научном парке МГУ, закупку серверов, оборудования и прочие расходы вроде консультантов, дизайнеров и юристов.

Как мы ни старались, но расходы не уменьшались, а доходы не росли. Рекламных денег приходило не более 50 000 долларов в месяц, остальное приходилось покрывать из наших инвестиционных денег.

Так было тогда у всех: и у Яндекса, и у Мейла. Все друг за другом следили, смотрели, кто чьи баннеры крутит. И все ломали головы – где искать рекламные деньги?

В то время была уйма непроданных рекламных площадей на страницах и Рамблера, и Яндекса. Более-менее продавался основной баннер на главной странице, но вторые или третьи страницы портала не продавались вообще. Контекстную рекламу для мелкого бизнеса еще никто не придумал, и Google не запустил в Cеть свою основную золотую жилу.

Все ждали крупных рекламодателей, тех, кто крутил свою рекламу на ТВ, в газетах и журналах. Но сильные брендовые рекламодатели не шли в Cеть, они не понимали интернет и его влияния на аудиторию.

И вместо того чтобы зарабатывать на чужой рекламе, нам пришлось задуматься о собственной. При этом нужно было не только рекламировать собственный бренд, но и вообще рассказывать публике, что же это такое – ИНТЕРНЕТ.

Можно ли осилить такую задачу с нашим скромным бюджетом и рассказать огромной стране, что такое Всемирная паутина.

Как с этим справиться?

Когда в 1984-м я приехал из Горловки покорять Москву, у меня были две мечты.

Поступить на физтех и сыграть в команде знатоков в игре «Что? Где? Когда?».

С первой мечтой я справился сразу, но с осуществлением второй дело затянулось. Через год я даже сумел пройти отбор в Останкино и попал в команду знатоков, но сыграть за столом в прямом эфире центрального телевидения так и не сложилось. Учеба, молодая семья, стройотряды полностью поглотили студенческие годы, на игру времени не оставалось, и я потерял связь с клубом.

Но мечта сыграть с Ворошиловым в прямом эфире оставалась – и через 15 лет, осенью 2000-го, она реализовалась.

Обдумывая возможные варианты продвижения бренда, мы вспомнили о «Что? Где? Когда?» и предложили раскручивать Rambler и вообще ИНТЕРНЕТ именно там, в лучшей со времен СССР и самой интеллектуальной телевизионной игре.

Так, на экранах появился «Всемирный разум», и осенняя серия игр велась с тройным счетом: «Зрители – Знатоки – Интернет». А в роли Господина Рамблера – Миша Ханов, наш глава PR.

Яндекс не стоял на месте и тут же ответил не менее яркой рекламной кампанией, запустив на телевидении свой знаменитый слоган: «Яндекс. Найдется ВСЁ!»

ент вопрос лидерства в Рунете нам казался самым важным. И мы, и Яндекс, и Мейл пристально следили друг за другом, за взаимным охватом аудитории, хостами, хитами. Мерились рейтингами и запускали похожие и конкурирующие продукты. Но рекламных доходов это не приносило ни им, ни нам.

Постепенно стало накапливаться внутреннее недовольство. Первоначальный энтузиазм команды и инвесторов стал сменяться раздражением. Меня раздражали программисты, которые никогда не выполняли обещаний по срокам сдачи тех или иных проектов. Росли взаимные трения и внутри самой компании. Разношерстные команды, собранные Лысаковым с разных контор и мест, начали ругаться между собой.

Кто виноват в просчетах? Вроде бы все работали на общее дело, но стала сказываться усталость. Трудно долго и упорно работать, не видя прямого результата на выходе. Посещаемость портала росла, но доходов так и не было, а конкуренты догоняли. И при этом каждый месяц мы продолжали привозить и привозить в компанию заветный чемодан с деньгами на зарплату и жизнь.

Первым не выдержал Виктор Хуако. Он приехал ко мне под Новый год и сказал:

– Я устал тратить на это деньги. Нужно что-то менять.

(Весна 2001 года)

Виктор предложил, что он лично возглавит компанию, переедет в офис Рамблера и будет следить за всеми расходами. Нужно как-то резать косты (cost – расходы. – Прим. ред. ), но при этом оставаться лидерами.

Я понимал, что это не решит проблем, но я сам втянул Виктора в эту инвестицию, и потому согласился. Переговорив на следующий день с Лысаковым, мы вроде бы нашли компромисс. Сергей возглавит отдельную компанию «Рамблер-Технолоджи», куда перейдет старая пущинская команда, там они будут заниматься всеми технологическими разработками.

Миша Ханов, Господин Рамблер, станет Президентом компании и будет отвечать за маркетинг и продажи. А Виктор станет CEO и будет следить за бюджетом, доходами и расходами.

Вроде бы все было логично, и компромисс между командой основателей и инвесторами мы нашли. Но главное – нужно было искать деньги. Мы уже видели, что удержание лидерства в Рунете – дело недешевое. Тут нужно постоянно обновлять оборудование, наращивать количество серверов, что-то все время придумывать и переделывать. Соперничество в интернете не позволяло стоять на месте, нужно было все время тратить деньги, и немалые. И я пошел по олигархам, спрашивать у них, готовы ли они вложить деньги в Рамблер?

Конечно, с самого начала я хотел обойтись без них, собственными силами.

Нам казалось, что доходы от рекламы появятся раньше, и мы быстрее сможем выйти на окупаемость. Но нервы сдавали, и мы с Виктором решили не ждать, а пройтись по московским бизнесменам, узнать, что думают они об интернете?

Первым был Евтушенков.

Он вальяжно послушал меня и отправил к своей дочери. Та заинтересованно расспросила про наши цифры, посещаемость, охват, доходы, расходы и поинтересовалась, в какую сумму мы оцениваем свой Рамблер?

Услышав мой ответ:

– Несколько десятков миллионов долларов, – она ухмыльнулась.

Совсем недавно их конкурент, компания Golden Telecom, выкупила почти за 20 млн долларов поисковую систему Апорт и обожглась. Апорт почти сразу сдулся, и Голдену пришлось списать эту инвестицию в ноль.

Евтушенкова понимала, что Рамблер – это совсем не Апорт, это гораздо круче. Но оценивать компанию в несколько десятков миллионов долларов в тот момент, когда ее годовая выручка не превышает и одного миллиона, она не была готова. А на меньшие деньги мы не могли согласиться, компания требовала больших инвестиций.

Дальше я пошел к Прохорову.

Мы не виделись после МФК уже более двух лет, и я с энтузиазмом сел ему рассказывать про наш Рамблер, центральный портал русского интернета. Михаил Дмитриевич все внимательно слушал, кивал, но когда в середине разговора он, между делом, упомянул, что «у нас в Интерросе тоже есть несколько портов на юге», я понял, что тут темы не будет.

М.Д. был абсолютно вне интернета. Он не понимал, что это такое, и ему было трудно объяснить, сколько это стоит.

Потом Берёзкин. Гриша с большим вниманием слушал мою лекцию о новой экономике, интернет-торговле, но тоже не впечатлился. Нефть, энергетика ему были более понятны.

Ближе всех к теме оказался Тененбаум, правая рука Абрамовича. Евгений уже хорошо разбирался в интернете и чувствовал сладкие цифры NASDAQ. Индекс резко обвалился год назад, но, даже обвалившись, коэффициенты и капитализации лидеров американского интернета оставались очень высокими, и он понимал, что тут что-то есть!

Но Женя честно признался, что Роман Аркадьевич увлечен сейчас другой темой. Он не признался какой, но сказал, что, когда публика узнает, – все ахнут! В общем, и Абрамовичу в тот момент было не до Рамблера и русского интернета.

Пройдясь по этим людям и поняв, что интереса у них нет, я погрузился в уныние…

Еще год назад, неожиданно открыв для себя Рунет и его перспективы, я думал, что это открытие быстро сделают и другие. Это будет интересно всем, и мы легко найдем дополнительные деньги, если они понадобятся. Но оказалось, что все не так радужно.

Нужно было искать деньги где-то еще.

Виктор начал искать их в Европе, и мы полетели в Германию, в маленький городок Гютерсло. Там была штаб-квартира огромного немецкого издательского гиганта Bertelsmann.

В те годы они тоже экспериментировали в интернете, пытались запустить центральный немецкий портал и ряд других европейских, в планах была и Россия.

Эту тему вел один из сыновей Мона, основателя Bertelsmann, высокий белокурый парень, «истинный ариец». Он откровенно признался, что за последние годы они вложили в интернет более сотни миллионов долларов, но после прошлогоднего падения американской биржи пришлось все списать.

Конкурировать с Yahoo! и молодым Google у них не получалось, и они решили закрыть для себя тему интернета вообще. Но он внимательно выслушал нашу презентацию, изучил все цифры, и они его удивили. Посещаемость и охват аудитории Рамблера в те годы были больше, чем у любого немецкого сайта, включая их собственный портал. И он обещал подумать…

P. S.

Мы летели с Виктором из Берлина, и он сказал мне, глядя в иллюминатор:

– Если и немцы откажутся, я буду продавать свою долю в Рамблере. Сергей, я – трейдер. Когда рынок падает, нужно резать позицию, даже если это в убыток.

Президент на час

В минувшие выходные в среде российских интернетчиков разгорелся нешуточный скандал: несколько онлайновых и «обычных» СМИ сообщили о смене руководства ОАО «Рамблер Интернет Холдинг», владеющего крупнейшим российским порталом Rambler. Эти преждевременные, как выяснилось в понедельник, сообщения – отражение конфликта между двумя крупнейшими акционерами «Рамблера», разошедшимися во взглядах на будущее компании.

Антон Носик появился в компании как-то незаметно.

Виктор позвал его быть консультантом по стратегии. В принципе, я был не против, более того, я сам их и познакомил.

Антон был известный человек Рунета, его гуру. Кроме того, он курировал купленную нами Ленту. В самой новостной компании он к тому времени уже не работал, а поставил вместо себя Юлию Миндер, и был как бы сбоку, в стороне, – просто гуру. Эта роль стороннего наблюдателя и одновременно центрового участника хорошо получалась у Антона Носика. Он увлек Виктора двумя идеями, точнее даже тремя.

Первое: нужно сокращать расходы и выходить на окупаемость.

Время роста на инвестиционные деньги прошло, интернет-бум в прошлом. Бизнес в Рунете, как и вообще в Мировой сети, – это обыкновенный бизнес с его стандартными законами, доходами и расходами. Нужно закрыть все неудачные проекты и сконцентрироваться на чем-то одном. Эти доводы уже и так были понятны всем и без Антона, но он это выносил на публику как чуть ли не собственную идею. В компании это всех раздражало, но народ его терпел, так как появлялся в офисе он нечасто.

Вторая идея, с которой ходил тогда Носик, – это объединение с Яндексом.

В тот момент этот проект действительно серьезно обсуждался. Инвестиционные деньги у обеих компаний кончались, а рекламные доходы росли медленно. Яндекс уже запустил свой контекстный движок, но он пока давал копейки, и перспективы были неочевидны. Нужно было резать косты, и объединение могло этому помочь. И Яндекс, и Рамблер запускали одновременно одинаковые сервисы и проекты. Оба запускали свою почту, совершенствовали поиск, улучшали каталог и контентные разделы.

На этом можно было сэкономить и сделать единый портал, где в центре будет поиск от Яндекса, а каталог будет в виде ТОР100 от Рамблера. При этом будет единая почта и общие разделы.

Это позволяло бы сократить расходы на разработку одного и того же. Блуждала даже мысль слить туда вместе и Mail.ru, он внес бы в единый портал свой почтовый сервис.

Эти идеи обсуждались, но договориться не удалось.

Мы считали, что бóльшая доля акций должна быть у нас: посещаемость Рамблера тогда была больше, чем Яндекса, но коллеги-конкуренты с этим, естественно, не соглашались. Каждый продолжал заниматься своими делами, и разговоры так ни к чему не привели.

Третья мысль, с которой ходил Носик: отказаться от собственной разработки поиска и поставить внутри Рамблера поисковый движок Яндекса или молодого Google.

Идея вроде бы здравая, она значительно сокращала бы расходы на разработку. Но вопрос был принципиальным. Что будет с центральным порталом, если внутрь него имплантировать чужое сердце? Будет ли этот организм вообще жить? И что это вообще будет за странный монстр – Рамблер с сердцем Яндекса или Google?

Сергей Лысаков и Дима Крюков, создатели Рамблера, тогда мне четко сказали:

– Это будет точка невозврата!

После такого решения это будет уже другая компания, уже не тот Рамблер, который они создавали. И вообще…

– Этот еврей нам надоел! – прямо и открыто мне сказали Лысаков с Крюковым.

К тому моменту Виктор выделил уже отдельный кабинет Антону Носику в Рамблере, и тот все чаще стал приезжать в компанию, много курил, пил коньяк и проповедовал свои идеи. Он все больше и больше стал раздражать весь коллектив, особенно основателей Рамблера.

Но пик напряжения наступил в середине мая, когда неожиданно для меня и всего коллектива Виктор издал приказ «Назначить Президентом Рамблера Антона Носика», отодвинув в сторону нашего человека – Мишу Ханова, Господина Рамблера.

Я сам тогда редко уже появлялся в компании и следил за всем происходящим со стороны, внутри в основном варился Виктор Хуако. Это была его инициатива и решение. Но, тут же переговорив со всеми внутри, я понял, что это – предел, завтра начнется бунт, и компания развалится. Основатели компании, ее коллектив не готовы были работать под Антоном Носиком с его демонстративной еврейской кипой на голове.

Я позвонил Антону и попытался убедить его снять свою кандидатуру и отказаться от назначения, но услышал в ответ его очередной пустой долгий базар и, не выдержав, сорвался:

– Антон, заткнись. Мне надоело слушать твой бесконечный еврейский треп!

И мы положили трубки.

P. S.

Я был неправ, не сдержался. В такие моменты нельзя переходить на личности, тем более – на национальность. Я переживал, даже перезвонил ему и извинился, но мое общение с Антоном на этом прекратилось. А Виктору я сказал, что через пару недель мы соберем Совет директоров, там и решим, кто будет Президентом Рамблера.

– Виктор, у тебя только 26 % акций, остальные у нас, «Русских Фондов», и у основателей. Так что решать судьбу компании будем мы.

У «Рамблера» появился новый инвестор

У компании «Рамблер Интернет Холдинг», владеющей крупнейшим российским порталом Rambler, появился новый акционер – инвестиционный банк First Mercantile Capital Group. До этого «Рамблер» полностью принадлежал консорциуму «Orion Capital Advisors – Русские фонды». В результате долгих переговоров между акционерами, завершившихся поздно ночью с 31 мая на 1 июня, исполнять обязанности президента «Рамблера» назначен известный интернет-бизнесмен Антон Носик.

Появление Юрия Лопатинского и его фонда FMCG было для меня полной неожиданностью.

Виктор как-то говорил мне о некоем фонде, который ищет темы в области IT-технологий, но я это всерьез не принял. После встреч со многими российскими олигархами, крупнейшими западными фондами и стратегами мне казалось, что интерес к Рунету совсем пропал. Но тут к Виктору пришел некто и заявил, что он реально готов выкупить большую долю в Рамблере и в дальнейшем продолжать в него вкладывать деньги, если это будет нужно. Это удивило и отчасти обрадовало.

Кому-то еще было интересно вкладывать в интернет!

– Но он хочет купить дешево, – озабочено сказал Виктор.

В несколько раз дешевле, чем мы сами инвестировали в Рамблер. И при этом он хотел бы купить контрольный пакет.

– Сергей, ты видишь, какой конфликт внутри Рамблера. Я устал и хочу выйти. Я понимаю, что это дешево, что это будет для меня убыток, – продолжал Виктор. – Но я получу деньги сегодня и завтра заработаю на чем-то другом.

Я понимал Виктора.

Даже чувствовал отчасти свою вину, ведь я сам убедил его в этой инвестиции, но продавать нашу собственную долю с убытком мы не были готовы.

– Я верю в Рамблер, и продавать не буду, – ответил я Виктору, и мы разошлись.

Без нашей доли контрольный пакет купить было невозможно, контроль был на нашей общей с Виктором компании, где доли делились 50/50.

Но через неделю Виктор вернулся уже вместе с Лысаковым и Крюковым, основателями компании, и сказал, что они тоже готовы продать свои доли Лопатинскому.

Это была уже полная неожиданность, к ней я не был готов.

– Сергей, это правда? Вы согласились продать свои доли в Рамблере? И так дешево? – спросил я тогда Лысакова.

Тот, отвернувшись в сторону, сказал, что да. Ситуация тупиковая, компания постоянно требует денег. Хуако далее вкладывать не готов. В компании разлад между командами, и уж лучше они продадут свой пакет и отойдут в сторону.

Было видно, что для них это тяжелое решение.

Рамблер – их дитя, они его сотворили. Они любили свое детище, болели им, ревновали, мучились, но тоже устали от всего происходящего. И решили выйти, не мешать.

Такой расклад менял всю картину. И нам нужно было принимать решение, ведь, даже выкупив пакет основателей в 47 % и договорившись с Виктором о выкупе его доли в консорциуме, все равно напрямую Лопатинский не мог получить контроль. Ему нужно было либо выкупать наш пакет, либо мы должны были согласиться разбить консорциум, владевший контрольным пакетом, и остаться отдельно со своими 26 %.

Математически мы ничего не теряли, но по сути это меняло все. С этого момента вся полнота управления перешла бы к фонду FMCG.

Это было обидно, но мы согласились. На то были три причины.

Первая – просьба Виктора. Я не хотел портить ему жизнь, мешать в продаже, мы были друзьями.

Вторая – уход основателей. Если уж и они решили продать и уйти из компании, то какая разница, кто теперь будет ею управлять? Теперь уже все равно.

И третья – мы поставили условие, что готовы разбить консорциум, если с этого момента финансировать дефицит бюджета будет не только консорциум, но и все акционеры, пропорционально своим долям. Лопатинский с этим согласился.

И мы дали добро на обе сделки.

Сначала Лысаков с Крюковым продали свои пакеты фонду, а через месяц продал и Виктор. Акционерами Рамблера остались только мы и фонд FMCG.

Лопатинский оставил президентом Антона Носика, отдав ему все бразды правления.

Сразу после сделки старая команда основателей ушла в полном составе, ушли Ашманов, Ханов и многие другие. Офис переехал из научного парка МГУ в промзону, ближе к МКАД. В поисках окупаемости компания погрузилась в рутинные процессы продаж, маркетинга, экономии на том и на сем.

А через несколько месяцев ушел из компании и Антон Носик: это была уже не его стихия.

Я продолжал периодически приезжать в новый офис Рамблера и с грустью смотрел на происходящее. Стояли те же стулья, столы. За компьютерами сидели те же люди, но казалось, что они все время отворачиваются, отводят взгляд. Было странное ощущение безжизненности происходящего. Пропал нерв, перестали кипеть эмоции и страсть.

Из Рамблера вместе с основателями как будто ушла жизнь…

P. S.

Через восемь лет, 13 апреля 2009-го, мне позвонил Сергей Лысаков и сообщил трагическую новость.

Умер Дима Крюков.

Тот самый Дима, бродяга, создатель Рамблера, его душа.

Пришел на работу, сел за компьютер… и умер.

После выхода из компании ее основателей я ушел из интернета почти на два года. Устал от него.

Я, конечно, следил за Рамблером, смотрел со стороны, что происходит на портале, но от текущего управления совсем отошел. У компании должен быть один начальник. Кто-то один должен определять, что делать. Контролем теперь владел Лопатинский, и я решил отойти, не мешать.

Нужно было зарабатывать деньги, и мы ушли в другие инвестиционные проекты и сделки.

Я начал выстраивать совместный бизнес с Берёзкиным искать новые проекты в энергетике, лесе, транспорте. Мы торговали долгами и стали вкладывать в агропром.

Так было не только у меня.

Многие разуверились тогда в Рунете и ушли искать счастья в другие места. Юра Мильнер ушел к Линшицу в концерн «Нефтяной» управлять какой-то макаронной фабрикой и небольшими проектами с Росэнергоатомом, отложив в сторону свои интернет-инвестиции.

Мы продолжали периодически встречаться, вспоминали наши интернет-проекты, обменивались новостями с «фронтов» и видели, что у всех происходит примерно одно и то же. Окупаемость уже начала проглядываться, но до прибыли было еще далеко.

Начиная с 2000 года мы ежемесячно привозили в компанию чемодан с деньгами, чтобы покрывать дефицит ее бюджета, а после сделки с Лопатинским это произошло всего несколько раз. Фонд FMCG выкупил более 2/3 акций компании, и теперь они должны были вкладывать 2/3 от дефицита. Народ они были экономный, им было жалко каждый месяц выкладывать большие деньги на покрытие убытков, и они начали вовсю зажимать расходы. Нас такая ситуация тоже устраивала, мне уже не хотелось вкладывать деньги в компанию, где мы не управляли.

Но постепенно стали расти и доходы, в Рунет наконец-то стали просачиваться рекламные деньги. Если год назад компания смогла заработать на рекламе всего 1 млн долларов, то в 2001-м доходы уже удвоилось.

Эти два тренда: экономия на расходах и рост рекламных доходов – и привели к искомому результату.

В конце 2001-го Рамблер вышел на окупаемость.

Мне запомнилась тогда странная вещь: мы вышли на окупаемость ровно в тот момент, когда в компанию совокупно было вложено 10 млн долларов. Те самые 10 млн, о которых мы и договорились с Лысаковым в момент покупки Рамблера.

Лысаков назвал тогда эту цифру довольно абстрактно, без всяких расчетов. Сразу после сделки мы даже привлекли крупных консультантов, чтобы те составили подробный бизнес-план, как выйти на окупаемость. План был составлен, но жизнь пошла сразу совсем по-другому, и уже через несколько месяцев мы забыли о тех расчетах. Жизнь требовала иных подходов, и мы работали по ситуации. Все сложилось иначе, не по плану.

И тем не менее когда компания достигла окупаемости, мы подсчитали: сколько же в результате было вложено? Оказалась, что эта цифра, с точностью до запятой, равнялась 10 млн долларов.

В общем, окупаемость пришла, цель была достигнута. Но радости не было.

Было видно, что эти цифры обманчивы. Доходы вроде бы сравнялись с расходами, но стало очевидно, что компания на всем экономит и развитие практически остановилось. Крутились все те же старые проекты еще пущинского Рамблера и несколько новых, которые запускались при нас: Почта, Новости, Карты.

Новых не появлялось.

В компании появились лишь новые люди с иностранными именами: Том Роулинс, Джон Мэроу. Они плохо понимали по-русски, были далеки от интернета и занимались в основном наведением порядка в бухгалтерии и продажах.

Портал еще оставался центральным местом в Рунете, но в конце 2001-го Яндекс обогнал по посещаемости Рамблер.

Это была историческая точка, и пришла обида.

Мы отдавали управление Лопатинскому, когда Рамблер был лидером, а теперь Яндекс стремительно обгонял компанию по посещаемости, на пятках висел и Мейл. Далее экономить было уже нельзя, нужно было наверстывать упущенное, и компания опять начала наращивать расходы.

Управленческие отчеты компании показывали, что, как бы ни увеличивались доходы, приходилось все время наращивать и расходы, инвестировать в сервера и новые продукты.

Лопатинский так и не решился заменить поиск Рамблера на чужой движок, и его совершенствование требовало дополнительных денег. Нужно было запускать что-то, чтобы отличаться от конкурентов. На рынке все время появлялись новые игроки и проекты.

И тогда появились глобальные сомнения.

А можно ли вообще зарабатывать деньги в интернете? Или так все время и будет, что, сколько бы ни росли доходы, ты будешь вечно вынужден вкладывать в развитие не меньше?

Будет ли когда-нибудь тут прибыль?

Или окупаемость – это и есть предел мечтаний?

(Декабрь 2003 года)

«Русские Фонды» покинули Rambler

Инвестиционная компания «Русские Фонды» продала 29,1 % акций интернет-холдинга Rambler консорциуму инвесторов во главе с инвестбанком First Mercantile Capital Group (FMCG), ставшему 100 %-ным владельцем интернет-компании. По словам одного из участников транзакции, она составила около $6 млн. При этом, помимо FMCG, на приобретение пакета Rambler претендовал концерн «Нефтяной», не так давно купивший пакет компании Mail.ru.

Основные разногласия с фондом FMCG Лопатинского начались с того момента, как они купили небольшой телеканал и назвали его Rambler-TV.

Меня смутило даже не то, что они без нашего согласия использовали общий бренд. В конце концов, это была и дополнительная реклама самому Рамблеру.

Но возникал общий вопрос: зачем это нужно? Какова цель?

Канал был совсем новый, еще маленький, с научно-популярной тематикой про природу, рыбалку, флору и фауну. Что-то типа National Geographic. Собственно, у них и закупались права на трансляцию контента, он и крутился на канале. Тема была, возможно, и интересная, но зачем это объединять в один котел с центровым порталом Рунета? У Рамблера тогда был охват более 50 % общей интернет-аудитории России, а этот молодой телеканал не имел в охвате и 0,5 %.

– Зачем это нужно? – спрашивал я у Лопатинского.

Он отвечал, что нужно как-то выделяться, что TV опять на подъеме, да и вообще, мы хотим идти в сторону МЕДИА. Мы несколько раз встречались на эту тему, спорили, обсуждали, но разошлись не договорившись. Они купили в результате этот канал отдельно, на свои собственные деньги, и стали развивать его параллельно.

Ситуация прояснилась, когда Лопатинский объявил, что они создают холдинг RMG, Rambler Media Group, на который повесят собственные 73 % Рамблера и 100 % этого телеканала. Именно акции холдинга RMG они и будут в дальнейшем продавать инвесторам – и, возможно, с ними пойдут на биржу.

– А в какой пропорции вы будете оценивать при этом сам Рамблер и ваш телеканал? – продолжал уточнять я у Лопатинского его задумку.

И Юра, как бы стесняясь, стал мне объяснять, что интернет сейчас не в моде, сейчас более перспективно ТВ. Но этим словам трудно было доверять, ведь сам Рамблер уже уверенно окупал себя за счет интернет-рекламы, а телеканал как раз был глубоко убыточен и требовал новых и новых денег.

– И все-таки, в какой пропорции вы будете оценивать Рамблер и телеканал? – допытывался я у Лопатинского.

И тот ответил, что телеканал, по их мнению, будет оценен в два раза дороже, чем Рамблер!

В этот момент и стала понятна хитрость ситуации. С помощью убыточного телеканала они со временем размоют наш пакет.

– Мы на это не согласимся и будем блокировать такое объединение, – был наш ответ.

Стало понятно, что наши взгляды на будущее сильно отличаются. Пора расходиться.

И мы пошли искать инвесторов, готовых выкупить нашу долю.

Инвесторов, заинтересованных в Рунете, тогда было немного. Шок после краха NASDAQ уже прошел, но новая волна инвестиций еще не пришла, редкие люди тогда интересовались этим.

Юра Мильнер в это время работал с Линшицем в его концерне «Нефтяной» и пытался убедить последнего в эффективности инвестиций в Рунет. Игорь был осторожен, он лучше разбирался в банках, недвижимости, а интернет с его мизерными тогда оборотами был ему не очень понятен.

Тем не менее Мильнер сумел убедить Линшица, и на деньги «Нефтяного» удалось объединить разрозненные интернет-ресурсы Мильнера с почтовиком Mail.ru, и Юра стал там директором. В Mail.ru шли примерно те же процессы, что и в Рамблере. Они уже вышли на окупаемость, но прибыли не было. Им тоже нужно было делать какой-то следующий шаг.

И тогда в наших разговорах родилась идея объединить Рамблер и Mail.ru.

Объединив эти два портала, можно было опять вернуть лидерство в Рунете, обогнав Яндекс.

Тогда я и предложил Мильнеру выкупить наш 26 %-ный пакет в Рамблере, а затем договориться с Лопатинским об объединении двух команд и порталов. Эта идея ему понравилась еще и тем, что, выкупив наш блок в Рамблере и имея уже контроль в Mail.ru, он получал бы контроль в объединенной компании.

Мы собрались в ресторане вчетвером: Мильнер, Линшиц, Лопатинский и я. Было видно, что Игорь Линшиц колеблется, ему казалось, что мы просим слишком дорого.

Мое предложение звучало примерно так: «Мы вложили в компанию около 5 млн долларов и готовы выйти, чтобы оставшиеся акционеры объединили две компании в пропорции 1:1».

Да, все акционеры сократят свои доли в два раза, но это будет ЛИДЕР.

Мы готовы продать свою долю, но по цене не дешевле, чем сами вложили в компанию. На убыток мы не пойдем.

Дорого это было или дешево?

Выручка Рамблера в том, 2003 году, была око– ло 3 млн долларов, прибыли не было. Стоит ли компания 20 млн долларов, если у нее годовая выручка только 3 млн?

Я видел, что Линшиц сомневался, ему казалось, что это дорого, но Мильнер его убедил.

Там же они и подтвердили Юрию Лопатинскому, что готовы выкупить наш пакет по этой цене, и мы разошлись готовить договоры и структурировать сделку.

Эта готовность Мильнера купить пакет в Рамблере была для Лопатинского неожиданностью. Но у него было право первой руки, если наш пакет захотел бы купить кто-то другой. И он пошел думать.

Было видно, что Лопатинскому самому нравилась идея объединения с Mail.ru, но он не хотел терять контроль, и за один день до конца отведенного соглашением срока позвонил мне и сказал, что нашел деньги.

Теперь уже я сам не ожидал от Лопатинского такого шага, но это было его право, и мы продали наш пакет в Рамблере его американскому партнеру Борису Мешоереру из QUORUM FUND за 5 млн долларов.

P. S.

Через пару недель мы собрались всей командой в ресторане обмыть эту историческую сделку. Пили, вспоминали, смеялись и грустили.

Это была наша первая настоящая сделка в прямых инвестициях. Мы давно уже были в бизнесе. Много раз покупали и продавали акции, облигации, долги, в убрать рекламу

екселя. Но Рамблер – это была наша первая инвестиция в саму компанию, когда пришлось окунуться внутрь, в гущу интриг и событий, мировых инвестиционных волн и внутренней конкуренции.

Мы чувствовали себя солдатами, уставшими, но счастливыми, после тяжелых сражений в изнурительной войне.

Там, в ресторане, родился и тост:

– За нашу Великую Отечественную!

От первого дня, когда пришла идея про русский интернет, до сегодняшнего дня продажи нашего пакета прошло 1418 дней, столько же, сколько длилась Великая Отечественная Война.

«Русские фонды» вышли на «Проспект»

Инвестгруппа «Русские фонды», активный игрок долгового рынка, решила расширить бизнес за счет покупки группы компаний «Проспект», специализирующейся на брокерском обслуживании и доверительном управлении средствами клиентов. Подобным слияниям на российском фондовом рынке практически нет аналогов. Группа «Проспект» работает на рынке с 1995 г. Контрольные пакеты акций входящих в группу компаний находились в руках менеджмента. Сейчас в составе группы более 10 российских и западных компаний (брокерская, управляющая, депозитарная и др.).

Так случилось, что, продавая Рамблер, мы одновременно купили «Проспект».

К тому моменту это была не очень большая, но известная брокерская компания, работавшая на рынке уже давно.

Миша Винчель, хозяин «Проспекта», создавал компанию в далеких 90-х, с нуля выстраивая сложную брокерскую инфраструктуру из российского и кипрского брокера, с депозитарием и управляющей компанией.

Брокерский бизнес на рынке акций, а именно на этом специализировался тогда «Проспект», – сложный клиентский бизнес. Его невозможно организовать в одночасье. Нужен большой набор компаний с профессиональной командой и технологиями, но главное – нужны клиенты. А их невозможно привлечь одномоментно.

Здесь играют главную роль даже не деньги и люди, а время!

Это длительный процесс из налаживания связей, рекламы и укрепления репутации.

Если у тебя нет клиентов, то нет и бизнеса. С кем будет работать твой брокер, если клиентов нет?

И только когда клиентов много, это превращается в бизнес.

Мы много лет до этого работали на рынке долгов, но на рынке акций нас не было. В тот год фондовый рынок начал вроде бы оживать, и мы решили в него войти. Нам не хотелось тратить долгое время на выстраивание всех процессов, и мы решили купить уже готового брокера, таким и стал для нас «Проспект». Это был уже сформированный коллектив и сравнительно большой клиентский бизнес.

Клиенты – это ответственность и постоянный риск.

Долго работать брокером утомительно. Нужно все время принимать риск, предлагая клиентам купить те или иные бумаги и одновременно отвечать перед клиентами за свое слово. Постоянная ответственность брокера перед клиентами и контрагентами не терпит расслабленности.

Миша Винчель устал.

Он устал от брокерства, которым занимался последние восемь лет. Компанию он создал, механизм работал, клиентов было много, но больших денег этот бизнес последние годы не приносил.

Российский рынок акций, как и мировой, живет волнами.

Когда волна поднимается, все растет, идут клиенты, сделки, прибыль.

А когда рынок начинает падать, а к 2003-му он падал уже не раз, клиенты зализывают раны и списывают прошлые инвестиции в ноль.

Начало нулевых было непростым. После дефолта 1998-го рынок долго приходил в себя. Ситуация начала уже стабилизироваться, стали появляться первые ростки, но перспектив бурного роста пока не виделось.

В общем, Миша устал от брокерского бизнеса. А я в тот момент устал от интернета.

Мы оба продавали наши бизнесы скорее от усталости, чем от нелюбви.

Я верил в интернет и Рамблер, а он верил в брокеридж и «Проспект». Мы просто одновременно устали и хотели что-то поменять в жизни, сменить картинку.

Сумма, полученная нами от продажи Рамблера, была примерно равна той сумме, что мы заплатили за «Проспект». По сути, Миша получил от нас «рамблеровские» деньги.

Первое, чем он увлекся, после выхода из брокерского бизнеса, он купил… телескоп и с упоением рассказывал мне про галактики, мириады звезд и увлечение фотографией.

А мы, наоборот, с головой ушли в фондовый рынок, который начал в тот год стремительно расти.

Уже через год «Проспект» заработал такую прибыль, что мы полностью перекрыли свою покупку и стали ежемесячно получать приличные дивиденды.

Мне было даже неудобно перед Мишей за эту сделку. Вроде как получалось, что мы его обманули, купили у него «Проспект» очень дешево.

Мне даже казалось, что он обиделся.

На наш осенний клиентский корпоратив Михаил Винчель прислал нам в подарок танцевальный номер… стриптиз в исполнении четырех девушек-красавиц.

Как выразился корреспондент одной из газет – «непонятный намек».

То ли мы его раздели, то ли он нас.

P. S.

Полученные от нас рамблеровские деньги Михаил Винчель вложил совместно с деньгами своего друга Григория Фингера в венчурный фонд DST.

Digital Sky Technologies – первый фонд Юрия Мильнера, с которого и начнется их триумфальное совместное шествие по Рунету. Будут консолидированы акции Mail.ru, куплены Одноклассники и Вконтакте, а затем Facebook и дальше…

Движение этих денег и определит в итоге, как будет выглядеть… РУССКИЙ ИНТЕРНЕТ.

(Декабрь 2020 года)

Мамут и Потанин объединяют интернет-активы

Бизнесмены Александр Мамут и Владимир Потанин решили объединить свои интернет-активы – объединенную компанию «Афиша и Рамблер» с компанией «Суп медиа», владеющей популярным сервисом блогов Livejournal.com и другими проектами, следует из официального сообщения «Суп медиа». Финансовые условия сделки не раскрываются, но известно, что Мамут станет управляющим акционером и председателем совета директоров объединенной компании[12].

Через полтора года после того, как мы продали наш пакет в Рамблере, его акции вышли на Лондонскую биржу.

Оборот компании в 2004 году составил около 12 млн долларов при убытке в 4 млн. В 2005 году, том самом, когда Рамблер вышел на биржу, оборот составил уже 21 млн долларов, но в компании остался убыток 3 млн. Тем не менее цена размещения оказалась огромной.

Капитализация Рамблера в момент IPO равнялась примерно 150 млн долларов! 26 % акций, те самые, которые еще полтора года назад мы продали всего за 5 млн, были размещены на бирже уже за 40.

В этой цене было что-то странное, само размещение было не на основной секции LSE (London Stock Exchange), а на ее малой, второй секции (AIM), где размещались стартапы. Кроме того, половину размещения выкупил сам фонд FMCG Лопатинского, то есть было видно, что цена отчасти рисованная, но тем не менее биржевой успех был очевиден!

Тем временем в самой компании дела шли все так же туго. Сам интернет-портал Рамблер приносил уже уверенную прибыль, но телеканал генерировал большой убыток. В 2006-м оборот компании вырос до 32 млн долларов, но все еще оставался убыток.

Это не помешало холдингу «Проф-медиа» Прохорова и Потанина выкупить контрольный пакет Рамблера у фонда FMCG Лопатинского за астрономические 230 млн долларов[13].

Это было что-то невероятное!

В те годы росли все рынки. Сказочно росли и российские акции. Но признать капитализацию убыточной компании с годовым оборотом 32 млн долларов – в полмиллиарда! Это было нечто!

Я позвонил Рафаэлю Акопову, генеральному директору «Проф-медиа», моему старому знакомому, коллеге еще по «Ренессансу», с предложением пообедать.

– Раф, я расскажу тебе все о Рамблере! Я не знаю, зачем вы его купили, но я поведаю тебе всю его историю, откуда он взялся… Про Пущино, Лысакова, Крюкова, про Хуако, Ашманова, интернет-истерию, про «Что? Где? Когда?», про Yahoo! Лопатинского, в общем… про все.

Раф, мне ничего не нужно. Я просто хочу с вами поделиться, рассказать, подсказать. Цена, которую вы заплатили, огромная, но потенциал в компании есть, вам просто нужно понять ее СУТЬ.

Я рассказывал, растолковывал, но было видно, что Раф не слушал. Он был отвлечен, расслаблен и думал о чем-то другом. У него были свои планы, он думал про IPO «Проф-медиа».

Они покупали Рамблер не ради Рамблера, не в поисках его сути, а ради галочки, что у них в портфеле есть «русский интернет».

Рафаэль Акопов сам планировал идти на биржу, в Лондон или Нью-Йорк, и размещаться там с ценой в 2–3 млрд долларов.

Мы пообщались, договорились держать контакт, но продолжение разговора так и не случилось.

Каждый сам выпивает чашу своих ошибок.

В 2007-м Рамблер впервые показал по отчетности прибыль, но совсем не потому, что стал прибыльным. «Проф-медиа» выкупил у своего же Рамблера убыточный телеканал за 23 млн долларов и тем добавил требуемую прибыль[14]. Перед IPO не нужно показывать убытки. Сам телеканал уже через несколько месяцев был закрыт.

Нагрянувший в 2008 году мировой финансовый кризис отменил сначала планы, а потом и надежду на IPO «Проф-медиа».

Оставшиеся акции Рамблера, торговавшиеся на Лондонской бирже, начали стремительно падать и в своем дне в 2009 году достигли примерно той цены, по которой мы продавали свой пакет еще в 2003-м.

Чтобы не позориться дальше, «Проф-медиа» выкупила оставшиеся акции у мелких акционеров и провела делистинг, убрав акции Рамблера с биржи вообще.

Далее началась чехарда смены менеджмента не только в Рамблере, но и в самом «Проф-медиа».

А еще через четыре года, в 2020-м, Потанин решил объединить с Мамутом то, что у них осталось в живых из интернет-активов, в единый холдинг.

Туда попали: Рамблер плюс Лента, то есть то, что упаковывали еще мы, Афиша, то, что было у самого «Проф-медиа», плюс LiveJournal, любимая игрушка Антона Носика.

Камера хранения забытых вещей, чемоданов без ручки.

Рядом сверкающий аэропорт, толпами снуют пассажиры, прилетают и улетают самолеты. А они стоят. Ждут своих хозяев, набитые старыми воспоминаниями и покрытые свежей пылью.

И среди них – стоит самый большой и важный, с толстыми кожаными ремнями и потертыми углами, он и дал название всему холдингу… RAMBLER&Co.

И где-то там, на глубине его серверов, в паутине его проводов затерялись частички моей души, памяти и любви. Они и не дают забыть всю эту бесконечную историю, которая в мгновение проносится в моем мозгу всякий раз, когда меня просят дать мейл, почтовый адрес.

Пишите по буквам, отвечаю я. У меня он очень простой.

«…А что до слезы из глаза – Нет на нее указа ждать до другого раза».

Настоящая фамилия моего отца – Гедзь. Он поменял ее, когда женился на маме и стал Васильев. Зачем он это сделал?

Этот вопрос все чаще и чаще стал задавать я себе и маме, когда он уже ушел от нас.

– Мама, как это было, расскажи! – стал я требовать от нее подробный рассказ об этом необычном решении, когда муж вдруг меняет свою фамилию на фамилию жены. И мама откровенно призналась, что они вообще это не обсуждали, это было неожиданно и для нее самой.

Мои родители познакомились в Харькове, где отец заканчивал институт, а она вечерний техникум. Он был родом из бедного западноукраинского села под Хмельницким, а она из простой русской деревни на псковщине. Вопросы фамилий, родословных их совсем не волновали.

Это были дети военных лет. Его село и ее деревня в войну были заняты немцами, отцы пропали без вести в ту войну, и их с братьями и сестрами воспитывали в голодные военные годы одинокие матери. Затем они покинули свои деревни и пошли искать счастья в город.

Так они вместе и оказались в Харькове, где познакомились и решили пожениться.

– Ему сразу понравилась моя красивая фамилия – Васильева, – рассказывала мне мама.

Возможно, в институте кто-то шутил и смеялся над его странной украинской фамилией, и он решил ее поменять. Наверное, ему казалось, что с понятной русской фамилией ему будет легче продвигаться на работе. Все это были просто версии мамы, но до конца уверена она в них не была. Ведь любая смена фамилии требовала каких-то правок. В институт он поступал как Гедзь, а диплом уже получал как Васильев. Уезжал из Горловки, со своего предприятия в институт, с одной фамилией, а назад возвращался уже с другой.

– Все-таки, мама, мне это до конца не понятно, – продолжал допытываться я.

Когда в Горловку на свою свадьбу он позвал двух родных братьев, и те узнали, что он сменил фамилию, случился скандал.

– Ты предал имя отца! – кричал на него старший.

Они чуть не подрались.

Братья недолго подозревали невестку, что это ее козни, но тоже быстро убедились, что она тут ни при чем. В ЗАГСе отец сам уединился с паспортисткой, и сам поменял свою фамилию, мама узнала об этом, лишь получив паспорт.

Это удивило и ее саму.

Было ли это его продуманное заранее решение или какой-то спонтанный порыв – мы так уже и не узнаем. Но именно это неожиданное решение простого украинского паренька осенью 1964-го в ЗАГСе города Горловки круто изменило мою жизнь. Ведь уже летом 1965-го мы с сестрой родились как Васильевы.

А что было бы, если бы я родился как Гедзь?

Я часто задаю себе этот вопрос. Мне кажется, ВСЕ было бы по-другому!

Если бы я был Гедзь, я выбрал бы институт в Киеве и вряд ли поехал бы поступать в Москву. В 1990-х погряз бы в украинских бизнес-схемах и слюнявил гривну.

Наверное, искал бы свои «бандеровские» корни деда под Хмельницком, жег покрышки на Майдане и кричал: «Дякую тобi, Боже, що я не москаль!»

Украинский вопрос никогда не обсуждался у нас в семье. Этого вопроса не было, мы все время говорили только на русском. Отец изредка говорил по-украински, когда приезжали его сельские родственники. По-украински свободно понимал и я, это обычное дело на Украине. Но всю жизнь мы общались дома только по-русски.

В 2006-м, под Москвой, за несколько месяцев до его ухода, я случайно спросил отца:

– А на каком языке ты думаешь?

И он, чуть отвернувшись в сторону, гордо ответил:

Его ответ поверг меня тогда в недоумение, я ему не поверил.

Мне показалось, что этот ответ был навеян телеэфирами первого киевского «оранжевого» майдана, когда все украинцы вдруг вспомнили свой гимн. Он просто так пошутил и захотел перед своим уходом напомнить мне о своих украинских корнях.

Но чем дальше и дольше я об этом задумываюсь, мне сдается, что это была не шутка.

Он оставался Гедзем.

Он поменял свою фамилию ради детей, а сам оставался внутри самим собой, простым украинским хлопцем. Это было для него тяжелым решением.

Возможно, он мучился им до самого конца, но этим он полностью снял тяжесть этого решения с меня.

С пеленок я чувствую себя русским! Абсолютно русским человеком.

И я хочу снять шляпу и встать на колени перед отцом за тот его хоть и спонтанный, но трудный и тяжелый выбор.

Сейчас для меня сомнений нет, я – Васильев.

Это фамилия моей мамы и выбор моего отца.

(Осень 2004 года)

В украинский интернет, точнее, в его политический водоворот, я погрузился впервые осенью 2004-го, в разгар оранжевого Майдана.

Погрузился, чтобы понять: что же это такое, новая Украина?

Первый Майдан стал для меня полным откровением и неожиданностью.

Все годы юности я прожил на Украине, в Москву переехал, только поступив в институт. Украина – моя земля, такая же как Россия. Где-то чуть беднее, где-то чуть богаче. Я оставил ее еще во времена СССР, и потому в моей памяти она осталась еще той, советской Украиной, что в простонародье называли «югáми», с ударением на «а». Вся страна ездила летом к своим украинским родственникам отдохнуть. Это была абсолютно своя, гостеприимная и добродушная земля.

Но в девяностые, когда я с головой ушел в московский бизнес, Украина осталась где-то далеко, в стороне. Там все беднело, серело, а Москва стремительно росла. К началу 2000-х я перевез в Москву родителей, и связь с Украиной почти пропала. Она жила уже где-то совсем отдельно, как осиротевшая, обедневшая родственница, и постепенно мы стали забывать об Украине.

Киев напомнил о себе яркой феерией, устроив большой Майдан, с палатками, полевыми кухнями и оранжевыми стягами посреди столицы.

Что же там вдруг случилось? Откуда это? Что вдруг закипело внутри этой земли?

Эти вопросы сразу меня возбудили – и, не доверяя телевизионной картинке, я полез в сеть искать информацию, чтобы услышать из первых уст, что происходит. Ситуация интриговала еще тем, что киевские улицы вдруг взбунтовались против Януковича, вчерашнего донецкого мэра, который мог стать президентом Украины.

Я сам из Донбасса, вырос там. Считал донецкую землю своей, и потому киевский мятеж против донецкого мэра меня еще более заинтриговал.

Первый нестандартный взгляд на происходящее я нашел на донецком ресурсе zadonbass.org. Я неожиданно понял, что картинка киевского бунта гораздо объемнее, чем казалась на первый взгляд. Спор шел не просто про «честные выборы» и подсчет голосов, а был гораздо глубже. На украинских улицах вдруг заговорили о старом, уходящем в века споре «русских» и «украинцев», славянофилов и западников. Вдруг оказалось, что этот киевский Майдан – совсем не о выборах очередного украинского президента, а точнее, не только об этом. Там всплывали вопросы ВЕРЫ, ПРАВДЫ, ИСТОРИИ.

Из всего потока новостей и бизнес-историй этот «украинский вопрос» все больше и больше стал меня занимать, и я полез вглубь. О чем они спорят в украинской столице?

И там, ближе к Киеву, я случайно наткнулся на свежеоткрытый интернет-форум Censor.net

Это был оранжевого цвета сайт, открытый сторонниками Майдана для обсуждения злободневных тем украинской политики. В тот момент это было центровое место споров и обсуждений всего, что творилось на площадях Киева.

Там я впервые узнал, что такое настоящие форумные баталии. Сначала понемногу, потом все больше я стал погружаться и погружаться в этот форум, в поток его новостей и споров.

Кто такие украинцы? Кто такие русские? Есть ли между ними водораздел?

На интернет-форумах никто не ищет ответов на свои вопросы, туда каждый приходит уже со своими сформировавшимися взглядами, отстаивать свою позицию, доказывать свою правоту.

Когда я сделал первый пост на интернет-форуме Цензора, мои взгляды уже были абсолют– но однозначными: оранжевый майдан я воспринимал как абсолютное зло, как инструмент разрушения того мира, в котором мы жили, где не было различия между русскими и украинцами, между Россией и Украиной.

На форуме нужно придумать свое имя – ник.

Вроде бы простое действие, но постепенно ты сживаешься с этим новым именем, и уже непонятно, кто кого придумал. То ли этот ник ты придумал под себя и свои мысли, то ли собственные мысли и фразы ты уже подсознательно настраиваешь под спонтанно выбранный ник.

Я выбрал ник АРХАНГЕЛ.

Последний воин уходящей империи вступает в решающую, пусть и виртуальную, схватку за свою землю, идеи и веру…

Тогда, в разгар майданной бучи, когда на самом популярном киевском интернет-форуме Censor.net бурлили яростные страсти, девять из десяти форумных бойцов были прожженными украинскими патриотами и патриотками. Все московское воспринималось как красная тряпка. Все русское воспринималось как зло. Россия – страна рабов под пятой кгбэшного карлика, зомбированных ящиком, и т. д. и т. п.

Я чувствовал себя как воин-архангел на этом безумном празднике оранжевых вампиров.

Эмоциональный накал этих форумных битв усиливался еще тем, что происходило это в основном ночами. Я уединялся в своем кабинете дома на Рублевке и погружался в войну с оранжевыми вурдалаками. Жена ругалась, ревнуя к вечно мерцающему экрану монитора, но потом успокоилась и она.

Это была моя игра, фантазия и причуда.

Зачем я просиживал те вечера и ночи на украинском форуме? Этот вопрос она задавала мне все время, а я отвечал одно и то же:

– Мне нужно понять, что же там происходит.

Когда сейчас, после Крыма и войны на Донбассе, мне пытаются доказать, что добродушные украинцы стали яростно ненавидеть русских, Москву, Путина и всю Россию именно сейчас, после «незаконного захвата Крыма и Донбасса», я тихо, про себя, улыбаюсь.

Шесть лет, начиная с осени 2004-го, задолго до Крыма и этой трагической войны, я проводил многие ночи в спорах и диспутах с «добродушными» украинцами.

Уровень ненависти к России уже тогда был запредельный.

Россия еще не забрала Крым, даже не думала об этом, не говоря о войне на Донбассе. Но уже тогда украинский интернет, его форумное ядро, были пропитаны русофобией.

Украина вынашивала эту заразу в своей утробе, нянчила ее, лелеяла и ждала. Ждала момента, чтобы распылить эту заразу на всю страну.

Тогда мне казалось, что это касается только малой части украинцев, только этих яростных форумных бойцов. Эта зараза живет только тут, на страницах украинских интернет-СМИ и форумов. Народа эта зараза еще не коснулась.

Один из принципов любого интернет-форума – анонимность. Ты можешь спорить, писать длинные тексты, отстаивать свою позицию, но никто не знает, кто же ты на самом деле.

Я не открывал своего настоящего имени, но писал все как есть. О своих мыслях, о бизнесе, жизни в России, о Рублевке, русских олигархах и о… поэзии.

Устав спорить и кидаться пустыми фразами, я постепенно стал просто вести там свой дневник, именно там, на украинском форуме. День ото дня. Все, что прожил – случайный взгляд, случайная мысль, наброски случайных текстов и… стихи.

Каждый день я перелистывал любимые сборники и выбирал то, что было более всего по душе. Хорошо шел Блок, Брюсов, Пастернак, Бродский.

Но более всего под настроение подходил Гумилев.

В твоем гербе – невинность лилий,
В моем – багряные цветы.
И близок бой, рога завыли,
Сверкнули золотом щиты.
Я вызван был на поединок
Под звуки бубнов и литавр,
Среди смеющихся тропинок,
Как тигр в саду, – угрюмый мавр.
Ты – дева-воин песен давних,
Тобой гордятся короли,
Твое копье не знает равных
В пределах моря и земли.
Вот мы схватились и застыли,
И войско с трепетом глядит,
Кто побеждает: я ли, ты ли,
Иль гибкость стали, иль гранит…

Заочно я знал тогда всех основных форумных бойцов Цензора, но лично мы друг друга ни разу не видели. Первым с Цензора, с кем я познакомился и увиделся, был их главный редактор, Юрий Бутусов.

В какой-то очередной форумной перепалке мы сказали друг другу пару обидных фраз. Обида распалялась, слово за слово, и ты слышишь от оппонента: «Это дуэль!»

– Давай встретимся лично, там и поговорим. С глазу на глаз.

Примерно такую фразу мне кинул Бутусов, и я ему ответил:

– Готов. На следующей неделе я буду в Киеве. Жду тебя вечером в ресторане отеля «Премьер-Палас».

Встреча состоялась в закрытой комнате японского ресторана в отеле «Премьер-палас». Тогда в ресторанах повсеместно царил стиль фьюжн, смесь японского с итальянским. Я заказал бокал шабли и блинчики с лесными ягодами. Бутусов попросил те же блинчики, но с черным чаем, и назначенная «дуэль» довольно быстро превратилась в братание.

На многие годы мы стали с Бутусовым если не друзьями, то хорошими знакомыми. Всякий раз, когда я прилетал в Киев, я набирал Юру на мобильном с предложением выпить кофе, и мы встречались.

Чем живет Киев, его олигархи и простые люди?

Юра удивился, найдя меня среди активных пользователей его форума, и честно признался, что польщен. Он был искренне рад, что кто-то серьезный из Москвы заметил его молодой сайт и активно на нем общается.

– Я – бизнесмен, но ведь не только из бизнеса состоит наша жизнь, – объяснял я Бутусову свою странную забаву. – Не только в пересчете денег ее смысл. Мы все время ищем что-то еще.

С некоторым недоверием, но он меня понял. Хоть и с удивлением, но это принял. А я пытался понять – что представляет из себя он сам? Что он думает об Украине?

– Я – русский, – заявил мне Бутусов в ответ на мои претензии о русофобии, льющейся с Цензора. – Я за тесные связи с Россией, но Россия далеко и ничего не делает для налаживания этих связей, и потому мы тут барахтаемся как можем.

– А что ты думаешь про украинские СМИ и интернет вообще? – продолжал расспрашивать я Юру.

И Бутусов стал рассказывать мне, как это видит он сам.

– Интернет в Украине – это прежде всего интернет-СМИ, у нас их очень много. Говорят, что это Майдан породил интернет-газеты. А может, все наоборот. У нас в Украине это какой-то самовозбуждаемый механизм. Майдан порождает интернет-издания, а сами издания потом порождают очередной Майдан.

– Юра, объясни, а как вы зарабатываете? Какие доходы, расходы?

И главред стал объяснять, что все непросто.

Рекламы нет как таковой. И это не только у него, так во всем украинском интернете.

– На что же вы тогда живете? – продолжал спрашивать я.

Рекламных доходов в украинской Cети тогда почти не было. Это было несколько странно, поскольку к тому времени Рунет уже вспухал от рекламных денег. Я еще помнил времена начала нулевых, когда денег не было и в российской Cети, но сейчас на дворе стоял конец 2006-го, рекламные доходы российских интернет-СМИ уже исчислялись миллионами.

Но в Киеве было не так.

Украинские интернет-СМИ жили тогда на «джинсе́» и «те́мниках». Эти два новые для меня слова я узнал именно от Бутусова. Первой статьей доходов всех украинских интернет-газет была джинса, то есть проплаченный материал по чье– му-либо заказу.

Обычно джинсу заказывали олигархи, большие и малые, а также политики разных мастей. На джинсе жили тогда почти все киевские издания, на этом жил и Цензор. Это не были большие деньги, но этого хватало, чтобы оплачивать работу редакции в три-четыре человека.

«Темники» – это уже удел большой политики, когда администрация Кучмы или теперь Ющенко указывают негласно, что и как писать, освещать в СМИ. Это удел больших, в основном телевизионных каналов. Там политический заказ, большие деньги, но одинокие интернет-СМИ от этого далеки.

– Мы живем на джинсе.

Бутусов рассказывал об это нехотя, как бы стесняясь. Такая ситуация ему самому не нравилась, но нужно было как-то жить-выживать.

– Но ведь это все несерьезно, – говорил я Юре.

Такого уже давно не было в России, тем более в Европе или Америке. Наши, российские, интернет-издания жили уже в основном на рекламные деньги, и потому могли свободно формировать свой контент.

– Если доходная база СМИ – суть джинса, то это же искажает суть. Юра, ты с этим не согласен? – спрашивал я.

– Конечно, согласен. Мы в Украине должны вырабатывать цивилизованные правила бизнеса, такие же как в России, – подтверждал мне Бутусов. – Но денег в Украине гораздо меньше, чем в России, у нас же нет нефти, и потому – живем, как живем. Кр убрать рекламу

оме того, количество украинских интернет-газет огромное, у нас их, наверное, больше, чем в России.

– Как же так получается? Рекламного рынка в Сети нет, а газет больше. На что же они все живут?

– А вот так и живут, на джинсе и «спонсорах». Каждый олигарх и политик, а у нас это одно и то же, владеет какой-нибудь интернет-газетой.

– А на кого работаешь ты? Кому принадлежишь? – спросил я тогда Бутусова.

– Цензор принадлежит мне, главному редактору, – четко ответил Бутусов, но на чьи деньги живет редакция, сразу не признался. Лишь из намеков я понял, что это как-то связано с Тимошенко и Турчиновым.

Мы попрощались и договорились держать контакт, периодически встречаться, делиться мыслями и планами.

P. S.

А через пару недель я снова зашел на форум и открыл новую ветку «Готов купить Цензор. нет»: «Обещаю не вмешиваться в редакционную политику и даже готов не менять оранжевый цвет сайта, так меня раздражающий. У меня будут всего два условия:

1. Модераторы сайта будут регулярно чистить ветку, где я веду свой дневник.

2. Имя покупателя сайта так и останется инкогнито».

Украинский интернет мы решили покупать вместе с Юрой Мильнером.

Это было весной 2007-го, через два года после первого, еще оранжевого, Майдана. Президентом был Ющенко, а премьером – Янукович. Странное время украинской политики, когда переплелись все вместе: Ющенко и Янукович, Тимошенко и прочие. Киев насквозь был пропитан оранжевыми настроениями, а в экономике все еще рулили «донецкие».

Мы в «Русских Фондах» к тому времени вышли из Рамблера, и других интернет-проектов в нашем портфеле уже не было. Мы выстраивали классический финансовый холдинг из брокериджа, управления активами и IB. И решили, что если опять идти в интернет, то идти нужно с кем-то, кто занимается этим постоянно, кто полностью вовлечен в Сеть, следит за ее трендами и перспективами.

Юра Мильнер к тому моменту был основным игроком в Рунете, он скупил контроль в Mail.ru, привлек деньги Усманова, купил долю в Одноклассниках и Вконтакте. Было видно, что более профессионального человека, разбирающегося в интернете, у нас нет.

И я поделился с Юрой своей мыслью пойти на Украину.

Эта идея Юре сразу понравилась – и, чтобы зря не конкурировать на пустом месте, мы тут же договорились, что «покупать» Украину будем вместе, в пропорции 50/50, его DST и «Русские Фонды».

При этом я возьму на себя главную роль в поиске объектов для покупки, в переговорах с участниками, торговле, структурировании и заключении сделок. За Юрой – общий анализ рынка, рекомендации по альянсам, стратегии переговоров и окончательное утверждение цены сделок. Своей задачей мы поставили купить сильных украинских игроков и сформировать ведущий по посещаемости и охвату аудитории холдинг украинских ресурсов.

Эта эпопея и началась весной 2007-го.

Сначала мы взялись за анализ рынка – и тут выяснилось, что ситуация в украинском интернете очень запутанная. Прежде всего оказалось, что собственно «украинского» в украинском интернете почти ничего нет. Основными игроками к тому моменту были американский Google и русские Яндекс, Mail.ru, Рамблер, Одноклассники и Вконтакте. Именно эти американские и российские сайты и делили основную поляну украинского интернета. Это касалось как общего охвата и посещаемости, так и рекламных доходов.

Стало понятно, что собственно купить «украинский интернет» невозможно, его просто нет!

Рунет к тому времени уже был большим состоявшимся рынком с многомиллионными долларовыми рекламными и прочими бюджетами. Он распространялся за пределы своих географических границ и покрывал русскоязычную аудиторию на Украине и не только. Рунет расширялся на русскую аудиторию Германии, Америки и во всем мире.

А что же тогда вообще есть «украинский интернет»?

Если украинский пользователь в Киеве или Днепропетровске регистрирует свой почтовый ящик на Mail.ru, а ищет поисковиком Яндекса, то чей это пользователь? Рунета или Уанета?

Ситуация усугублялась тем, что как раз в это время стали бурно расширяться социальные сети как новый вид общения, коммуникаций и вообще новая суть интернета. Семимильными шагами росли Одноклассники и модный молодежный Вконтакте. Украина по проникновению интернета не сильно отличалась от России. Она, возможно, отставала от столичных мегаполисов, Москвы и Питера, но с российскими регионами была примерно вровень.

Вообще, украинский интернет-рынок по своим характеристикам больше напоминал картинку крупного российского региона, где лидировали Яндекс, Google и была куча мелких тамошних провинциальных сайтов о местных новостях, ресторанах, клубах и прочем.

Сомнения в том, что на Украине возможно сформировать что-то свое и уникальное, возникло сразу. Но Украина все-таки – большая страна с населением в 45 млн человек. Тут что-то, но должно сформироваться. В соседней Чехии, к примеру, местный поисковик имел большую посещаемость и даже обгонял местный Google, похожая ситуация была и в Польше.

Но Украина – не Польша, это тесно переплетенная с Россией страна, сможет ли она сформировать свой собственный, национальный интернет?

Этот вопрос оставался висеть в воздухе, но, обсуждая его между собой, мы с Мильнером решили, что шанс все-таки есть и нужно попытаться. В любом случае не хотелось оставлять этот шанс кому-то другому ни в России, ни на Украине, а тем более – иностранцам.

У нас не было идеи или задачи забрать Украину под себя. Мы решили лишь сделать крупного национального игрока, достойного конкурировать как с американскими, так и с российскими сайтами.

А там – как пойдет.

Возможно, удастся продать это тем же американцам или крупным нашим, русским, игрокам. А возможно, этот национальный игрок будет самодостаточен и самостоятельно выйдет на биржу. Мы не отвергали ни один из вариантов, и чувствовалось, что шанс есть. Эту бизнес-идею мы приняли как основную, и я поехал в Киев.

Искать – что у них там есть из интернета.

Первоначальный анализ поляны украинского интернета выявил следующих игроков.

Абсолютными лидерами по охвату и посещаемости были американские и российские сайты. Но при общем их превалировании тем не менее были и свои сильные украинские ресурсы. На них приходилось не более 30 % общей доли посещаемости, но эти проекты были, и именно на них мы начали смотреть с Юрой Мильнером, когда решили купить «украинский интернет».

Общая картинка Уанета напоминала слепок нашего российского интернета в миниатюре.

Скелет Рунета состоял тогда из трех основных сервисных порталов: Яндекса, Рамблера, Мейла, то есть поисковика, портала-каталога и почты.

Так и тут, на Украине, была своя лидирующая тройка: Мета, Бигмир и Ukr.net.

Украинские интернетчики копировали российскую модель, и за прошедшее десятилетие сумели воспроизвести свои местные аналоги.

Мета – единственный на тот момент украинский портал, созданный командой в Харькове, где стоял свой собственный, «украинский» поисковый движок.

Там же крутилась и собственная машинка контекстной рекламы. Этот ресурс был чем-то средним по виду между Рамблером и Яндексом.

Бигмир – второй по хронологии рождения украинский портал, созданный американцем Джедом Санденом, который жил в Киеве и активно развивал еще с девяностых украинские газеты и журналы. Основной фишкой Бигмира был рейтинг украинских сайтов, полный аналог рамблеровского проекта TOP100.

И, наконец, Ukr.net – украинский почтовик, аналог нашего Mail.ru, наиболее популярная интернет-почта под национальным брендом.

По набору функционала все эти проекты-копии не сильно отличались от своих российских оригиналов, но работать им приходилось с троекратной конкуренцией, ведь соперничать приходилось с американскими монстрами, российскими игроками и вдобавок с кучей своих же конкурентов.

Но это был основной костяк, хребет украинского интернета в те годы, а на нем уже висели все остальные сайты, в частности пестрый набор интернет-СМИ.

Количество интернет-газет зашкаливало, но и среди них были лидеры.

Прежде всего, это «Украинская правда» – самая яростная и политизированная газета страны. Далее – «Корреспондент» и еще пять-шесть других популярных изданий типа «Цензора» и «Обозревателя». А кроме них, была еще куча других. Они жили на деньги крупных и мелких олигархов, телеканалов и различных неправительственных зарубежных фондов. Этих сайтов было много, но они все были мелкими.

Когда мы с Мильнером всмотрелись в эту картинку, то решили, что нужно браться за сам хребет, купить кого-то из основных игроков: Мету, Бигмир или Ukr.net.

Возможно, удастся купить двоих, тогда мы их объединим. А может, и всех троих. Объединение трех ведущих украинских ресурсов было очевидным решением. Сторонний анализ показывал, что это был бы самый верный путь.

Как еще конкурировать с крупными международными и российcкими игроками?

Чтобы расширить «украинскую поляну», нужно было объединять украинские ресурсы, концентрировать усилия, укреплять хребет и наращивать мясо.

Предлагая параллельно Бутусову, главному редактору Цензора, купить и его Censor.net, я уже понимал, что это просто игрушка, продолжение моих форумных ночных баталий, не более.

Для бизнеса и крупной игры это было не нужно, даже могло помешать. Ведь это была скорее игра в политику.

Но все-таки я предложил Бутусову 100 000 долларов за неконтрольный пакет Цензора с обещанием не вмешиваться в редакционную политику и условием, что мое имя останется в стороне. В тот момент мы уже активно обсуждали с Мильнером наши «украинские» планы, и мне не хотелось смешивать в кучу бизнес и политику.

100 000 долларов были большими деньгами для Бутусова, но он колебался.

– Этих денег не хватит на приличную квартиру в Киеве, – честно признался он.

Цензор – его личный проект, это его имя, и если уж что-то продавать, то должно хватить хотя бы на квартиру. Кроме того, выяснилось, что Цензор даже не зарегистрирован как СМИ и вообще как юридическое лицо. Редакция получала все деньги в черную, а переход на цивилизованную белую бухгалтерию вызвал бы лишь увеличение убытков. Помимо этого, появление нового реального партнера привело бы к необходимости отчетов перед инвестором.

И Бутусов честно признался, что он к этому не готов.

Он не уверен, что из Цензора и вообще из типовых украинских интернет-газет с их джинсой возможно сделать цивилизованный белый бизнес с налогами и отчетами перед инвесторами. И наш разговор о покупке Цензора постепенно затух. Но именно он и показал, что если уж идти на Украину, то нужно играть по-крупному.

Российский интернет тогда развивался невиданными темпами, в нем крутились огромные деньги. Это были и доходы от рекламы, и большие инвестиционные деньги. Рамблер успешно провел свое IPO на бирже. Яндекс и Mail.ru еще только готовились к ней, но уже было понятно, что стоить они будут миллиарды долларов.

Если российский интернет притягивает миллиарды, неужели украинский не может притянуть хотя бы миллионы?

Эта мысль казалась тогда очевидной, и я стал искать встречи с основной тройкой: Метой, Бигмиром и Укрнетом.

«Русские фонды» вложились в уанет

Крупнейшая украинская поисковая система «Мета» сменила владельца. Как стало известно Ъ, инвестгруппа «Русские фонды» и компания Digital Sky Technologies (DST) приобрели 51 % акций одной из крупнейших украинских интернет-компаний, владеющей поисковой системой meta.ua. Сумма сделки составила около $6 млн. С покупкой «Мета», указывают участники рынка, «Русские фонды» и DST получат контроль над 17 % украинского рынка интернет-рекламы.

С Метой мы договорились довольно быстро.

Контрольный пакет этой харьковской компании был в руках американского фонда Sigma Bleyzer, владельцем которого был Михаил Блейзер, бывший харьковчанин, эмигрировавший в США еще во времена СССР. Его фонд активно работал на Украине, но в тот момент они полностью сконцентрировались на кабельном телевидении и сразу ответили нам, что готовы продать свой контроль в Мете.

А после встречи с Юрой Назаровым, основателем и руководителем компании, стало понятно, что мы договоримся и с ним.

Американцы уже давно не вкладывали в портал, а команда хотела развиваться и войти в партнерство с известными российскими инвесторами, это было для них как второе дыхание.

Теперь нужно было понять, что у двух других.

Порталом Бигмир владел американец Джед Санден, глава KP Media.

Он уже давно создавал свой медиа-холдинг из газет и журналов и прекрасно чувствовал, что за интернетом будущее. Сайт его журнала «Корреспондент», вкупе с Бигмиром, держал серьезную долю украинского рынка интернет-рекламы.

Но из первого же разговора с Джедом стало ясно, что свой Бигмир он оценивает недешево. Разговор шел о десятках миллионов долларов.

Такую цену мы с Мильнером не были готовы давать за Бигмир, и я стал искать следующего игрока, хозяина почтовой компании Ukr.net.

Это оказалось непросто. Избегавший общения с прессой, он не любил лишних контактов, а когда назначил встречу, то назначил ее в… киевском казино.

В темном зале с притушенным светом сидел бритопостриженный человек в черном свитере с цепочкой на шее. Он напоминал скорее бандита, чем интернет-инвестора. Но эта картинка была обманчива, передо мной сидел абсолютно адекватный человек, профессионально разбирающийся и в тонкостях интернета, и в нюансах украинского бизнеса.

Михаил Комиссарук жил в это время между Израилем и Донецком. Закончив в девяностых мехмат Донецкого университета, он уехал в Израиль, где и занялся IT-бизнесом. А когда его почтовик Укрнет неожиданно раскрутился, он вернулся на Украину и рулил уже тут, напрямую.

Из всей тройки основных украинских ресурсов, его почтовик Укрнет был, конечно, самым интересным. Было понятно, что украинские пользователи рано или поздно будут переносить свои почтовые ящики именно на этот национальный домен, и сайт будет расти.

Так и происходило.

В тот момент по посещаемости он был номером один среди украинских ресурсов, и Михаил тут же заявил, что ему уже предлагали за сайт 100 млн долларов.

Он, конечно, врал. Такую цену ему не мог дать никто.

Но Комиссарук с наглой ухмылкой предложил, чтоб я дал еще больше.

– Удивите ценой, – сказал он мне небрежно.

Удивлять мы никого не хотели, и потому разошлись не договорившись.

К этому моменту полностью прояснилась вся картинка украинского интернета.

Это – харьковская Мета, донецкий Укрнет и киевский Бигмир.

Донецк, Харьков и Киев – вот весь расклад. Эти три города и держали в своих руках Уанет.

Украинских олигархов в капитале этих порталов не было, они еще не обратили свое внимание на интернет. Казалось бы, со всеми действующими украинскими игроками можно было бы договориться, но они жадничали. Покупать двоих, а тем более троих из них было бы очень дорого. Киев и Донецк просили за себя слишком много, неоправданно дорого.

Единственное разумное предложение было от Харькова, и мы решили купить пока только Мету.

Цена, которую просили фонд «Сигма Блейзер» и метовская команда, была вполне адекватной: 2 млн долларов нужно было выплатить Сигме за контроль, 1 млн на руки команде, и еще 1 млн в компанию на развитие.

Это было адекватное предложение для того времени, мы его приняли и провели сделку.

Далее нужно будет следить за конкурентами и со временем договариваться о каких-то альянсах, слияниях или обменах. Таков был наш план, и мы стали формировать вокруг Меты холдинг и усиливать портал, приобретая дополнительные проекты в финансах, спорте, туризме и электронной коммерции.

P. S.

В украинском фольклоре есть пословица «где два хохла, там три гетмана». Я бы продолжил эту фразу.

Где три украинца, там четыре гетмана. Где четыре, там – уже пять!

Какая-то странная закономерность есть у этой земли, этого чернозема. Если украинец видит, что у соседа появилось что-то серьезное, то тут же появятся еще два соседа, которые будут делать то же самое!

Одновременно с нашим объявлением о покупке Меты в украинском интернете стали почковаться и плодиться новые порталы.

Несколько программистов ушли из команды Джеда Сандена и за короткое время слепили второй Бигмир, под кратким доменом i.ua.

Деньги на свою раскрутку они нашли у какого-то днепропетровского парня и теперь к Донецку, Киеву и Харькову добавился Днепропетровск[16]. А компания гордо начала называть себя новым лидером Уанета.

Но и этого мало, со временем скажет свое сло– во и Ахметов, самый богатый олигарх Украины. Он откроет отдельный бюджет и станет вкачивать новые миллионы в свежий, созданный с нуля портал – Tochka.net, уверенно заявляя, что теперь именно он будет безусловным лидером украинского интернета.

Пять гетманов на одну бедную нэньку Украину.

«Русские фонды» купили Finance.ua

Группа «Русские фонды» продолжает инвестировать в украинский сегмент интернета. Следующим шагом после покупки контрольного пакета акций украинского интернет-портала «МЕТА» стало осуществление аналогичной сделки с ЗАО «Инфинсервис» – владельцем финансового портала Украины Finance.ua. Сумма сделки не называется, однако, по мнению экспертов, она не превышает $750 тыс.

За первый год нашего похода на Украину мы купили пять проектов.

Поисковик Мета должен был стать основным среди них, центральным элементом холдинга.

К нему добавился финансовый портал Finance.ua, он лидировал в те годы в области финансовых медиа Украины, и Sport.ua, он лидировал среди спортивных ресурсов.

Кроме этого, в группу вошли интернет-аукцион Auction.ua и туристический портал Nezabarom.

Группу мы создали, но было видно, что этого мало.

Наш охват в 30 % украинской аудитории был, хоть и большой, но такими же цифрами могли похвастаться и другие внутриукраинские конкуренты: Бигмир, Ukr.net и i.ua.

Все эти ресурсы постоянно копировали друг друга, запускали очередные продукты, лишь усиливая конкуренцию.

Расклад сил не менялся. Было видно, что нужно делать какой-то следующий шаг.

И тут свою активность неожиданно проявил Google, их московский офис сам вышел на наших харьковских ребят с предложением переговорить о возможной сделке.

Google хочет купить Мету!

Это звучало интригующе, и мы с Мильнером поехали к ним на встречу.

У Google не было тогда отдельного офиса на Украине, этим вопросом занимался их офис в Москве, там они и подтвердили, что у Сергея Брина (руководителя и создателя Google) появился какой-то интерес к Украине, а точнее, он задумался об открытии «программистских» хабов в различных регионах мира. Там Google будет вести свои новые разработки, не будут же они вечно свозить лучших программистов в Силиконовую долину.

– То есть вам нужна Мета не как компания, а как набор программистов? – стали уточнять мы с Мильнером суть их интереса.

– Да, примерно так, – был их ответ.

Они сами еще толком не знали, что же хочет делать Сергей Брин? Серьезен ли этот интерес к Украине или просто минутная затея.

– Но смысл именно в этом, в команде.

Нам не нужны технологии или оборудование, не нужен бренд. Нам нужны люди. Поэтому, если идти к сделке, мы не будем проводить финансовый или технологический дью-дилидженс (англ. due diligence – проверка компании перед покупкой).

– Нам нужны просто списки сотрудников. Кто что умеет? Какой у них опыт, какие проекты они реализовывали?

– В принципе, ваш подход верен, – ответили мы.

Харьков, где работала основная команда Меты – университетский город. Там много технических вузов, много выпускников-айтишников, программистов.

– И со временем построить там «программистский хаб» – вполне реальная задача! – подтвердили мы задумку Google.

Для вас это будет действительно рационально. По зарплатам, Харьков – не Москва и даже не Киев.

В общем, направление мысли верное.

– Покупайте у нас 100 % Меты и стройте на ее основе этот хаб.

Мы сделали это предложение сразу, но было видно, что с финансовой точки зрения им это будет вряд ли интересно. Даже если мы не будем жадничать, то все равно запросим за компанию миллионы долларов. Зачем платить нам эти миллионы, если можно просто переманить со временем сотрудников или нанять других.

Мета, конечно, была уже сформированной командой, и работу можно было бы начинать быстро, без раскачки, и Google пошел думать.

За все годы нашей работы на Украине этот интерес со стороны стратегического интернет-игрока мирового уровня был единственным и последним.

Но сделка не состоялась, она не дошла даже до обсуждения цены.

Наверное, это была какая-то минутная слабость Брина, его случайная фантазия.

Идея «программистских хабов» в Google не прижилась. За яркими и талантливыми программистами трудно следить на расстоянии, и Google продолжила собирать лучшие умы со всего мира к себе в Силиконовую долину.

Тема партнерства с Google не состоялась. Нужно было искать другой маневр.

Руководитель Сonnect.ua Сергей Коркин: «Одноклассники» и «Вконтакте» – это естественные монополии.

Миллионы украинских пользователей общаются в интернет-сетях. Однако оба успешных портала, «Одноклассники» и «Вконтакте», расположены в России. «Коннект» – первая украинская сеть, которая стала прибыльной. Ее основателю – 23 года.

В 2008-м на украинском интернет-небосклоне стала восходить новая звезда, собственная общенациональная социальная сеть connect.ua.

Она была стильной по дизайну, удобной по функционалу и выглядела очень пристойно, по крайней мере на первый взгляд. Она стремительно развивалась, количество ее подписчиков и участников быстро росло, и мы стали за ними наблюдать.

Тот год был годом всеобщего расцвета социальных сетей.

Российский сайт «Одноклассники» уже накрыл всю Россию и другие бывшие республики СССР. Старые одноклассники неожиданно нашли там друг друга и стали между собой что-то обсуждать, обмениваться фото и просто болтать.

Еще более быстрыми темпами взлетел питерский сайт «Вконтакте» молодого Павла Дурова. Эта сеть распространялась еще быстрее Одноклассников, и постепенно пользователей русскоязычного интернета можно было уже различать не по тому, каким поисковиком он пользуется, а в какой сети он открыл свой аккаунт.

Люди постарше были в основном в Одноклассниках, а молодежь тусила Вконтакте.

Американская сеть Facebook Марка Цукерберга еще не была популярна в России, аккаунты там открывали единицы. В тот момент Россия и Украина были полностью под зонтом двух русских социальных сетей.

Наблюдая тогда за разворачивающейся конкуренцией, я видел, что американский Facebook, быстро покорив Европу, с Россией не справлялся. Facebook не удавалось набрать критическую массу пользователей, чтобы сеть могла самопроизвольно расти.

Этот исторический момент был подобен конкуренции русских поисковиков (Яндекса и Рамблера) с Yahoo! и Google в начале нулевых. Тогда русским поисковикам удалось отстоять свою русскоязычную поляну, и Google не смог справиться с Яндексом, хотя легко решил подобную задачу и в Германии, и во Франции.

Только Россия и Китай в результате могут похвастаться собственным национальным поисковиком, наравне конкурирующим с Google.

Та же ситуация складывалась в 2007-м и в социальных сетях.

Рунет отстоял свою поляну и сумел раскинуть свои соцсети быстрее американцев. Россия опять шла своим путем.

А что Украина? Как у нее?

Есть ли шанс у украинского интернета создать свою собственную социальную сеть в противовес русским Одноклассникам и Вконтакте? И нужно ли вообще украинцам иметь что-то свое, самостийное?

Этот вопрос висел в воздухе, когда мы и обратили внимание на эту молодую и настырную социальную сеть, созданную каким-то киевским студентом-программистом Сергеем Коркиным.

История молодого студента, на коленке создающего мирового уровня соцсеть, была у всех на устах. Яркие взлеты Марка Цукерберга и Павла Дурова заражали тогда многих, и я начал искать.

Кто он такой, этот киевский студент?

Как обычно, я позвонил в наш киевский офис «Проспекта» и попросил найти этого парня:

– Я готов прилететь в Киев и там с ним встретиться.

Обычно после таких звонков из Москвы мне быстро находили людей и легко организовывали контакт, но тут все затянулось.

Во-первых, этого студента долго не могли найти. Его телефонов, контактов, мейлов ни у кого не было, а на самом сайте отказывались их дать.

Во-вторых, когда его все-таки нашли, он сходу отказался от встречи, сославшись на то, что ему это неинтересно.

Это была странная, редкая ситуация для Украины, и потому я был заинтригован еще больше. Я настойчиво просил наш киевский офис все-таки найти этого парня, раскрутить его на разговор и понять, откуда у него деньги? И какие у него планы на будущее?

В конце концов его все-таки нашли, но после разговора ситуация стала еще запутаннее. Откуда деньги, он не признавался, но сказал, что, в принципе, проекту средства будут нужны, и, возможно, он вернется к разговору, но у него есть какой-то «начальник», и разговаривать нужно с ним.

Сергей Коркин шифровался, и понять его было трудно.

Картинка прояснилась только через полгода, когда мне неожиданно позвонил Дмитрий, сотрудник московского офиса «Ренессанс-капитала», с предложением выпить кофе и обсудить тему украинской сети connect.ua.

На этой встрече Дима и признался, что это ОН владеет единственной украинской социальной сетью.

Это – его задумка, его идея, деньги и реализация.

Дима был из молодых и рьяных московских инвестбанкиров, новое восходящее поколение «Ренессанс-капитала». Он работал на Стивена Дженингса, но в свободное от работы время сам придумал и решил создать украинскую социальную сеть № 1.

Интрига становилась все забавнее, и я предложил встретиться уже на троих – Дима, я и Юра Мильнер, с которым мы тогда вместе и вели все наши украинские интернет-инвестиции.

Мы собрались в офисе Мильнера, на одном из верхних этажей небоскреба в Москва-Сити, и свысока смотрели на мегаполис. Оттуда даже Москва виделась маленькой, до Украины и Киева было совсем далеко.

Из общего разговора стал проясняться юмор ситуации. Оказалось, что за столом сидели три бывших украинца. Я из Донбасса, родители Мильнера то ли из Черкасс, то ли из Запорожья, а Дима родом из Киева. Мы все давно переехали в Москву, жили в России и тут достигали своих успехов и высот.

И вот сейчас эти трое московских «украинцев» сидят в Москве и обсуждают, как создать национальную украинскую социальную сеть!

– При этом сами украинцы должны думать, что это именно украинская соцсеть, созданная на Украине и для украинцев. Именно тогда она взлетит, – рассказывал нам свой тайный замысел Дима. – Украинцы рано или поздно будут уходить из «русских» социальных сетей, и мы сделаем для них эту чисто украинскую сеть – connect.ua.

– А кто же такой тогда этот киевский студент Сергей Коркин? – спросил убрать рекламу

– Он просто один из нанятых программистов, не более. Мы играем спектакль, будто украинский студент придумал и создал для украинцев общенациональную социальную сеть!

– Но это же рано или поздно раскроется, – стал недоверчиво уточнять я.

– Нет, мы договорились, он будет молчать.

– А кто же пишет программный код? – уточняли мы у Димы.

И он стал прояснять основную концепцию управления проектом.

Стратегическое развитие и основные решения принимает он – отсюда, из Москвы. Основная разработка тоже в Москве. В Киеве только техническая поддержка, дизайн и прочие детали, там он нанял несколько недорогих студентов-программистов. Там же наняли и Сергея Коркина, он играет роль создателя сети.

Деньги на развитие проекта Дима находит в Москве у столичных бизнесменов и предлагает нам включиться в эту игру…

Купили на вырост

DST приобрела 1,96 % привилегированных акций Facebook за $200 млн, оценив всю компанию в $10 млрд, рассказал «Ведомостям» основатель и гендиректор DST Юрий Мильнер. Это подтвердил во время телеконференции основатель Facebook Марк Цукерберг. Он надеется, что в этом году доходы Facebook вырастут на 70 %, а к 2020 г. компания начнет генерировать положительный денежный поток. Поможет этому и сделка с DST, которая обеспечит Facebook денежный запас.

Ключевой, переломный момент на рынке русского интернета произошел в мае 2009 года.

Вторую неделю я пытался дозвониться до Юры Мильнера, обсудить с ним наши «украинские» дела и пару совместных российских проектов. Мильнер был в Америке на каких-то важных переговорах. Разница во времени и график встреч все не стыковались, и переговорить не удавалось.

А 27 мая я открыл «Ведомости» и прочитал: фонд DST Юрия Мильнера подписал соглашение на покупку 1,96 % акций американской компании Facebook за 200 млн долларов. Буквально через несколько минут мне позвонила секретарь и сказала, что Мильнер на проводе, готов поговорить.

– Как тебе новость? Что ты об этом думаешь? – сразу спросил Юра.

Новость была для меня абсолютно неожиданной, и я честно признался, что еще не понимаю сути. Facebook – это, конечно, круто, самая горячая и обсуждаемая тогда тема, но сама сделка мне пока непонятна.

– Facebook – крут, согласен. И что Усманов дал в DST 200 млн для этой сделки, тоже понимаю.

У русских олигархов уже были такие деньги, им понравился интернет, и это было объяснимо.

– Но зачем покупать такой мелкий миноритарный пакет? – спросил я у Юры.

Обычно он, как и мы, покупал контрольные пакеты, минимум блокирующие, чтобы можно было на что-то влиять.

– Но зачем покупать мизерные 1,96 %? Это же ни о чем. Да при этом за огромные 200 млн, – переспросил я. – Тебя же завтра размоют или просто затрут среди других мелких акционеров. Юра, в чем цимус?

Эти вопросы я и задал Мильнеру в тот исторический день, 27 мая 2009 года.

Юра не стал растолковывать мне все подробности, он и сам тогда толком не понимал, к чему это приведет. Но он поделился своими ощущениями, мыслями и ожиданиями, зачем он это сделал.

В тот момент Facebook еще не был публичной компанией. Все акции компании были на руках Марка Цукерберга и его близких друзей-партнеров. Был лишь маленький раздробленный пакет акций на руках сотни сотрудников, которые получили их в качестве бонусов и премий.

Официального рынка акций Facebook еще не было, но часть сотрудников хотели их продать, всем нужны были деньги. И постепенно стали формироваться полуподпольные, серые биржевые площадки, где и начали торговаться эти мелкие раздробленные акции. На них появились и первые котировки.

Партизанщина с акциями сотрудников не нравилась Марку Цукербергу, и он решил ее как-то цивилизовать и взять процесс под контроль.

Тогда он и объявил своего рода тендер, «конкурс невест» среди потенциальных инвесторов и инвестфондов на право легально и прозрачно купить небольшой пакет акций у его сотрудников, тех, кто готов их продать.

Тот «конкурс красоты» вызвал небывалый ажиотаж, пришли десятки именитых фондов и инвестбанков со всего Wall Street. Тема была горячая, все хотели купить хотя бы кусочек живого Facebook еще до того, как он выйдет на биржу.

Вот на этот «конкурс» и поехал Юра Мильнер с деньгами Алишера Усманова.

Марк Цукерберг – необычный парень. Деньги не являются для него основным критерием принятия решений. Он встречался со всеми потенциальными покупателями лично, стремясь понять философию и мысли каждого претендента – что они думают о будущем.

И вот на этом конкурсе тщеславия, ума, интуиции, опыта, экспертизы и победил в тот день ЮРА МИЛЬНЕР!

Молодой Марк Цукерберг выбрал не каких-то вальяжных инвестбанкиров с Wall Street, прожженных акул американских хедж-фондов, а выбрал Юру.

Родители Мильнера переехали с Украины в Москву давно, еще в советское время. Сам он родился уже в Москве, закончил физфак МГУ, успел поработать в советской науке, а в девяностых, как и многие из нас, ушел в банковское дело. Сначала простым сотрудником в Мировой Банк, а затем в Менатеп к Ходорковскому вести его инвестиционно-банковский бизнес.

После дефолта 1998-го он организовал уже свою компанию и с головой погрузился в русский интернет, скупая последовательно Mail.ru, Одноклассники и Вконтакте.

За прошедшие 10 лет он глубоко погрузился в эту индустрию, чувствовал и понимал там все. Чем живут эти компании, где их слабости и куда они растут? Его беседы с Павлом Дуровым, борьба за покупку Одноклассников и дали ему тот опыт, знания, бэкграунд, которые в результате и перевесили все pro et contra… и Марк Цукерберг выбрал именно его – Юру Мильнера.

Эта, казалось бы, проходная, рядовая сделка на фондовом рынке стала на самом деле ключевой для всех рынков – и для американского, и тем более для российского и украинского.

Именно с этой сделки начался инвестиционный взлет акций Facebook. Весь мировой инвестиционный бомонд повернул головы в сторону Facebook и Мильнера.

Это был его взлет, как первый полет Гагарина. В один день Юра улетел в космос мирового интернета. И дело даже не в том, что наибольшую прибыль на этой сделке заработал Усманов, ведь деньги были в основном его.

Самое главное, Юра сделал шаг наверх, перешел на верхнюю палубу мировых инвестиционных процессов. Там ходили совсем другие деньги и совсем другие проекты.

В первые дни после той сделки я был очень горд за Юру, за то, что мы знакомы, давно уже совершили не одну сделку, вместе праздновали дни рождения и все такое…

Но постепенно приходила и горечь понимания, что теперь Юрию Мильнеру будет не до нас, не до тех, кто остался ютиться на нижних палубах России и Украины.

Все инвестиционное сообщество, которое до того момента рыскало по полянам российского и украинского интернета, повернуло свои взгляды на него и стало завороженно следить за Мильнером и Усмановым.

Что они там творят на рынках США и Китая?

Печальнее всего было смотреть на Украину.

К тому моменту в России прошли уже почти 10 лет инвестиционного бума в интернете. Были созданы внутренние гиганты типа Яндекса, Мейла, Рамблера, Вконтакте. Это были крепкие, капитализированные структуры с многомиллионными прибылями. Даже если ключевой инвестор переключал свой взгляд на США и Китай, внутренний российский рынок продолжал расти и генерировал игрокам прибыль. Этой собственной прибыли было достаточно для роста, новых покупок и создания новых продуктов.

На Украине в этот момент все было иначе.

Украина отстала, она пропустила инвестиционный бум нулевых, а рекламные деньги так и не начали толком идти в Сеть.

Страна была на перепутье. Неопределенность нарастала.

В этот ключевой для рынка момент я и решил – пора хеджировать риски!

Мы продали часть нашей доли «украинских инвестиций» богатому швейцарскому фонду.

Они были воодушевлены именем Мильнера, увидев его в наших партнерах, они верили в его интуицию и дали нам неплохую цену. Той сделкой мы полностью отбили свои вложения в «украинский интернет» и даже вышли в прибыль.

Мы остались акционерами проекта, продолжили управлять им, но с того момента стали наблюдать за этим скорее со стороны.

Что же теперь будет происходить на этой «украинской поляне», где гуляет туча местных голодных гетманов, пропал интерес российских инвесторов, а мировой финансовый кризис полностью остановил рост местного рынка интернет-рекламы?

Все против всех!

Аукцион ушел с молотка

Польская группа Allegro, владеющая Aukro.ua, выкупила контрольный пакет акций конкурента у «Русских фондов», купивших сервис всего три года назад. Двум похожим проектам было сложно работать на небольшом рынке, объем которого оценивается чуть более $1 млн, говорят эксперты.

Коммерсант – Украина. 12–01–2020[20]

Мильнер и Усманов не остановились на покупке 1,96 % акций Facebook и начали широким неводом скупать акции других американских интернет-звезд.

Довольно быстро пакет в Facebook был доведен до 10 %, куплены акции Zynga, Groupon. Кроме того, в портфель DST скупались и русские компании типа игрового холдинга Astrum, HeadHunter и других.

Когда хозяйство оказалось слишком большим, его решили разделить между холдингом Mail.ru и собственно фондом DST. В DST попали основные пакеты Facebook, Zynga, Groupon и других приобретенных американских компаний, а в Mail.ru Group сложили все, что относилось к России, Украине и добавили чуть-чуть специй из остатков того же Facebook, Zynga.

Нужно же добавить перчинки в суп перед IPO.

В результате всех этих манипуляций нашим партнером по украинским активам вместо DST с Юрием Мильнером стал холдинг Mail.ru с директором Дмитрием Гришиным.

Разница между предпринимателем-антрепренером и директором-менеджером колоссальна. Предприниматель фантазирует, экспериментирует, творит. А менеджер отстраивает процессы, налаживает машинку по зарабатыванию денег. Это две разные функции, и редко они сочетаются в одном и том же человеке.

То, о чем мы договаривались с Мильнером, о чем мы с ним фантазировали, было быстро забыто молодым директором Дмитрием Гришиным. Его не интересовали планы построения «лидера» украинского интернета из купленных нами компаний. А к тому времени мы совместно купили пять украинских проектов во главе с Метой. Это уже была вполне сильная платформа.

Если добавить к ней траффик с Mail.ru, встроить в сервисы Одноклассников, Вконтакте, то можно быстро вырастить настоящего лидера Уанета.

Ничего дополнительно не нужно было и вкладывать. Траффик объединенных ресурсов группы Mail.ru в те годы был самым большим на Украине.

Но Гришина волновало другое.

Выйдя на IPO, он отвечал за показатели основного ресурса Mail.ru, и мелкие цифры украинских дочек его уже не волновали, у него просто не доходили до них руки. На словах все вроде бы поддерживали мой подход, но на деле все стояло и взаимодействия не получалось.

Будь тут Мильнер с его чутьем, мы бы все настроили, но он уже был далеко, где-то в Калифорнии, а тут в Москве рулил Гришин.

Но еще больше работа стопорилась в самом Киеве. Гришин назначил какого-то человека директором киевского офиса Mail.ru, а когда в Киеве кого-то назначают директором, то он становится если не очередным гетманом, то точно местным князьком.

Такова уж природа украинской земли.

То же самое происходило в киевских офисах Яндекса, Google и прочих крупных компаний. Все эти компании, вне зависимости от переплетения собственников и интересов партнеров, начали неистово конкурировать между собой за крохотный пирог украинского рынка интернет-рекламы, и начался дикий демпинг.

На дворе стоял 2020 год, второй год после начала мирового финансового кризиса.

Активность потребителей во всех секторах и так падала. Банки прекращали выдавать новые кредиты, строители стали меньше строить.

Рекламодателей становилось меньше, а рекламных площадок, местных князьков все больше!

Говорят, Украине не хватает конкуренции. Говорят, что нужно больше прозрачности и больше конкурентов. Глядя на довольно прозрачный интернет-рынок Украины, я не знаю, куда еще больше там засунуть этой конкуренции? Именно избыточная конкуренция и повальный демпинг всего и вся – основной бич украинского рынка.

По факту финансовые результаты всех интернет-игроков были печальными, в лучшем случае они сводили концы с концами, но чаще всего они требовали все новой и новой инвестиционной подпитки.

Так, в нашей «украинской группе» основной компанией, которая постоянно требовала новых вливаний, был интернет-аукцион Auction.ua.

Когда мы купили эту компанию, она была № 1 среди интернет-аукционов Украины, точнее, она была единственной, своего рода украинский Ebay.

Мильнер сам стоял у истоков российского аукциона Molotok.ru и потому поддержал идею покупки.

– Главное – держать лидерство, – говорил Юра.

В этом основной залог успеха любого интернет-аукциона в мире.

И Ярослав Максимович, директор Auction.ua, это лидерство удерживал, но в 2020-м на украинский рынок вышел польский аукцион Aukro. Это был новый и очень агрессивный игрок, по сути, единственный иностранный игрок, который тогда вышел на украинский рынок.

Он обвесил своими баннерами все ведущие украинские порталы, переманивая к себе посетителей нашего аукциона. В тот год он стал основным рекламодателем в Сети. Устоять перед их предложением не могли и в Мете.

Наша Мета тоже стала продвигать рекламу поляков.

Тут уже был очевиден конфликт – мы ради заработка одного ресурса рекламируем конкурента другого нашего ресурса.

А Ярослав все жаловался на жизнь, что Aukro поджимает, догоняет и вскоре может обогнать нас по посещаемости. Он волновался, боялся этого и просил новых и новых денег на собственную рекламу. И тут становилось обиднее вдвойне. Инвестируя в рекламу нашего аукциона, мы должны были субсидировать конкурентов, поскольку размещать свою рекламу мы собирались на Бигмире и Укрнете, а это уже были конкуренты нашей Меты.

Такая модель работы нас не устраивала, нужно было что-то менять, и мы решили продать аукцион полякам.

Это решение пришло по трем причинам.

Первая – поляков интересовал прежде всего российский рынок, а именно аукцион Molotok.ru, с которым они хотели объединиться, чтобы монополизировать наш рынок. Они стали вести переговоры с Mail.ru, и тогда пакетным требованием вышло наше встречное предложение, чтобы они в этом случае выкупили у нас украинский аукцион.

Поляки ради того, чтобы зайти на российский рынок, и согласились купить своего украинского конкурента. Без самой сделки с российским Молотком они бы на это не пошли. Их рекламных бюджетов хватило бы, чтобы в течение года легко обойти по посещаемости наш Auction.ua.

Второе – чтобы продолжать конкурировать с поляками, нужно было тратить большие деньги на контррекламу.

Но какой смысл от этой рекламы? И вообще, какой смысл от мнимого лидерства в украинской Сети? Украинский пользователь не любит платить, общий бич украинского интернета – халява.

Auction.ua не приносил доходов от самих аукционов. Их количество росло. Росло количество участников, сделок, но никто ни за что не платил. Все было бесплатно. Какой смысл вкладывать в рекламу ресурса, если на выходе он выдает халяву?

Общая цель, которую рисовал Ярослав, – достичь лидерства и лишь потом, со временем, запускать элементы монетизации. Но как и когда это делать – это было ему самому еще непонятно.

И мы решили не ждать и продать компанию полякам.

И третье – цена. Сделка была выгодной, мы продавали ресурс, который вообще ничего не зарабатывал по цене вдвое выше, чем мы в него вложили. Это было несколько миллионов долларов.

Поляки согласились на эти условия, а как толь– ко актив был куплен, они его сразу закрыли.

Auction.ua перестал существовать как независимый самостоятельный украинский аукцион. Это типичный пример того, что происходит с украинской компанией, если ее покупает крупный международный игрок.

В 2020-м Президентом Украины со второй попытки стал Янукович, бывший донецкий мэр.

Свергнутый прошлым, первым, оранжевым Майданом, уйдя в оппозицию, полностью отключенный от украинских СМИ, он тем не менее победил на следующих свободных выборах. Ему проиграли и Ющенко, и Тимошенко, хотя у них, казалось бы, были в руках все средства коммуникаций, телевидение, газеты и журналы, не говоря уже об интернете.

Основная масса интернет-сми была полностью оранжевых взглядов.

За эти шесть лет президентства Ющенко появилась масса новых изданий, финансируемых не только украинскими магнатами, но и грантами от различных международных фондов типа Фонда развития СМИ при Посольстве США, Фонда Сороса и других.

Все они, естественно, были прозападные.

И тем не менее, несмотря на все это оранжевое засилье, Янукович победил.

Это четко говорило о двух вещах.

Первое – народ Украины в своем большинстве был за тесные связи с Россией, именно это олицетворял Янукович и именно за это, по сути, голосовали простые люди.

И второе – этот факт со всей очевидностью говорил, что тот первый Майдан был обманом, он не был осознанным выбором украинского народа. Тот переворот был навязан кучкой бунтовщиков, пусть и немалой, на столичной площади Киева. Сама же страна, ее города и села были иных взглядов, и на этих выборах, 2020-го, народ свое слово сказал.

Я продолжал прилетать по делам в Киев, и мы периодически встречались с Бутусовым, главредом Цензора.

За последние два года центр Киева наконец-то изменился. Все девяностые и нулевые в огромном городе, в этой европейской столице был всего один приличный отель – «Премьер-палас», там терлись все терки и обсуждались все дела.

С началом новой волны мирового финансового кризиса дел у бизнеса вроде бы стало меньше, но количество пятизвездочных отелей резко выросло, появились Hyatt, Hilton, Opera и другие. Это, возможно, было результатом еще докризисных сделок и денег, но Киев действительно преобразился.

Я предпочитал останавливаться в самом центре, в Intercontinental, прямо напротив Софийского Собора, у памятника Богдану Хмельницкому.

Бутусов был в печали и безрезультатно пытался искать себя в новом раскладе украинской политики.

Яростные форумные баталии были в прошлом, оппозиционный Януковичу Цензор вынужден был писать про всякие светские слухи и сплетни. Связи с Россией опять налаживались. Политика вроде бы уходила из жизни киевлян и простых украинцев.

Но надолго ли пришел Янукович?

В тот момент Юра Бутусов и предложил мне организовать встречу с заместителем главы Администрации президента. Анна Герман – необычная дама украинской политики, выходец из Львова, чистая проукраинка, она отвечала у Януковича за связи с прессой и интернетом.

– Она поможет вам достучаться до Януковича. Сейчас в стране решает все ОН!

Наша первая реальная попытка донести идею консолидации украинского интернета до первого лица государства. Если мы не можем договориться о чем-то с игроками внизу, может, удастся договориться наверху?

За многие годы работы на Украине у нас не было реальных связей на самом верху. Олигархи и верхушка украинской политики всегда старались держаться подальше от России. Это странно, вроде бы два братских народа, по сути – одна страна. Мы, россияне и украинцы, вели дела и бизнес по схожим принципам, имели те же привычки и интересы, говорили на одном языке, но были далеки друг от друга.

Украинцы хорошо разбирались тогда в персоналиях российского бизнеса и политики, а вот мы – наоборот. Мы плохо знали и понимали украинскую верхушку и мало с ними контактировали. И вот Бутусов договорился о встрече с Герман.

– Она, возможно, и доведет ваши идеи до президента.

Я, конечно, слабо верил в действенность таких контактов, но это все-таки был шанс. Да к тому же было просто интересно узнать, как работает внутренняя кухня окружения Януковича?

Суть идеи, с которой я шел тогда к Герман, – объединить четыре ведущих украинских игрока: Ukr.net + Метa + I.ua + Bigmir.net.

Создать мощный кулак!

Любой из украинских игроков был тогда меньше по охвату, чем Google, Яндекс или Mail.ru.

Даже объединившись вдвоем, все равно не удалось бы перекрыть аудитории этих крупных российских и американских игроков.

Но, объединив всех вместе, можно было бы создать ЛИДЕРА, который по посещаемости опережал бы по отдельности и Google и Яндекс, а по охвату совокупно имел бы 70 % украинской аудитории.

Я чувствовал, что для Януковича это важно. Ему нужна поддержка СМИ, и особенно в интернете. Ему нужен такой кулак! Потом, позже, это будет сделать и сложнее, и дороже.

Я изложил даме СУТЬ. Но взгляд ее был отстраненный и отвлеченный. Она выглядела смертельно уставшей и не улавливала мысль.

Я говорил по-русски, а она отвечала полуживым голосом по-украински.

Всегда странно наблюдать эти украинские диалоги, когда один говорит на мове, а другой отвечает ему на русском. Может, это и говорит о богатстве и толерантности украинской культуры, но точно не добавляет понимания между собеседниками.

Она не улавливала мысль.

Дежурные ее слова про независимость интернета от государства, про равные права для всех игроков были пустыми. Либо она в этом ничего не понимала, либо все понимала, но считала лишним посвящать в это президента.

А Януковичу в тот момент это было действительно очень важно. Ему нужна была такая сделка. И через четыре года он ее проведет, но будет уже поздно…

P. S.

Тем вечером, уже после нашей встречи, Анна Герман пришла на ток-шоу «Свобода слова» Савика Шустера, где оппоненты яростно спорят о политике, и там в прямом эфире… упала в обморок.

Она в тот день очень устала…

Tochka.net решила запуститься

Сегодня портал Tochka.net решил сделать свое официальное открытие. Основное сообщение – желание стать порталом № 1 до конца 2020 г. На сегодняшний день (по данным Gemius, февраль) обогнали Bigmir – уникальная аудитория портала превысила 1,637 млн человек. Tochka.net – продукт компании Digital Ventures, которая принадлежит «СКМ» Рината Ахметова. Руководят компанией польские менеджеры, генеральный директор – Лукаш Щепански, ранее руководивший направлением new media в ТРК «Украина». Сейчас в компании работает 130 человек, и в ближайшее время они намерены еще увеличить это число на 10–15 %.

В 2020-м Украина готовилась к футбольному ЕВРО.

Ахметов открыл самый дорогой, красивый и свежий футбольный стадион в Донецке. Власть и вообще все рычаги правления брали «донецкие», это было видно во всем. Красивый богатый киевский отель Intercontinental размещался в одном здании с головным офисом СКМ (холдинга Рината Ахметова), а тот стоял «лицом к лицу» со зданием Кабинета министров Украины.

Именно в то время, одновременно с приходом к власти Януковича, в украинском интернете появился новый яркий проект – Tochka.net.

Его рекламные бюджеты были тогда самые большие, таких еще не было на Украине. Их билбордами был увешан весь Киев и все города миллионники Украины.

Ринат Ахметов пошел завоевывать интернет.

Вот это было уже серьезно! В первый раз за те три-четыре года, что мы работали на украинском рынке интернета, на него обратил внимание украинский олигарх – и не простой, а самый главный, самый богатый человек Украины. По своему состоянию Ринат Ахметов мог посостязаться и с нашим Усмановым, и потому сам этот факт был знаковым!

Казалось, что началась-таки новая эра в украинской Сети.

Я сразу стал искать выходы на Ахметова или хотя бы на ключевых людей, ведущих у него эту тему. Выяснилось, что за это отвечала Катя Лапшина, москвичка, переехавшая в Донецк и Киев к Ахметову руководить его медийными активами. С ней и ее командой мы и договорились встретиться в Киеве, в офисе Tochka.net.

Это был большой красивый офис в стиле openspace. Современные яркие разноцветные столы, стулья и новые модные компьютеры, все только фирмы Apple. Все выглядело очень круто, это разительно отличалось от офисов, в которых сидели наша Мета в Харькове и Finance.ua в Киеве.

Мета сидела в простом захламленном офисе советской постройки, а Finance.ua вообще ютился в какой-то пристройке к старому заводу, добраться до них было отдельной проблемой, а в офисе пахло машинным маслом. Конечно, нам и самим хотелось бы улучшить жилищные условия наших компаний, но прибылей у них не было, и мы не видели смысла шиковать.

Но тут, у Ахметова, все было не так. Тут пахло деньгами, и было видно, что СКМ вбухивает в эту тему огромные для Киева и Украины деньги.

Второе, что удивило в этом офисе, – поляки.

Офисом и вообще всем процессом рулили они. Ахметов нанял для этой амбициозной задачи – построить лидера украинского интернета – почему-то именно поляков.

Вообще, Ахметов – уникальный персонаж украинского политикума.

Выходец из Донбасса, жесткий и последовательный бизнесмен-олигарх, он предпочитал ориентироваться на Европу, в его управляющей команде было много разных иностранцев. А сюда, на поляну интернета, он поставил поляков, у которых якобы был подобный опыт в Польше.

Но тем не менее над ними он все-таки по– ставил русскую девушку из Москвы, с ней мы и начали обсуждать возможные варианты сотрудничества, партнерства и возможной сделки. В тот момент мне показалось, что у нас наконец-то появился реальный шанс на красивую сделку!

Самый большой интернет-медийный холдинг России Mail.ru Group может договориться о реальном партнерстве с самым богатым и влиятельным человеком Украины.

Можно по-настоящему строить ведущий украинский холдинг. У потенциальных партнеров было все: с двух сторон были деньги, были огромные медийные ресурсы. У Mail.ru – российские интернет-активы, самые большие по охвату на Украине, а у Ахметова – влиятельные телекомпании и газеты. Объединив все это, можно легко за несколько лет создать ту платформу, которая будет абсолютно доминировать на Украине.

Это был настоящий шанс!

Наконец-то до реального украинского олигарха дошла суть интернета, и можно провести настоящую сделку.

Первым моим предложением Лапшиной было объединить их и наши ресурсы и создать единую структуру. Это казалось самым очевидным.

Но, параллельно начав разговор с Mail.ru, предлагая им эту концепцию, я неожиданно напоролся на стопор. Гришин, генеральный директор холдинга Mail.ru, и его команда не хотели заниматься Украиной и сказали мне, что хотят только одного – продать.

«Пусть Ахметов покупает наши активы, сам их объединяет и рулит» – вот такой была уже однозначная позиция Mail.ru. Я пытался их переубеждать, говорил, что пока рано, что нужно сначала поработать с Ахметовым вместе, а если продавать, то позже.

Но Mail.ru упорно стояли на своем:

– Мы хотим продать!

Это несколько смутило Лапшину, но она продолжила переговоры и начала жестко торговаться.

Мы несколько раз ужинали с ней в киевских ресторанах и обедали в московских кафе, и вроде бы наши позиции сдвигались. Был даже нанят и оплачен аудитор, проведен дью-дилидженс, все было готово.

Но СКМ продолжали торговаться и просили цену все меньше.

Эта жесткая переговорная позиция группы СКМ была странной – они ежемесячно тратили огромные деньги на запуск нового, с нуля, портала, нарабатывали контент, лепили свежий дизайн. А главное, вбухивали и вбухивали деньги в рекламу, ведь без этого им невозможно было обеспечить большой охват украинской аудитории. За несколько лет своих инвестиций в эту рекламу Ахметов потратил намного больше денег, чем просили мы за нашу долю.

е наших ресурсов плюс мощности ахметовских телеканалов – и лидер был бы готов.

Но мы все торговались и торговались… а они все тратили и тратили впустую свои рекламные бюджеты…

В далеких уже 70-х отец купил дачу, точнее дачный участок.

Это были шесть соток с пятью рядами старого виноградника и пустым участком земли у дороги. Примерно такие же участки были у всех соседей по этому дачному кооперативу за Гольмой – дальним поселком в пригороде Горловки.

У нас в семье, у одной из немногих, был автомобиль, «жигули» первой модели, и это спасало. Но машина часто ломалась, и нередко приходилось проделывать долгий путь до дачи. Сначала около часа на одном автобусе, потом полчаса – на другом, и затем еще километра три пешком. Этот путь я запомнил надолго, он был скучным и утомительным, особенно летом, в пору урожая, когда нужно было на обратном пути тащить на себе ведра, сумки с дарами собственного труда.

Это была настоящая пытка. Я ненавидел ездить на дачу.

Скучно и утомительно было все: перекапывать грядки, полоть сорняки. Детскими мозгами трудно понять удовольствие копошения в земле.

Где-то в 80-м отец решил наконец-то построить там дом, а точнее, домик, размером 3×4 м. Он рисовал проект этого простого дома сам. Он хоть и работал прорабом на многих стройках, но решился построить свой собственный первый и единственный дом, только когда ему было чуть больше сорока.

Каких-либо накоплений в семье никогда не было. Родители, как и все вокруг, жили от зарплаты до зарплаты. Мы не бедствовали, но лишних или свободных денег не было. И тем не менее отец решил строиться.

Сначала он разобрал какой-то старый сарай – так появился кирпич на фундамент. Потом на своей работе договорился о силикатном кирпиче для стен, где-то достал доски, шифер. Он доставал все без денег. Из купленного за деньги была, кажется, только импортная плитка на пол для летней веранды и уборной.

Вообще, процесс доставания стройматериалов в советское время был загадочным и запутанным делом. Но тем не менее как-то откуда-то, но все доставали, меняли и привозили на свои участки кирпич, цемент, лес – все, что нужно для стройки.

В те годы везде вокруг развернулось всеобщее дачное строительство, строились тогда все.

Клал кирпич отец сам, а я изредка был у него на подхвате, месил раствор, подносил кирпичи. Это строительство длилось около двух лет, и домик был построен. Он очень им гордился, особенно формой крыши. Она была особая, в виде трапеции, он придумал ее сам.

Все соседи старались делать свои дома чуть разными. Были совсем маленькие и вполне большие, но главное требование ко всем домам – нельзя было строить в два этажа.

Не знаю, видел ли кто-то лично этот странный советский приказ о запрете двухэтажного строительства. Но такой приказ был, и весь дачный кооператив его бурно обсуждал.

Все, естественно, хотели строить двухэтажные дома, ведь на шести сотках невозможно было разместить домик даже на две комнаты. Но приказ о запрете был, и все его пытались как-то обходить, выстраивая крыши причудливых трапециевидных и иных форм, устраивая там мансарды. Вроде как просто крыша, а на самом деле получался полноценный второй этаж.

К 1984 году наш огромный дачный кооператив на Гольме почти полностью был застроен домами, засажен плодовыми деревьями и кустами, теплицами и рядами виноградников. Постепенно дачная жизнь входила в свои настоящие, почти курортные, права, и родители могли там наконец-то отдыхать, а не только работать. Они стали там и ночевать, звать гостей, обедать и ужинать, в общем, дача превратилась в ДОМ.

Для отца он был предметом гордости. Это было его детище, достижение и цель жизни.

Так случилось, что именно в тот год, когда родительская дача превратилась в дом, я поступил в институт в Москву и уехал из Горловки. В студенческие годы приезжать к родителям удавалось редко, а летом я уезжал в стройотряды и на нашу дачу больше не приезжал.

Прошло почти 30 лет, когда в 2020-м я приехал в Донецк на футбол, был чемпионат Европы. Весь день до матча был свободным, и я решил метнуться на Гольму, посмотреть: а как там сейчас?

Родителей я давно уже перевез в Москву, и чем живет Горловка и дачный поселок на Гольме, не знал совсем.

Я вышел из пятизвездочного отеля, попросил найти хорошую машину с кондиционером и сказал удивленному водителю адрес:

Центр Донецка встречал тогда Евро-2020 и потому был начищен до блеска и по-европейски нов. Но уже на подъезде к Горловке (а это всего в 30 км от Донецка) было видно, что тут с дорогами хуже.

Дальше, за Горловкой, ближе к Гольме, были сплошь ямы, ухабы, рытвины. Здесь дороги ремонтировали последний раз, наверное, еще в советские времена. А на подъезде к дачам дорога как таковая вообще заканчивалась.

Водитель наконец остановил «мерседес», посмотрел на навигатор и сказал:

Я вышел из машины и не мог понять, где я.

Где те ухоженные сады? Где домики, обвитые вьющимся виноградом? Где снующие дачники?

Ничего этого не было!

Были заросли кустов, деревьев, сорняка. Бегали две бездомные собаки, и виднелись остовы полуразрушенных, с трудом узнаваемых строений.

Как это может быть? Почему так? Это невозможно было представить. Ведь здесь жили люди, много людей, огромный поселок. Сотни участков, домов, домиков. Тогда, в 1980-х, здесь кипела жизнь, играла музыка.

Сейчас, в 2020-м, тут была разруха.

Я пошел искать наш дом. Но строений там почти уже не было. Случайный прохожий пояснил, что люди стали уходить в девяностых, и к середине нулевых уже все тут вымерло. Дома растаскивали на кирпичи, воровали кто что мог. Кто – кирпичи, кто – уцелевший шифер, доски, железо на металлолом.

Я шел от одного заброшенного строения к другому и не мог ничего узнать.

И вот, наконец, я увидел наш дом.

Вроде бы он выглядел целым, и там даже кто-то был. Я постучал в дверь, открыла испуганная женщина, приняв меня за какого-то инспектора. Она стала оправдываться, что ей дали ключ, что она ненадолго, но, поняв, что я не от государственных властей, успокоилась. И, уточнила, что наш дом – не этот, а другой – по соседству.

Это была большая груда белого силикатного кирпича.

Я стоял на руинах отчего дома.

Странное и жуткое ощущение. Крыши уже давно не было. Из четырех стен осталась только одна, и груды кирпичей вокруг. Тех самых, что клал отец, а я месил ему раствор. Вот тут в стене было круглое металлическое окно, отец его откуда-то привез и очень им гордился. Такого круглого окна не было ни у кого из соседей. Самого окна уже не было, наверное выкрали на металлолом, промелькнула мысль. Осталась лишь круглая пробоина в стене.

Я взял с собой пару кусков свисавших обоев и голубоватого цвета чехословацкую плитку – как память об ушедшем времени и земле, где родители строили свою дачу.

Медиахолдинг KP Media продан Петру Порошенко и УМХ

Основатель и собственник холдинга KP Media (владеет изданием «Корреспондент», порталом Bigmir и др.), Джед Санден, продал компанию. Покупателями стали Петр Порошенко и «Украинский медиа холдинг».

В 2020-м начался массовый исход западных банков из Украины. Это было похоже на демонстративный парад проигравшихся игроков.

Последние десять лет они толпой рвались на Украину и вложили миллиарды долларов в тамошнюю банковскую систему, но с началом мирового финансового кризиса ситуация резко поменялась. Гривна девальвировалась, активность потребителей стала падать, а главное, выяснилось, что внутри Украины, у самих украинцев почти нет своих денег и своего внутреннего устойчивого бизнеса. Кредитовать было некого, и начался исход.

Ушли ING, Societe Generale, SEB, Home Credit, Commerzbank, Swedbank, Volksbank и другие. Только за один год с украинского рынка ушли 11 иностранных банков, понеся огромные, миллиардные, убытки. Они уходили ни с чем, продавая все за бесценок, списывая инвестиции в ноль. Они устали от Украины, от безуспешных попыток хоть что-то там заработать.

В тот год единственными инвесторами на банковском рынке были два российских госбанка, ВЭБ и Сбербанк. Путина часто обвиняют, что он не любит украинцев, хочет им все время насолить, но тогда, в 2020-м, именно Путин и российские госбанки были единственными из внешних игроков, кто хоть как-то поддержал банковскую систему Украины.

Частный российский бизнес к тому времени тоже устал. Я почти не видел российских бизнесменов, которые могли бы похвастаться, что они научились зарабатывать деньги на Украине.

Все только теряли.

Зачем вообще российскому бизнесу открывать свои офисы на Украине?

Все годы, начиная с нулевых, мы выстраивали свои региональные сети в различных отраслях, будь то ритейл, банки, брокеры, страхование. Российский бизнес рано или поздно, но всегда принимал решение идти на Украину.

Большое, понятное, родное население, по сути – продолжение России. Мы говорили на одном языке, и потому почти все российские бизнесы за эти годы понаоткрывали свои офисы на Украине. Больших заработков это никому не давало, но всеобщая стратегия роста и охвата диктовала установку – терпеть. Пусть даже без прибыли, пусть с небольшим убытком, но терпеть. Главное – рост. Такова была логика всех российских компаний, открывавших свой бизнес на Украине в девяностые и нулевые.

Но то была фаза подъема, роста. Мы все в то время росли.

Украина отставала в развитии от России лет на пять, но тоже росла. И всем казалось, что украинские офисы просто должны повторять российский опыт.

Смотрите, что мы делали в России пять лет назад, делайте то же самое и со временем придет успех – вот типичная установка для украинского офиса со стороны головного офиса из Москвы.

Но кризис 2008-го резко изменил картинку. Волна роста сменилась волной падения, и теперь мы стали падать, так же вместе, как раньше росли. Только наши роли поменялись, теперь уже России можно было следить за Украиной и прогнозировать, что случиться у нас самих, если фаза падения затянется.

Следуя примеру западных банков, постепенно стали закрывать свои офисы и русские частные бизнесы. Дальше терпеть убытки и тупо кормить зарплатами киевский персонал уже никто не хотел. Я это хорошо увидел на примере брокерского бизнеса, к которому был близок. Буквально за два года свои киевские офисы сократили или полностью закрыли «Альфа Капитал», «Открытие», «Велес», «Ренессанс Капитал» и «Тройка Диалог».

Мы сами еще держались, терпели, кормили свой киевский офис «Проспекта», но усталость приходила уже и к нам.

На украинских рынках иссыхали деньги.

Это же происходило и в интернете. Рынок рекламы стагнировал и яростно раздирался между кучей игроков. При этом российские Mail.ru, Яндекс и американский Google еще и демпинговали, и украинским ресурсам оставались совсем крохи.

На эти деньги невозможно было расти и делать что-то новое.

Первым сдался американец Джед Санден. В апреле 2020-го он решил продать свой холдинг KP Media партнерству Петра Порошенко и Бориса Ложкина.

Я так и не знаю сумму, за которую Джед продал свой контрольный пакет, но она точно была в несколько раз меньше той суммы, что он просил у нас с Мильнером в 2007-м.

Это была в некотором смысле историческая сделка – на сцену вышла парочка Порошенко – Ложкин.

Через несколько лет после нового, уже кровавого, Майдана, Порошенко станет Президентом Украины, а Ложкин – главой его Администрации.

Вскоре после выкупа KP Media «Украинский Медиа Холдинг» Бориса Ложкина докупил у «днепропетровцев» еще и контрольную долю в портале i.ua[23]. Две разбежавшиеся команды старого Бигмира снова воссоединились, теперь под крышей УМХ. Арифметически складывая свой удвоенный оборот двух порталов, УМХ гордо стал называть себя новым лидером Уанета.

Тем временем финансовые дела в ахметовской Tochka.net шли плохо.

Портал выдавал яркие картинки, редакция строчила тексты, но доходов от рекламы так и не было. Терпение стало заканчиваться уже и у Ахметова с Лапшиной. Для начала была уволена вся польская команда, стал сокращаться штат. И Лапшина стала договариваться с УМХ об объединении, решено было резать косты.

Картинка безденежья была и на рынке социальных сетей. Вчерашняя звезда, Connect.ua, претендент на звание общенациональной социальной сети безуспешно пытался конкурировать с русскими сетями, устраивая халявные раздачи призов и другие дешевые, но бесполезные маркетинговые акции.

Но деньги уходили в пустоту, украинские пользователи растекались по чужим сетям. Они шли в Коннект на халявные подарки, но за реальным общением уходили на сайты «Одноклассники» и «Вконтакте».

И постепенно стало видно, что из «общенациональной социальной сети» получается какая-то очередная «сеть знакомств», причем быстрых.

Эта модель сети «быстрых знакомств» еще хоть как-то работала и удерживала аудиторию, но денег тоже не давала, и команда Коннекта в поисках вариантов развития, устав от украинского рынка, запустила подобные сети в России, Южной Америке и Африке. Только после ухода из Украины у проекта появилась наконец-то прибыль.

Вот то слово, то ощущение, которое наступало тогда у многих, кто пытался делать хоть какой-то бизнес на Украине…

Глупость или измена

Сергей Курченко покупает 98 % UMH Group

Группа компаний ВЕТЭК Сергея Курченко и UMH Group подписали соглашение купли– продажи 98 % акций медиахолдинга, сообщил вчера вечером UMH. ВЕТЭК приобретет акции большинства миноритарных акционеров холдинга. Доли миноритариев в отдельных проектах, в том числе у структур, аффилированных с Геннадием Боголюбовым, UMH выкупает самостоятельно. Опцион с Петром Порошенко по приобретению его долей в «Корреспонденте» и других совместных проектах UMH реализовал еще в апреле. Планируется, что сделка будет завершена в I квартале 2020 года.

В 2020-м на Украине неожиданно обнаружился вундеркинд. Молодой харьковчанин Сергей Курченко стал скупать заводы и пароходы.

Ему было всего 28.

Когда я впервые услышал о его сделке по выкупу Одесского НПЗ, я тут же позвонил в наш киевский офис, узнать, кто он такой. Но наши ребята ничего о нем не знали, хотя они уже работали на фондовом рынке Украины более десяти лет. Тогда я позвонил в Мету, они из Харькова.

– Ребята, расскажите, кто это такой?

Как можно в сегодняшней бедной Украине зарабатывать миллионы долларов в 28 лет? Но и метовцы мне толком ничего прояснить не смогли. Сергей Курченко хоть и был из Харькова, но и там его толком не знали.

Меня тогда очень заинтриговал этот парень. Мы уже более пяти лет возились на Украине, пытались найти правильные бизнес-модели, и все безуспешно.

А тут появляется молодой человек и в свои 27–28 лет становится вдруг долларовым миллионером. И не в каком-то новом интернет-бизнесе, это еще можно было как-то объяснить. Но он богател на простых операциях по торговле сжиженным газом и нефтепродуктами, скупал банки и финансовые компании. Его взлет напоминал лихие истории наших девяностых, но те годы вроде бы давно прошли. Всюду жуткая конкуренция, в экономике – спад, а он покупает и покупает новые компании и бизнесы.

В феврале 2020-го Курченко объявил о создании группы компаний ВЕТЭК – Восточно-европейской топливно-энергетической компании. Он скупает газовые заправки по всей Украине, в Германии, киевские банки, и в придачу становится президентом харьковского футбольного клуба «Металлист».

Это уже было похоже на эпатаж. Всем вокруг плохо, а ему хорошо.

– Кто же он все-таки такой? – теребил я всех вопросами.

Все пожимали плечами, но мутно намекали, что он как-то связан с семьей президента Украины. Это была наиболее прямая и очевидная версия. Этому не было прямых доказательств, но логика неумолимо говорила, что это деньги или как минимум влияние именно Януковича.

Президент страны и его семья начали формировать свой фундамент бизнеса, свою бизнес-империю. Плодородная украинская земля рождает своих новых гетманов даже во время засухи и недорода.

Начиная с 2020-го, когда Януковича выбрали президентом Украины, его семья и окружение всерьез занялись бизнесом и быстро стали подниматься в иерархии украинских гетманов. С началом финансового кризиса все украинские олигархи беднели, но люди Януковича богатели, и молодой Сергей Курченко был самым ярким тому примером.

Бизнес-фундамент президентского кружения укреплялся, не было только одного – влияния и поддержки в СМИ.

Вообще было странно наблюдать со стороны за Украиной времен Януковича. Вроде бы президент там всем рулил, назначал глав областных администраций, министров, указывал, кому позволительно богатеть, кому нет. Но при этом все СМИ поголовно, в особенности интернет-СМИ, поливали президента грязью. На Украине не было в то время ни одного издания, стопроцентно подчиненного Януковичу.

Киевская патология нелюбви к «донецким» уже перешла в фазу ненависти.

Украинцы беднели и тихо ненавидели «донецких» за их богатство и властолюбие. А олицетворением всего «донецкого» был, конечно, сам Янукович.

Но в СМИ у Януковича был полный голяк. Крупнейшие телеканалы Украины делили между собой Пинчук (он же Кучма), Коломойский, Ахметов, Фирташ и другие игроки, поменьше. У Януковича не было ничего.

Тем временем ситуация в экономике накалялась, денег в стране становилось все меньше, а через пару лет должны были уже начаться очередные президентские выборы. Дальше тянуть с отсутствием лояльных СМИ было нельзя, и Курченко – вроде как президентский ставленник – заключает наконец-то сделку на рынке медиа и интернета.

Эта сделка обязательно войдет в анналы мировой истории как самая идиотская сделка всех времен и народов.

В апреле 2020-го Сергей Курченко заключает сделку о выкупе у Бориса Ложкина и Петра Порошенко всех медийных активов холдинга УМХ за баснословные для Украины 340 млн долларов.

К тому моменту тиражи бумажных газет и журналов, входящих в УМХ, катастрофически падали, единственными перспективными активами были те самые порталы Бигмир, i.ua и журналы «Корреспондент» и «Форбс-Украина». Проводя эту «историческую» сделку, Курченко до кучи выкупил и у Ахметова его невезучий интернет-портал Tochka.net

Наконец-то три из пяти украинских порталов собрались в одном месте, у Сергея Курченко.

Идиотизм этой сделки был даже не в цене. В конце концов, любой товар стоит столько, за сколько готов продать продавец. Глупость была скорее в дате совершения этой сделки и в условиях ее закрытия.

Я вполне понимаю мотивы Януковича и его протеже, Курченко. Им нужно было рано или поздно начинать влиять на СМИ, формировать свой пул лояльных медиа. Без них будет трудно побеждать на следующих выборах.

Но медиа – тонкая штука.

Их невозможно перестроить или подстроить под себя мгновенно. Это долгий процесс. Во всех изданиях и сайтах, входящих в группу УМХ, сидели оранжевые главреды и корреспонденты. Многие годы они строчили пасквили на Януковича, на «донецких».

Неужели они поменяются за одну неделю и начнут писать что-то другое?

Смена редакционной политики – длительный процесс, возможно, на годы. Нужно искать профессиональных главных редакторов, лояльных к твоей политике. Последовательно и аккуратно менять команду, и со временем ты сможешь вырастить свои СМИ.

Но у Януковича этого времени уже не было. Страна беднела, а впереди висел исторический выбор – идти или не идти на подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Это было сложное политическое решение. Было очевидно, что отказ от его подписания вызовет смуту. Если не очередной Майдан, то точно какую-нибудь бучу в центре Киева. Это было очевидно, и ситуация накалялась с каждым днем.

Если уж заключать сделку о покупке СМИ, то нужно как-то договориться о «лояльности» хотя бы на стадии закрытия сделки – или оплачивать основную сумму, когда ситуация стабилизируется. В момент бучи невозможно использовать только что купленные СМИ. И вроде бы о таком сценарии и договорились. Закрыть сделку и сделать основной платеж планировали только весной следующего, 2020-го. К этому моменту все страсти по подписанию или не подписанию Ассоциации уже улеглись бы.

Но Курченко… почему-то резко меняет план и досрочно, 5 ноября 2020 года, переводит кэшем в пользу Порошенко и Ложкина 340 млн долларов.

Что это было? Глупость или измена?

Более идиотского решения невозможно себе даже представить. Курченко отправил в руки соперников и тайных врагов Януковича огромную сумму денег. И отправил в самый ответственный момент, перед важнейшей, исторической, схваткой за Украину. Страна в тот момент решала, с кем быть: оставаться с Россией или идти на Запад?

Янукович выбрал Россию.

И через две недели на площадях Киева запылали покрышки и в бойцов «Беркута» полетели бутылки с зажигательной смесью. Я не утверждаю, что именно этими деньгами был подпитан второй, кровавый, Майдан, украинская картинка гораздо сложнее. Но, безусловно, эти деньги сыграли важную роль в радикализации обстановки.

Очень легко изображать из себя смелого и отважного трибуна, борца-патриота на горящих сценах Майдана, когда ты знаешь, что у тебя на счете в швейцарском банке уже лежат 340 млн долларов.

P. S.

Когда сейчас наивные украинцы ищут спрятанные деньги Януковича, чтобы вернуть их на Украину, я хочу им подсказать, где их искать. Эти деньги сейчас тихо и спокойно лежат на швейцарском счете президента Украины Петра Порошенко и главы его Администрации Бориса Ложкина.

Всего за две недели до Майдана Сергей Курченко, питомец Януковича, перевел в пользу двух этих гетманов огромные деньги. Уже в феврале 2020-го Курченко вслед за Януковичем сбежал из Украины и так не смог полноценно войти в управление купленными активами.

Будь Порошенко и Ложкин настоящими украинскими патриотами, они должны были развернуть назад эту идиотскую сделку. Забрать назад свои медийные активы, а полученные миллионы долларов вернуть Украине!

Ведь это те самые «деньги Януковича».

И раздать их беднеющим украинским учителям, врачам и пенсионерам, на которых и заработал свои миллионы Сергей Курченко.

Главред Цензор. нет Юрий Бутусов госпитализирован

Юрию разбили голову на улице Банковой, когда он освещал стычку провокаторов с «Беркутом». В голову журналисту попал камень. Сейчас Бутусов госпитализирован в БСП. Его диагноз звучит так: «вдавленный осколочный перелом лобной кости». Юрий пробудет в больнице как минимум неделю.

Как только начался второй Майдан, в самый центр того водоворота попал Юра Бутусов, главный редактор Censor.net. К этому времени это был уже один из самых посещаемых сайтов Украины, а сам Бутусов – кем-то вроде спичрайтера у серого кардинала Майдана Александра Турчинова.

Уже не было секретом, что Цензор и сам Бутусов жили на деньги Турчинова. А на что еще жить украинскому интернет-изданию, если цивилизованного рекламного рынка в интернете так и не появилось?

1 декабря 2020 года Юра Бутусов попал в историю.

Все телекомпании мира показывали эту картинку. Две огромные черные толпы стояли лицом к лицу. С одной стороны – под завязку экипированные, в касках и щитах, бойцы «Беркута», а с другой – темная свирепая толпа атакующих демонстрантов с цепями, железными прутьями и камнями. Они стояли злые, друг против друга, на расстоянии вытянутой руки. А между двумя этими темными силами стоял только один человек. В его распростертых руках был только украинский флаг.

Спиной к «Беркуту», лицом к толпе.

Это была завораживающая картинка смелости и отчаяния. Юра Бутусов пытался остановить разбушевавшуюся стихию. Но как один человек может остановить море, когда оно штормит?

Летали прутья, палки, цепи. И один из брошенных из толпы камней попал-таки в голову главному редактору главной майданной газеты страны. Бутусов в тяжелом состоянии попал в больницу.

Его фото с перебинтованной головой я увидел на его личной странице в Facebook, когда решил опять окунуться в информационную пучину очередного украинского Майдана. Я тут же написал Юре какие-то ободряющие слова с пожеланием выздоровления, что он герой, что среди этой драки он единственный, кто встал между двумя силами, чтобы остановить безумие. Я искренне думал, что Юра наконец-то поймет, что бунт, толпа, революция – не способ решать проблемы страны.

Камень, прилетевший в голову от беснующейся толпы, возможно, вправит мозги лучше, чем бесконечные интеллектуальные споры на интернет-форумах.

Юра был рад поддержке и вроде бы искренне хотел мира, но страсти накалялись, а начальник, тот, кто платил ему деньги, требовал другого.

2 декабря Турчинов объявил всем сторонникам Майдана призыв к блокированию административных зданий, резко обостряя обстановку в столице.

В те дни Янукович вел себя беспечно и как-то отстраненно, он еще был уверен в своих силах. Противостояние милиции и толпы шло с переменным успехом на крошечном пятачке в центре Киева. Сам же город жил своей обычной жизнью. Депутаты собирались в Раде на свои совещания, то принимали какие-то законы, то их отменяли, а количество палаток и баррикад медленно, но неуклонно росло. Стычки продолжали происходить, но все старались вести себя в рамках и удерживались от насилия.

Бутусов все время звал меня в Киев посмотреть вживую, чем живет второй Майдан, все хотел показать мне этих чистых, светлых, одухотворенных людей.

«Они все хотят мира», – уверял Юра.

Такая митинговая тягомотина тянулась весь декабрь, вплоть до середины января. Но потом что-то резко стало меняться, стычки стали агрессивнее.

На форумах Цензора и на фейсбучной страничке Бутусова разгорались нешуточные страсти. Было видно разительное отличие интернет-споров времен первого и второго Майдана.

Русофобия была и тогда, и сейчас, но тогда с людьми еще можно было спорить и что-то доказывать. Я даже вел когда-то на Цензоре свою собственную ветку-дневник, выкладывал туда стихи Серебряного века. Это многих там раздражало, но мы спорили между собой, что-то обсуждали и шутили.

Но сейчас, в январе 2020-го, все стало жестче. Появился бан. Полный бан.

Все русское и российское сразу банилось, и постепенно сайт Censor.net, вопреки логике своего названия превратился полностью в подцензурное пространство. На нем уже невозможно было изложить точку зрения, отличную от линии партии серого кардинала Майдана Александра Турчинова.

То же самое было и на личной странице Бутусова в Facebook, а она набирала тогда тысячи лайков и репостов. Юра банил всех, кто не соответствовал турчиновской точке зрения на происходящее в Киеве.

Из противников Майдана на его странице остался, кажется, только я. Из старой дружбы, взаимного уважения он продолжал еще держать меня во «фрэндах».

Но в середине января – неожиданно, без всяких предупреждений и взаимных объяснений, – Юра Бутусов вдруг полностью обрывает все наши контакты. Блокирует мне доступ к его странице Facebook, Цензору и отключает телефон.

Я до сих пор задаюсь вопросом, что же произошло тогда у них внутри, в мозговом центре того Майдана? Какой неведомый начальник дал тот приказ: «Порвать все связи с кем-либо из России и идти на жесткое обострение».

Наше общение с Бутусовым, которое не прерывалось более 10 лет, полностью прекратилось именно в тот день, 18 января 2020 года.

А уже 19-го обстановка в Киеве и во всей Украине резко радикализировалась.

Начались массовые захваты зданий обладминистраций в западных областях Украины: во Львове, Ровно, Тернополе, Хмельницком. Пошли захваты в Полтаве, Житомире и Черкассах, стали массово возводиться баррикады в Киеве, и запылали первые костры из убрать рекламу

Тем временем приближался февраль, открытие сочинской Олимпиады.

Я навсегда запомнил те два пылающих одновременно огня. Огонь открытия Олимпийских игр в Сочи и черное пламя горящих покрышек на Грушевского и Институтской.

Что горит ярче? Что более привлекает публику и мир?

Украинцы ищут сейчас истоки нашего к ним неуважения. Задаются вопросом, когда же русские стали так не любить украинцев? Мол, мы всегда жили вместе, народы-братья, и вдруг с чего-то русские обозлились на хохлов.

Я не буду писать обо всех русских, я скажу о себе. Настоящая нелюбовь, доходящая иногда до ненависти, к хохлам-украинцам у меня началась именно тогда.

Россия всей страной готовилась тогда встретить у себя в гостях весь мир! Мы хотели показать на той Олимпиаде свою душу, свой мир, современную Россию!

И именно в этот очень важный для нас момент совсем под боком, «родная» Украина решила устроить этот звериный бардак.

Конечно, это было просто историческое совпадение. Так уж случилось, что русская победная Олимпиада и украинский кровавый Майдан выпали на один момент, но это только усугубило наш разрыв.

Горящие черным зловещим дымом покрышки, ежедневные захваты областных администраций, демонстративные завалы священных нам памятников – как черные метки разлетались тогда по всем телеэкранам. Украинцы говорили всему миру, и в особенности нам, русским: «Мы не дадим о себе забыть! Пусть с криками, с вонью и гарью, но мы будем напоминать о себе всегда!»

Та зима выдалась ужасной, особенно февраль.

В Киеве пылал Майдан, блокировались административные здания, почта, телеграф. На западной Украине ежедневно захватывались здания областных администраций и митингующие объявляли о неподчинении президенту.

А Янукович все тянул, мялся и не решался на достойный ответный удар. Бунт разгорался, и бездействие президента лишь усугубляло безнаказанность наступавшей толпы.

Тем временем русский Юго-Восток мрачно молчал. Там уже начинался тихий ропот, шли призывы от областных Советов: пора останавливать эту митинговую анархию, но на улицу никто не выходил.

На востоке больших столкновений не было.

Президент был вроде бы свой, прорусский. У него была в руках вся власть, и, в теории, он ее мог в любой момент применить. Янукович стукнет кулаком по столу и порядок будет наведен.

Но Янукович все тянул, и драма нарастала. Число убитых и раненых с двух противоборствующих сторон уже перевалило за сотню. Все зверели, наблюдая за происходящим. Этому должен был наступить конец, кто-то должен был отступить и проиграть.

И Янукович сдался. Сначала он согласился на промежуточные условия бунтовщиков, а потом и вовсе… сбежал.

«Опустошение» – вот одно слово, которое я написал в тот день у себя на странице Facebook.

Полное опустошение от предательства русского Юго-Востока, который его и выбрал президентом Украины.

Ты-то сбежал, а что делать тем, кто остался? Как это можно – вот так взять и сбежать?

А на следующий день, 23 февраля, прямо в день закрытия сочинской Олимпиады, серый кардинал Майдана Александр Турчинов назначает себя и. о. президента Украины!

Это произошло в один день с триумфальной победой России на Олимпиаде. Великая страна провела лучшую Олимпиаду в истории, и ее атлеты взяли больше всех побед в спортивных битвах. Это была наша, русская олимпийская победа, их так немного было в современной истории.

Но Украине было наплевать на этот русский праздник и русский пир. Под давлением Турчинова первым же своим решением Рада отменяет закон о статусе русского языка как регионального на Украине.

Это было уже как плевок, как насмешка в спину убегающему Януковичу – и в лицо всему остающемуся с этим жить Юго-Востоку.

«Утритесь», – говорил этим знаком лысый пастор.

Это было невыносимо.

Но за зимой обычно приходит весна.

И тут… маленьким огоньком, странным мерцающим лучиком стали пробиваться первые новости с Крыма. Мы все тогда прильнули к телеэкранам и радиоприемникам в ожидании чуда, ведь что-то же должно начаться. Там давно уже шли разные митинги русской общины, «беркутовцев», «казаков», но это все – не то. Против темной и обнаглевшей от неожиданной победы киевской силы – этого точно не хватит.

И вот стало проявляться что-то настоящее, что-то реальное.

Хорошо экипированные, в неузнаваемой форме солдаты за одну ночь берут в оцепление здание Верховного Совета Крыма. Туда собираются все крымские депутаты и объявляют о будущем референдуме по отделению Крыма от Украины.

Эти красивые солдаты в красивой форме четко и методично – объект за объектом – окружают обескураженных украинских военных в их грязной подержанной форме.

Каждый час, каждый тот день – выдавал новости все лучше и лучше.

Взят аэродром, перекрыт Перекоп, подошел русский крейсер, украинские военные присягают новой русской власти…

Закройте мне глаза, остановите время, я хочу, чтобы это не прекращалось!

В это невозможно было поверить.

Неужели мы так можем, неужели мы так умеем!

Первый день весны выпал на утро субботы.

Как обычно, мы с женой сели в джип и поехали на свою тверскую усадебную стройку. И где-то на выезде с Николиной Горы, когда открывается весь этот подмосковный простор, радио вдруг огласило:

– Путин запросил разрешение у Совета Федерации на введение войск на Украину.

Мы переглянулись, по телу прошла дрожь. Кругом лежали бурые поля, снег тогда уже почти стаял. Точнее, той зимой снега под Москвой почти и не было, и все кругом было серо и уныло. Но небо было чистым, и солнце светило в тот день ярко-ярко.

Это был первый день весны!

Я надолго запомнил те нахлынувшие эмоции. До усадьбы было ехать еще около полутора часов. Мы включили во всю громкость радио «Эхо Москвы». Либеральные дикторши уже вовсю верещали о попранных законах, что это насилие и все такое. Но каждые 15 минут, прерываясь на срочные новости, радио повторяло чеканные строки текста:

– Путин запросил разрешение у Совета Федерации на введение войск на Украину.

Тогда казалось, что это решение российского Президента остудит горячие головы новых киевских властей, и они побоятся применять военную силу против городов Донбасса.

И русская «весна» волной пойдет по городам Украины.

Где-то под Волоколамском радио перестало ловить столичные радиостанции, и мы, как обычно, начали искать что-то местное.

Ловилось только «Дорожное радио».

«А мне милей нешумные,
Милей одноэтажные,
От их названий ласковых
Становится светлей…»

Это был самый счастливый день!

Почему мы такие разные?!

Что происходит внутри нас, какой триггер срабатывает, когда вдруг один человек становится либералом, а другой консерватором, один – «ватником», а другой – «укропом».

Вот вроде бы мы вышли все из одной страны, читали те же самые буквари, сидели за теми же партами. Смотрели тот же самый телевизор, читали примерно одинаковые книги.

Но проходят годы, и мы явственно видим проходящий между нами водораздел.

Мы вышли из одного поколения, но оказались в результате совсем разными.

С чего же начался этот водораздел? Где искать его начало?

Может причиной тому семья? Школа? Или книги, которые мы читали?

Одно время я думал, что причина в родителях.

Если семья была простая из рабочих и крестьян, то, скорее всего, ты стал «патриотом».

А если семья ближе к ИТР (инженерно-технические работники. – Прим. ред. ), интеллигенции, партработникам, то, скорее, тебе был путь в «либералы».

Но потом я стал замечать, что это правило не работает. Слишком часто я видел, что из абсолютно интеллигентской семьи вырастал стопроцентный «ватник», а из рабочей окраины – прожженный «либерал».

Второй версией был достаток в семье.

Если твоя семья была ближе к партийной номенклатуре или просто к советским начальникам, то дети становились скорее «либералами». А в «патриоты» шли дети из менее обеспеченных семей. Но и это правило на практике не подтверждалось.

Далее… школа, институт.

Возможно, причина там – в учителях, преподавателях?

Родители могут учить одному, а сильный авторитетный учитель может перегнуть, переломить. Но, вспоминая своих учителей, преподавателей, я не могу сказать, что именно они сформировали мое мировоззрение. Среди них тоже были разные люди.

И ответа я так и не нашел…

Но что-то ведь все время делит нашу землю на «западников» и «славянофилов», «либералов» и «консерваторов», «ватников» и «укропов».

Но где-то же закопан этот триггер, запрятан ответ на тот сакраментальный вопрос: «И все-таки где же у него кнопка?»

(Апрель – май 2020)

Видя всеобщее «русское воодушевление» на Юго– Востоке после стремительного падения Крыма, новая киевская власть в поисках хоть каких-то быстрых решений призвала старых гетманов: «Если вы хотите рулить этим черноземом, берите его и воюйте за него!»

В Днепропетровск из Швейцарии собственной персоной срочно прилетел Коломойский, а Донецк отдали Таруте.

Коломойский, с его жестким рейдерским прошлым и большими деньгами в настоящем, быстро взял в свои руки тамошних силовиков и резко стал подавлять любые попытки «русского» бунта. А Тарута, более мягкий по натуре и более бедный по деньгам, взялся зачем-то рыть глубокий ров на российско-украинской границе.

В самом Донбассе особых репрессий не началось, внутри Донбасса не принято бить своих.

Это – не «по-донецки».

«Донецкие» – это ведь не только олигархи или бандиты. Каждый житель Донбасса чувствует себя чуть-чуть другим. Он может быть украинцем, русским, но он и «донецкий». Это внутри, в характере этой земли.

В общем, Таруту больше беспокоил прорыв «российских танков» через границу, а тем временем в самом Донецке уже с начала марта не стихали митинговые страсти, и постепенно на шпилях государственных учреждений стали массово водружать российские флаги. Триколор взвился тогда над Донецком, Краматорском, Красным Лиманом, Артемовском и Горловкой.

А какими-то неизвестными «военными» был взят Слáвянск, самый дальний город Донбасса, уже ближе к Харькову. Там, за Донбассом, начиналась Слобожанщина.

В общем, пока Тарута рыл ров, 7 апреля в Донецке объявили об историческом решении – образовании ДНР! Это было время всеобщего воодушевления жителей Донбасса – улыбающиеся лица и два новых флага: российский триколор и новый стяг ДНР!

Но в общей радостной и возбужденной атмосфере стали заметны и первые жесткие ответные шаги новых киевских властей.

Юрий Бутусов, главный редактор интернет– издания Censor.net, стал рупором не просто серого кардинала Майдана, а самого президента Украины Александра Турчинова. Он так и оставался редактором своей интернет-газеты, но по его фирменным редакторским статьям можно было уловить, что же варится в мозгу лысого пастора.

Бутусовские статьи в те дни стали все больше напоминать циркуляры военного времени. В его «апрельских тезисах» на Цензоре уже появились чеканные стальные нотки военных приказов:

«…Район Славянск – Краматорск – ключ к Донбассу… Необходима скоординированная атака спецназа с бронетехникой и вертолета– ми… Действовать надо БЫСТРО, нельзя давать времени противнику на реагирование… Нужна полноценная войсковая операция, в которой ключевую роль должны сыграть действия диверсионно-разведывательных групп во взаимодействии с армейской авиацией, войсками РЭБ (радио-электронной борьбы) и оперативными маневренными группами мотострелковых частей».

Я широко открытыми глазами читал этот текст своего вчерашнего киевского товарища, с которым мы часто пили кофе в фойе «Интерконтиненталя».

Как же быстро этот очкарик-интернетчик схватил грозный военный жаргон!

Без сомнения, он все писал сам, это был его стиль. Там чувствовался его язык и ритм. Чувствовалось, что Бутусов нашел свою жилу, наконец-то он занялся не мелкой бестолковой киевской журналистикой с ее дешевой джинсой.

Тут наконец-то появились деньги и пошел бешеный драйв.

Из ритма его статей было видно, что он получает кайф, по пунктам расписывая задачи Вооруженным Силам Украины по ударам и бомбежкам на территории собственной страны.

«Неужели такое возможно? Неужели они на это пойдут?» – задавался я вопросом.

Уровень взаимного накала и остервенения был, конечно, огромным, но чтобы в ход пошла армейская авиация? В это еще не верилось.

А как будет сопротивляться рабочий Донбасс регулярной армии? Это же невозможно!

Там, в далеком Слáвянске, засела какая-то группа вроде бы профессиональных военных, но кто они такие, толком было непонятно. На тех «крымских» военных в зеленой форме они не были похожи, но это были и не шахтеры. А украинская армия уже скапливала и скапливала у Изюма огромные силы из танков и бронемашин.

Смогут ли они удерживать ситуацию? И вообще, что это за люди?

И тогда, копаясь в глубинах интернета, я сделал для себя неожиданное открытие.

Оказывается, у нас в России есть люди, о которых я совсем не знал.

Мне казалось, таких уже не бывает. Казалось, они уже давно ушли… пропали без вести… на далеких войнах ушедшего века…

Добровольцем я отправлюсь
На Великую войну.
Коль в Карпатах не преставлюсь,
То в Мазурах утону.
А случись, что пуля злая
С Перемышельских валов
Не убьет – смогу тогда я
Вновь добраться до врагов!
Если будет Божья Воля
На Стоходе воевать,
Что ж, такая, видно доля –
Мне в Галиции лежать.

Оказывается, Игорь Стрелков еще и писал стихи…

Тем временем обе стороны нагнетали напряжение. Стрелков просил помощи у России, если Украина начнет применять регулярную армию для усмирения Донбасса, а Турчинов маниакально продолжал вкладывать в голову своего спичрайтера очередные военные задачи.

«Что в первую очередь нужно просить у НАТО. Высокоточные гаубичные боеприпасы калибра 152 мм и 122 мм. Беспилотные воздушные и наземные средства артиллерийской разведки… Прицельно-навигационный комплекс и комплексы оптико-электронной разведки для вертолетов Ми24… Термальные приборы наблюдения для снайперов дальнего действия – до 5 км… Снайперские винтовки 50 калибра под патрон НАТО, винтовки 338 калибра для оснащения снайперских подразделений спецназа и разведрот армейских частей…»

Две стороны повышали градус ненависти, и неумолимо наступало предчувствие НАСТОЯЩЕЙ ВОЙНЫ!

Снаряды падали все ближе к дому, где я жил и вырос.

Вот они попали в автобусную остановку у магазина «Мелодия», там работала продавщицей наша соседка по дому.

Вот мина разорвалась во дворе техникума, где я учился, разбив все окна и крышу спортзала.

Ужас сжимал зубы и кулаки.

Как же это можно? Бомбить собственные города!

Гольма, где была наша дача, стала линией передовой.

Что-то чувствовали, наверное, наши дачники, когда забросили свои участки в девяностых. В нулевых там уже все заросло бурьяном, а теперь шли настоящие реальные бои. Дома разрушались уже не от разрухи и безвременья, а от разрывов реальных снарядов и мин.

Откуда взялась между нами эта неистовая вражда?

Я сразу стал искать своих старых горловских друзей, знакомых. Что с вами? Где вы и как?

В те дни непреодолимая стена уже разделяла многих. Еще вчера они жили в одном городе, в одной стране. А сейчас как будто на разных планетах.

Кто-то сразу уехал в Киев, подальше от боев, и с ненавистью рассказывал мне о «чеченцах» на улицах Донецка и местном «отребье», взявшем в руки оружие против украинской армии. Став «новыми» киевлянами, эти донецкие переселенцы в мгновение ока возненавидели все, что было связано с новым Донецком и Россией.

Другие подались, наоборот, в российские города, спасаясь от бомбежек украинской армии, и с ненавистью говорили о всем украинском в ожидании помощи от Москвы.

Остальные, кому ехать было некуда, сидели в горловских подвалах.

«Серёга, нас бомбят! Вот прямо сейчас бомбят!»

Когда ты слышишь такое в трубку от человека, с кем вместе учился… опускаются руки и пропадает голос.

В те горячие военные дни я стал чаще заходить на сайты наших украинских проектов и смотреть, что пишут они? А там, как и во всей украинской прессе, потоком лилась ненависть к России.

«Жители Донбасса, защитники ДНР – бандиты, Путин – х. ло, Россия – империя зла».

– Остановите эти тексты, – была первая моя реакция, адресованная Константину, киевскому директору Finance.ua.

Но в ответ я почувствовал неприятие. Они не будут этого делать, так как согласны с такой позицией.

– Тогда я закрою компанию, – был мой ответ. – Зачем мне нужен украинский проект, если он разжигает антироссийскую истерию? Я понимаю, что у вас, возможно, иные взгляды на ситуацию, и вы ставите в новости то, что считаете верным. Но мне-то это зачем? Контрольный пакет у нас с Mail.ру. Мы владеем этой компанией, и я не хочу видеть на наших страницах антироссийскую ложь.

Но по тону разговора на том конце провода было понятно, что он не хочет уступать. Стена взаимная отчуждения пролегла и тут.

– Какой тогда выход? – спросил меня Константин.

– Я вижу три выхода, – предложил я.

Первый – вы выкупаете наш пакет и после этого можете писать там, что хотите. Цену можно назвать любую, мне уже все равно. В такой Украине мы работать не будем.

Второй – мы закрываем компанию, чтобы прекратить сам спор. Я готов списать нашу инвестицию в ноль, но с нашего ресурса должен прекратиться поток «киевской» лжи.

Или третье – вы прекращаете выпускать новости о политике. Полностью.

Полный стопор политический новостей! В конце концов, вы – финансовый портал, у вас хватает новостей об экономике и финансах. От такой «нейтральной» политической позиции ресурс только выиграет.

Константин подумал и предложил свой, четвертый вариант.

Ситуация тупиковая, и если уж вы, «Русские Фонды», готовы списать инвестицию в ноль, то он предлагает отдать ему акции за символическую цену.

– То есть даром? – переспросил я.

– Да, даром. Вам же все равно не нужна Украина.

– Костя, я готов потерять все, готов списать инвестицию в ноль. Но я не готов ничего дарить! Тем более… киевлянам. Даром мы ничего вам не отдадим! Или мы закрываем компанию или вы прекращаете писать о политике.

Лишних денег у нашего киевского директора на выкуп акций не было, и он выбрал третий вариант.

Политические новости исчезли со страниц FINANCE.UA

Сложнее было в Мете.

Харьковская команда разделилась во взглядах на политическую обстановку в стране, но полностью прекратить информационный поток все равно было невозможно.

Мета – портал, где новостной блок один из основных. Своих журналистов в Мете нет, портал не пишет самостоятельно новости, но он транслирует их от сторонних информагентств и интернет-изданий. А их – миллион, море сайтов.

Этот поток киевской пропаганды от сотен интернет-изданий невозможно остановить.

Тогда и пришло окончательное понимание, это – финал.

Такая Украина нам не нужна.

У любого рынка есть костяк – его хребет и скелет. Лидеры рынка собирают основную прибыль, она и является источником общего роста.

Кто совершает самые знаковые сделки и покупки в американском интернете?

Это прежде всего его основные игроки: Google, Microsoft, Facebook. Они делают и многомиллиардные сделки, и покупки поменьше. Они формируют культуру рынка, задают тренды в спросе и предложениях, ту атмосферу, в которой и рождаются будущие интернет-звезды.

Та же ситуация в России.

Основные покупки идут от основной тройки: Яндекс, Mail и Рамблер. Это костяк русского интернета – его ориентир. Они капитализированы, генерируют довольно большую прибыль и задают тренды рынку: куда расти и что делать. Есть у нас и свои делегаты на верхнем уровне мирового интернета, Юра Мильнер – как яркий их пример.

Как изменилась картинка ее интернета, в особенности после двух последних трагических лет?

На сегодня в десятке самых посещаемых сайтов Украины так и остались ведущие американские порталы Google, Youtube, Facebook и российские Яндекс, Мail, Вконтакте и Одноклассники. Из украинских порталов заметным остался только почтовик Ukr.net, он замыкает ведущую десятку. Остальные украинские проекты, которые еще два-три года назад претендовали на звание лидера Уанета, тихо растворились в первой сотне.

Почему так случилось?

Если еще в 2007-м акционеры основных украинских порталов смотрели на них с точки зрения развития и возможной консолидации, то сейчас у этих акционеров такой цели уже нет.

Порталом Ukr.net владеет донецкий еврей Михаил Комиссарук, он живет в основном в Израиле. Портал что-то зарабатывает, но больших доходов на рекламном рынке сегодняшней Украины нет. А конкурировать с американскими и российскими монстрами в одиночку ему не по силам, поэтому он думает скорее о тихом заработке, чем о стремительном развитии.

Поисковик Мета и другие проекты, которые входят с ним в единый холдинг, принадлежат нам, «Русским Фондам» и Mail.ru. У нас с Мейлом разные взгляды на ситуацию, но мы точно сходимся в одном – мы не будем далее развивать наши украинские проекты. Мейл – по коммерческим, я – по политическим мотивам, но больше мы не заинтересованы в развитии этих проектов.

Еще более сложная акционерная ситуация в трех оставшихся порталах – Бигмире, i.ua и Tochka.net. Их хозяином в результате идиотской сделки стал Сергей Курченко, сбежавший вместе с Януковичем в Россию и являющийся персоной нон-грата на Украине. Подумайте, заинтересован ли человек в развитии чего-либо в стране, которая его выгнала?

И в результате оказалось, что на этот момент сама Украина, ее граждане и компании не вла– деют ни одним из проектов, который мог бы стать основой украинского интернета, его костяком.

У Украины на сегодня нет базы для формирования собственного общенационального игрока. А это означает, что нет ЛИДЕРА, который генерировал бы устойчивую прибыль и мог бы стать основой общего развития.

И потому плодятся в безмерном количестве сайты, проекты, которые в гонке за крошечными доходами вынуждены демпинговать, выкручиваться, выживать, а не развиваться. Халява, демпинг, бесконечные баннерокрутилки, тизерные сети заполонили украинский интернет.

Рядом стоит огромный город мирового и русского интернета с его домами и небоскребами, а украинская Сеть постепенно превращается в большой колхозный рынок с кучей лотошников и перекупщиков.

Украина не интересна инвесторам.

За все годы, что мы работали на Украине, мы вообще не увидели ни одного крупного иностранного игрока. И дело совсем не в войне. Даже в пухлом 2007-м, когда у власти был прозападный Ющенко, из внешних игроков Уанетом интересовались только мы с Мильнером.

В те годы я не увидел и внутренних украинских инвесторов. Странная особенность у Украины. Там отсутствует внутренний частный инвестор с чеком хотя бы в 1-2-3 млн долларов. Максимальная сумма, на которую готов раскошелиться украинец – 100 000 долларов, да и то – если ему сразу принесут контрольный пакет и покажут, как он вернет вложенное уже через полгода.

Рисковать в интернете своими деньгами никто не готов.

Там есть, конечно, олигархи с сотнями миллионов, но и раньше, и сейчас они заняты совсем другими делами и от интернета далеки. У них в голове политика и крупные схемы.

Возможно, когда-то какой-то гетман и решит снова пойти в Сеть, но у них в памяти еще долго будет пример Сергея Курченко. Вряд ли кто-то еще раз захочет наступать на подобные грабли.

Если все проиграли, то кто же тогда выиграл? Кто же оказался победителем в этой беспощадной схватке за Украину?

Когда я задумываюсь над этим вопросом, то, как ни грустно в этом признаться, – победил Сensor.net.

Тот самый Цензор, который еще в 2005-м я предлагал выкупить у Бутусова за 100 000 долларов. За сто он не согласился. Но предложи я ему тогда хотя бы сто пятьдесят – и сделка была бы. За двести – так уж точно. Он перестал бы гнать джинсу, налаживал бы продажу рекламы, и постепенно Цензор превратился бы пусть в небольшое, но цивилизованное СМИ.

Но сделка не состоялась, и Юра Бутусов выбрал политику, поставив на Турчинова с его маниакальными взглядами на Россию и все русское.

За это, по-видимому, ему платят больше.

И в результате сегодняшний украинский интернет – это сплошное поле мелких информационных сайтов, ежедневно плодящих бесконечный поток лжи и русофобии – огромный бесконечный Цензор.

Когда-то, уже давно, еще до войны, я вступал в ночные форумные битвы на Цензоре за единство России и Украины – как одинокий воин– Архангел в последней битве за свою Родину.

Битва закончилась, стороны разошлись.

За нами остался Крым и Донбасс. За оранжевым Цензором – все остальное.

«…Прощевайте, хохлы, пожили вместе – хватит!
Плюнуть, что ли, в Днипро, может, он вспять покатит,
Брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
Кожаными углами и вековой обидой.
Не поминайте лихом. Вашего хлеба, неба,
Нам, подавись мы жмыхом и колобом, не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду.
Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом?
Вас родила земля, грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Это земля не дает вам, кавунам, покоя.
Ой да Левада-степь, краля, баштан, вареник!
Больше, поди, теряли – больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза –
Нет на нее указа ждать до другого раза.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
Будете вы хрипеть, царапая край матраса,
Строчки из Александра, а не брехню Тараса».

«На независимость Украины»

Иосиф Бродский. 1994.

Деньги для рунета[25]

(Алексей Ъ-Ходорыч, Игорь Ъ-Пичугин, Коммерсант, 27 января 2000 года)

В российском Интернете произошла весьма крупная инвестиционная сделка. Ее объектом стал популярный интернет-каталог и поисковая система Rambler. В роли инвесторов выступил консорциум из двух инвестиционных компаний – «Русские фонды» и Orion Capital Advisors, готовых потратить на эту и последующие сделки в Рунете около $30 млн.

«Русские фонды», Orion Capital Advisors и владелец Rambler компания «Стек» объявили о создании новой компании, которая будет развивать проекты в Рунете. К этой компании, пока не имеющей названия, переходят права на поисковую систему Rambler, классификатор Rambler`s Top100 и специализированный сервер iXBT Hardware, посвященный вопросам аппаратного обеспечения персональных компьютеров.

Первым шагом в развитии проекта станет «качественное и структурное изменение информационно-поисковой системы Rambler». Надо сказать, что поисковая машина Rambler давно не модернизировалась, тогда как ее конкуренты Aport и Yandex в прошлом году обновили свои системы поиска ресурсов в Интернете. Aport, кстати, сделал это с помощью инвестора, выкупившего контрольный пакет в проекте.

Однако основным объектом инвестиций консорциума станет проект по созданию нового «вертикального портала» в Рунете. Речь идет о системе сайтов, среди которых будут как информационные ресурсы, так и проекты, связанные с электронной коммерцией. Председатель совета директоров «Русских фондов» Сергей Васильев заявил о готовности инвестировать в новые проекты «десятков миллионов долларов» и пообещал сообщать о новых сдел убрать рекламу

ках чуть ли не еженедельно.

«Десятки миллионов долларов» под конкретные проекты – событие, безусловно, важное для российского Интернета. Но это только начало инвестиционного бума в Рунете. «У меня на столе сейчас лежит толстая пачка предложений от самых разных инвесторов, – говорит директор компании CompTek, владельца поисковой системы Yandex, Аркадий Волож. – Среди них и инвестиционные фонды, и российские олигархи, и крупные западные компании. В совокупности речь идет даже не о десятках, а о сотнях миллионов долларов. С нами проводили переговоры и «Русские фонды» с Orion Capital. Но мы пока думаем, выбираем». Примерно такая же пачка предложений, считает Волож, лежит на столе и у других руководителей российских интернет-компаний. Инвесторов, готовых дешево скупить российские web-ресурсы с целью дальнейшей их перепродажи, сейчас в избытке, поэтому главная проблема владельцев ресурсов – как бы не продешевить. Ведь, по мнению председателя правления Регионального общественного центра информационных технологий Андрея Зотова, стоимость русскоязычных интернет-проектов растет сейчас на 100–300 % в год. Откровенно спонсорский характер интернет-проектов не является препятствием для инвесторов. В этом отношении российский Интернет находится даже в более выгодном положении, чем западный. Так, отношение квартальной выручки к капитализации у американской компании Yahoo! (поисковая машина и интернет-каталог) составляет всего 0,2 %, тогда как у российского сервиса mail.ru этот показатель превышает 1 %.

Однако долго раздумывать тоже нельзя, поэтому Аркадий Волож обещал в ближайшее время сообщить как об инвесторе, с которым договорится CompTek, так и о ряде новых проектов.

Кто станет русским Yahoo!?

(Юрий Грановский, Ведомости, 7 марта 2000 года)

Создание консорциума «Русские фонды – Orion Capital Advisors» с целью инвестирования в отечественные интернетпроекты – пока самое значимое для российского Интернета событие в этом году. Два довольно известных на нашем рынке инвестора обратили внимание на Сеть. Причем внимание, вроде бы подкрепленное солидными финансами.

В заявлении глав консорциума об объеме будущих инвестиций фигурируют суммы в десятки миллионов долларов.

За сколько был куплен портал Rambler, неизвестно, зато за покупкой последовало обещание инвестировать в создаваемый на его основе холдинг $30 млн в течение трех лет. За Lenta.Ru консорциум выложил $400 000. Эти и другие покупки, а также переговоры о приобретении 50 % сайта «Полит. Ру» за $1 млн (хотя и неудачные) и десятка других проектов, послужили поводом для жарких пересудов аналитиков – «неужто интернет-бум и до нас докатился?».

В спорах о том, пора ли уже вкладывать в Рунет или стоит немного подождать, окупятся такие вложения в принципе или нет, сломано немало копий.

Председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды» Сергей Васильев уверен, что инвестировать в российский Интернет «по крайней мере не рано».

– Несколько слов о консорциуме «Русский фонды – Orion Capital Advisors». Кто выступил инициатором его создания: вы или Виктор Уако (президент Orion Capital Advisors)? Какую часть проектов финансируете вы, а какую – ваши партнеры? – Инвестиционных банкиров не так много. Куда ни кинь взгляд, Credit Suisse, МФК «Ренессанс», «Тройка-Диалог» да еще пара активных игроков.

Это среда, где все всех знают. Мы с Виктором давно ведем совместный бизнес, в частности работаем на российском долговом рынке. Мы собрали в своих руках достаточно большие активы среди облигаций регионов, еврооблигаций, на вексельном рынке. Мы старые друзья, поэтому все идеи и предложения, которые возникают на рынке, мы обсуждаем и, если это интересно, начинаем разрабатывать их совместно. У нас независимо друг от друга почти одновременно возникло сразу несколько идей проектов в Интернете.

Поэтому мы решили подписать между собой соглашение о совместном инвестировании в области Интернета. Внутреннее деление при финансировании проектов – ровно 50 на 50.

– До сих пор никто не спешил вкладывать в российский Интернет.

Почему вы решили, что этот рынок уже созрел для инвестиций? – Есть несколько причин. За осень и конец прошлого года количество российских рынков, которые были бы интересны с точки зрения инвестиций, серьезно сузилось. Все серьезные инвестиционные банки сейчас занимаются поиском новых областей для инвестиций. Интернет-бум, происходящий на Западе, предопределил интерес к исследованию этого рынка. Но самое главное, что к настоящему моменту российский Интернет стал по-настоящему интересен, многогранен и в какой-то мере самодостаточен. Что можно было найти в Рунете год назад? Прочитать какую-нибудь самиздатовскую газету, в лучшем случае театральную афишу. И то надо было долго искать. Я вспоминаю мою первую попытку приобщиться к Интернету два года назад. Она не окончилась ничем, он показался мне неинтересным. Какие-то глупые картинки, самодостаточные идеи каких-то программистов. Но за последнее время произошли качественные изменения. Сегодня в российском Интернете очень много информации. По нему можно «серфинговать», т. е. в течение дня путешествовать от ссылки к ссылке даже далекому от программирования человеку. Для меня уже привычно прийти домой, включить телевизор и компьютер одновременно. Рунет стал по-настоящему полноценной информационной средой. И это при том, что в нем всего 1,5–2 % населения. Что будет, когда туда придет 10–15 %? – И все же, несмотря на явный прогресс Рунета, никакого инвестиционного ажиотажа пока не наблюдается.

– А кто вообще определяет погоду на российском инвестиционном рынке? Олигархи и западные банки. Российские олигархи просто сами в Интернет не ходят.

Это их огромная беда. Помощники готовят им какие-то личные бумажки, отчеты по прессе или еще что-то, они думают, что это и есть мир. А не «серфингуя» по Интернету, невозможно понять философию этого бизнеса. Это первый фактор, почему в России мало смотрят на Интернет. Вторая проблема заключается в том, что ключевые сотрудники западных инвестиционных банков попросту не понимает содержимого Рунета. Я знаю много известных западных инвестиционных банкиров, прекрасно разбирающихся в российских нефтяном и телекоммуникационном рынках, но не знающих наш Интернет только потому, что не читают по-русски. Правда, сейчас эта ситуация меняется. И олигархические структуры начинают так или иначе смотреть в эту сторону, и западные инвестиционные банки. Последние стали довольно серьезно изучать Рунет, пытаются понять его структуру. Она хоть и отличается от западной, но некие аналогии с западными рынками все же можно найти, и это очень хорошо. Контуры российского Интернета уже определились. Есть информационные компании, есть сервис-провайдеры, есть компании, занимающиеся созданием специфического интернетовского информационного наполнения, – например, горизонтальные порталы, подобные Yahoo! поисковые машины, каталоги. Развиваются вертикальные порталы, работающие по конкретным направлениям, например в области торговли. Западные аналогии вполне уместны – можно уже сейчас определить некий возможный скелет будущего российского Интернета. До сих пор весь российский Интернет делался на «подножном корму». Компании как-то жили, выживали, развивали проекты.

Выжил тот, кто правильно определил путь своего движения. Уже можно понять, кто сможет выполнять роль Yahoo! в каких направлениях сейчас реально найти лидера среди вертикальных порталов, подобных Amazon.com. Наличие аналогий с американским рынком дает возможность поставить более-менее четкие задачи. А это означает, что есть инвестиционная среда, которая благоприятствует привлечению венчурного капитала. Я говорил с людьми из PricewaterhouseCoopers, McKinsey, Arthur Andersen. Везде есть сотрудники, которые занимаются Интернетом. По общему мнению, Рунет уже может адекватно переварить достаточно серьезные инвестиции.

– Российский Интернет в отличие от американского очень сильно ориентируется на деятельность так называемых «звезд». В основном это дизайнеры и программисты, зачастую не слишком искушенные в бизнесе. Вы планируете развивать свои проекты с их помощью? – Мы планируем совместные проекты практически со всеми известными личностями Рунета. Идут серьезные переговоры, да и просто мы постоянно общаемся. Многие из этих неординарных людей, в свое время «начавших» Рунет, будут работать в создаваемом нами интернет-холдинге в том или ином качестве. Я не согласен, что это люди, далекие от бизнеса.

Они известны, потому что их проекты успешны. Это лидеры, яркие личности. Они на своем опыте знают, какого рода проекты умирают, а какого – поднимаются. Глядя на них, инвестору можно понять, какую финансовую модель принимать, с какими деятелями иметь дело, в каком направлении развивать бизнес и т. д.

– Вы можете назвать еще проекты, с владельцами которых вы ведете переговоры? – Со всеми входящими в первую пятерку популярности по разделам Rambler’s Top 100. То есть с наиболее посещаемыми сайтами в области политики, финансов, развлечений и т. д. Составляя рейтинг популярности, мы ориентировались и на другие счетчики, поэтому выбрали не просто лидеров, а первые пятерки. Попавшие туда компании в подавляющем случае представлены во всех топах, разве что места внутри пятерки перетасованы по-разному.

– Вы собираетесь выводить эти проекты на публичный рынок? – Выводить любую российскую интернет-компанию на публичный рынок просто рано. Прежде всего – из-за непрозрачности таких компаний. О выходе на публичный рынок можно говорить только после того, как налажены юридическая структура компании, ее отчетность, аудит и т. д. Чтобы одним из первых выходить на публичный рынок со своими акциями, нужно, чтобы компания представляла реальный интерес. Сегодня об этом еще рано говорить, это задача будущего. Пока для нас это неактуально. У нас достаточно средств для того, чтобы развивать проекты исходя из тех источников финансирования, которые уже имеются, и решать все необходимые задачи.

– В таком случае расскажите о будущих схемах извлечения прибыли из ваших проектов.

– Сейчас найти какие-то доходные проекты в российском Интернете невозможно. Их попросту нет. Чтобы получать прибыль, нужно проделать колоссальную работу. Та инвестиционная программа, которая сейчас разрабатывается консорциумом «Русские фонды» и компанией Stack, рассчитана на развитие проекта Rambler в течение трех лет. Наш консорциум намерен построить интернет-холдинг, в частности, на базе проекта Rambler как центральном горизонтальном портале русского Интернета. Следующим шагом будет построение вертикальных порталов вроде онлайновых магазинов и электронных СМИ. Но основная задача будущего интернет-холдинга – создание мощного общенационального русскоязычного горизонтального портала в Интернете. Далее стратегия развития будет вполне западной и, как я уже говорил, хорошо апробированной.

Какова история успеха западных порталов? Сначала был популярный поисковый сайт. Он продавал рекламу, потом продавал или сдавал в аренду площади для виртуальных магазинов. Потом он эти виртуальные магазины покупал. В конечном итоге стоимость всех этих активов стала очень большой, потому что они привлекали большой поток потребителей, товаров, услуг, рекламы. Был создан настолько крупный sales-департамент, настолько эффективный механизм продаж и он был так важен для ведения бизнеса, что он потом купил все те offline бизнесы, которые подпитывают его реальным товаром. А покупая реальный бизнес, ты уже превращаешь свое дело в достаточно жесткую конструкцию. Плюс получаешь минимальные склады, минимальные расходы на офис и связь и т. д., дающие преимущества на рынке, которые ты не мог получить раньше. Вот, собственно, и все. Интернет – идеальный торговый инструмент. Все торговцы и вообще все производители поняли, что производство – это не самое главное.

Продать научись. Умение продавать является движущей силой и в русском Интернете. Но в России еще не образовалось таких крупных монополий по продаже чего-либо в Интернете. Это значит, что Россию ждет такая череда появления новых игроков на рынке. Может быть, это будут игроки на базе oффлайнового бизнеса, может, компании, которые приходят от венчурного капитала.

– А как быть с фактическим отсутствием подходящих электронных платежных систем в России? Это же огромная проблема – наладить продажи через Рунет.

– Организация онлайновых продаж включает в себя несколько моментов. Во-первых, нужно уметь создать виртуальный прилавок, на котором можно посмотреть товар. Во-вторых, нужно наладить систему оформления заказов. В-третьих, сделать возможным оплату товара. И последнее – доставка. В российском Интернете уже представлены все эти элементы.

Осталось только собрать их воедино. Даже с таким камнем преткновения, как платежные системы, есть уже какое-то разнообразие. Количество компаний, пытающихся или уже строящих сегодня платежные системы (а это 17–18 компаний), говорит о том, что рано или поздно эта задача тоже будет решена. Многие компании или банки будут выходить со своими новыми инструментами. Мы сами думаем сейчас над участием в создании каких-то платежных систем либо карточных схем.

Да и без нас масса новых проектов возникает в этом направлении. Если говорить о business-to-business, мы сейчас видим огромное количество примеров попыток решения каких-то вопросов, ориентированных на business-to-business среди системных интеграторов, которые делают сделки для крупных и средних российских компаний.

– Много ли вам поступает предложений? После вашего громкого появления на интернет-рынке к вам должны была выстроиться очередь из разработчиков.

– Каждый день мы встречаемся с пятью-шестью компаниями. У нас просто сил не хватает переработать все предложения. Одна из ближайших задач, которая должна быть нами решена, – это создание структуры, которая сможет достаточно оперативно превращать идеи в некий бизнес-план, а затем в реальное интернет-решение на высоком уровне.

Тот, кто сумеет первым построить такую структуру, сумеет победить на рынке.

Internet Holding Company купила Ленту.ру

(Internet.ru, 21 марта 2000 года)

Internet Holding Company, в которую вошли «Русские фонды» и Orion Capital Advisors, купившие недавно Rambler, сделала новое приобретение. Теперь она владеет также 51 % Лента.ру. Сумма сделки пока не разглашается.

Сегодня американская газета Wall Street Journal сообщила о покупке контрольного пакета акций Ленты.ру компаниями «Русские фонды» и Orion Capital Advisors. Антон Носик (издатель Лента.ру) подтвердил этот факт, рассказав, что об этом было объявлено вчера, в первый рабочий день после РИФа, для закрытой инвесторской публики в отеле «Балчуг». На встрече присутствовали представители Reuters (также имеющей инвестиционный фонд), которые и донесли эту информацию до западной прессы. Пока не разглашается лишь сумма сделки. Ее обещают объявить после 27 марта на специальной презентации.

Антон Носик заявил, что никаких изменений в концепции проекта форматом сделки на современном этапе не предусмотрено: «Все будет как при бабушке, включая телефоны, сотовые телефоны, физический адрес, e-mail адреса, url, хостинг, количество разделов, количество новостей в единицу времени, количества смен». На вопрос о том, остается ли сам Антон работать в проекте, он ответил: «Если есть лучшая кандидатура, я с удовольствием поделюсь и зарплатой и креслом, но пока я инвесторам не предложу другую кандидатуру, придется еще немножко потерпеть».

Ранее та же группа инвесторов приобрела контрольный пакет акций интернет-портала Rambler, объединяющий Rambler, Top 100 и IXBT. Что характерно, до сих пор неизвестно, во сколько оценили Rambler. Единственная сумма, которая фигурировала, – это 30 млн долларов, которые инвесторы собираются вкладывать в проект в течение трех лет. Слухи про 2 миллиона в чемоданчике опустим.

Консорциум из двух вышеназванных инвесторов будет называться теперь Internet Holding Company (IHC). Именно эту марку инвесторы собираются продвигать на мировой рынок. И не в последнюю очередь оперируя именем Эстер Дайсон (президента ICANN и известного общественного деятеля), вошедшей в наблюдательный совет Rambler. В Ленте надеются, что Эстер Дайсон примет участие также и в стратегическом управлении Лента.ру. Но она пока таких обязательств на себя не принимала.

Объединение под одним крылом Рамблера и Ленты, в общем, было очевидно уже в начале марта, когда на первой странице Ленты.ру появился логотип Rambler. Антон Носик выступает консультантом нового проекта под маркой Rambler – Rambler News.

«Это будет новостной портал, сделанный как соответствующий раздел Yahoo! – на неконкурентной основе, основанный не на соперничестве с поставщиками новостей, а на партнерстве с ними. В этом сила Rambler и в этом залог того, что новый проект будет так же востребован, как и другие рамблеровские сервисы. Он будет отличаться от Ленты тем, что в него будет вложено ноль собственной работы. Пользователю не нужна вторая Лента.ру. Пользователю нужна возможность одновременно видеть глазом, что по данной теме написали Полит.ру, РБК, Лента.ру, Deadline, Газета.ру. Будут обверстаны и представлены такие еще не предложенные в российском Интернете ресурсы, такие как Reuters, Interfax. Rambler – это поставщик технологий. Сейчас у них в команде есть 6 лингвистов. Ими будет написан рубрикатор новостей – вещь неслыханная в мировой интеллектуальной практике. Все, что происходит в мире, будет отрубрицировано так, что пользователи смогут составлять себе информационную карточку. Естественно, новости можно будет отбирать по типам событий, по ключевым словам, по источникам. Будет реализована доставка по е-майл, на SMS, на пейджер и т. д. Это будет новостной проводник по лучшим источниками, типа Rambler Top100. Главное в проектах Rambler – квалифицированная упаковка».

Yandex.ru получил инвестора

(Иван Ъ-Петров Коммерсант, 14 апреля 2000 года)

Консорциум ru-Net Holdings, уже отметившийся в Рунете покупкой электронного магазина «озон», сделал очередное приобретение. Он стал владельцем 35,72 % акций российского поискового сайта Yandex.ru. Сумма сделки составила $5,28 млн.

Три года назад, когда была создана поисковая машина Yandex, никто не подозревал, что она окажется доходным предприятием. Долгое время все российские интернет-ресурсы держались на голом энтузиазме, первые заметные деньги появились в Рунете лишь в конце 1998 года, а сегодня пионеры российского Интернета уже получают дивиденды. Так, по словам Аркадия Воложа, гендиректора компании Comptek (разработчика и владельца Yandex), в настоящее время Yandex.ru входит в пятерку самых привлекательных рекламных площадок Рунета. Ежемесячная выручка сайта от баннерной рекламы – $20–30 тыс.

Как прогнозирует Волож, к 2003–2004 году рекламный бюджет Рунета выйдет на уровень $100 млн в год. И делить его будут пять – десять ведущих интернет-ресурсов. Уверенность в том, что раскрученные он-лайновые ресурсы превратятся в будущем в доходные предприятия, спровоцировала в Рунете инвестиционный бум. Еще в 1999 году ряд иностранных инвесторов выкупил контрольный пакет поисковой машины «Апорт!» (имена инвесторов и сумма сделки не разглашаются). В январе нынешнего года инвестиционный консорциум в составе компаний «Русские фонды» и Orion Capital Advisors приобрел поисковую систему Rambler. Теперь очередь дошла и до Yandex: немногим более трети акций этого проекта за $5,28 млн купил ru-Net Holdings. Месяцем ранее этот инвестиционный консорциум, в который входят фонд Baring Vostok Capital Partners и инвестиционный банк United Financial Group, вложил $3 млн в он-лайновый магазин «оЗон» в обмен на контрольный пакет акций последнего.

Вопрос о том, удастся ли инвесторам «отбить» вложения, остается открытым. Положительный ответ на него можно будет дать, если оправдаются прогнозы Аркадия Воложа. Однако пользователи Рунета выиграют в любом случае: конкурируя друг с другом, сайтам волей-неволей придется улучшать качество. В частности, Yandex.ru планирует потратить полученные деньги на модернизацию поисковой системы и развитие новых проектов. А значит, в российском Интернете строится еще один портал.

Netbridge инвестирует 6 миллионов долларов в проекты «Лист.ру»

(i2r.ru, 18 мая 2000 года)

18 мая компании netBridge и «Лист.ру» объявили о начале стратегического сотрудничества, направленного на расширение бизнеса компаний в российском сегменте сети Интернет. В рамках соглашения netBridge инвестирует 6 миллионов долларов в проекты «Лист.ру». Одним из результатов альянса станет превращение каталога ресурсов List.ru в интернет-портал. В соответствии с разработанным планом развития проекта, List.ru полномасштабным универсальным порталом, где пользователь сможет найти среди множества разнообразных тематических рубрик нужную ему информацию. По словам Владимира Коновалова, вице-президента компании netBridge, партнерство расширит и сбалансирует портфель Интернет-проектов и услуг, предоставляемых netBridge на российском рынке.

В целом, альянс призван объединить творческий потенциал и опыт коллектива, разработавшего проект List.ru, с возможностями netBridge в области финансов и управления Интернет-проектами. Он выразил уверенность в том, что совместными усилиями компании смогут эффективно развивать существующие проекты и разрабатывать новые. Герман Клименко, президент «Лист.ру» считает, что нашел компанию, чей взгляд на стратегическое развитие бизнеса совпадает с его собственным и которая, по его мнению в будущем станет лидером российской Интернет-индустрии.

Выиграть в «Что? Где? Когда?» сможет любой пользователь сети

(Lenta.ru, 22 августа 2000 года)

Телекомпания «Игра» совместно с холдингом «Рамблер» объявляют об открытии экспериментальной серии игр «Что? Где? Когда?» с участием пользователей Интернета.

27 августа команда пользователей Интернета, наряду с телезрителями и знатоками, станет третьим полноправным участником игры «Что? Где? Когда?» в прямом эфире.

При этом пользователям не требуется проходить никаких специальных конкурсов и отборочных туров. Необходимо лишь иметь доступ к Интернету и браузер, поддерживающий Java и JavaScript, а также нужно пройти регистрацию и зайти на этот же сайт 27 августа – в день проведения первой из серии игр.

Команда Интернета в каждом раунде – это тысяча пользователей, случайно отобранных компьютером из числа всех зарегистрировавшихся. В каждом раунде знатокам в студии и команде Интернета одновременно задается один и тот же вопрос и дается один и тот же срок: одна минута. Вопросы телезрителей подобраны так, чтобы ответ на них был не длиннее двух-трех слов. Через минуту прием ответов прекращается и сервер «Рамблера» показывает ответ команды Интернета – самый частый из предложенных ее участниками.

Если команда Интернета ответила правильно, она получает очко; выигрыш раунда направляется игроку, который первым дал правильный ответ.

Как сообщается в пресс-релизе «Рамблера», проект потребовал разработки специального программного обеспечения: сегодня игровая система, реализованная программистами «Рамблера», позволяет транслировать ход игры в Сети, передавать вопросы и фиксировать ответы игроков Интернета в онлайновом режиме. При этом вопросы телезрителей знатокам благодаря Интернету в течение нескольких секунд оказываются на экранах пользователей – участников игры. С той же скоростью ответы появляются в студии.

В экспериментальной серии игр «Что? Где? Когда?» могут принять участие русскоязычные пользователи из разных уголков планеты. В планах организаторов – достичь полной интерактивности игры, охватив всю планету.

Напомним, что русскоязычный интернет-клуб знатоков уже давно существует на «Чертовых Куличках» и даже проводил игры со знатоками из телеклуба. Однако до участия интернет-публики в прямом эфире передачи дело пока не доходило.

Президент на час

(Юрий Грановский, Ведомости, 22 мая 2001 года)

В минувшие выходные в среде российских интернетчиков разгорелся нешуточный скандал: несколько онлайновых и «обычных» СМИ сообщили о смене руководства ОАО «Рамблер Интернет Холдинг», владеющего крупнейшим российским порталом Rambler. Эти преждевременные, как выяснилось в понедельник, сообщения – отражение конфликта между двумя крупнейшими акционерами «Рамблера», разошедшимися во взглядах на будущее компании. Все менеджеры «Рамблера» остаются на своих местах по крайней мере до 30 мая.

Rambler Group, в которую входит «Рамблер Интернет Холдинг», принадлежит инвестиционным компаниям «Русские фонды» и Orion Capital Advisors (распределение долей согласно неофициальным источникам – 50:50). Фактически единоличными владельцами интернет-холдинга являются главы этих компаний, Сергей Васильев и Виктор Хуако, являющиеся сопредседателями совета директоров «Рамблера».

В пятницу сотрудники «Рамблера» получили по электронной почте письмо, подписанное Виктором Хуако. На следующий день текст письма появился сразу на нескольких информационных веб-сайтах, специализирующихся на публикации корпоративных «сливов». В письме говорится, что вместо Михаила Ханова президентом компании назначен известный интернет-деятель Антон Носик, Ханов становится консультантом «Рамблера» по вопросам маркетинга, а исполнительный директор компании и один из разработчиков поисковой системы Rambler Игорь Ашманов покидает компанию «по собственной инициативе».

«Мы, как и все люди, нелегко воспринимаем изменения, но, к сожалению, изменения составляют часть нашей жизни», – говорится в письме. Ханов и Носик подтвердили «Ведомостям» подлинность этого документа.

Носик лишь месяц назад получил в «Рамблере» пост вице-президента по развитию. Получив письмо с известием о повышении, он начал энергично действовать. В субботу ряд интернет– изданий (в частности, Lenta.ru, где Носик занимает должность главного редактора) сообщил о смене руководства холдинга как о свершившемся фак– те. Кроме того, Носик успел дать интервью «Газете. ru» и «Нетоскопу», в которых дал понять, что «бывшее» руководство компании мешало претворению в жизнь его стратегических планов.

Но в понедельник Ханов и Ашманов выступили с опровержениями. «Я еще никуда не ушел. В компании все остались на своих должностях», – сообщил «Ведомостям» Ашманов. «Все слухи о смене руководства – это нечистоплотная PR-кампания, развернутая Носиком. Я разговариваю с вами как действующий президент «Рамблера». Никаких изменений в компании не будет по крайней мере до собрания акционеров 30 мая», – вторил ему Ханов.

Вечером того же дня, после переговоров с Сергеем Васильевым, Носик уже не представлялся президентом. «Акционеры должны в скором времени выработать общую позицию по этому вопросу», – сказал он. На вопрос «Ведомостей» о преждевременных «президентских» интервью Носик ответил просто: «Я получил указание от акционера, Виктора Хуако, и как наемный работник выполнял его».

Как выяснилось, другой акционер придерживается других взглядов на будущее «Рамблера», о чем, судя по всему, и шла речь на вчерашней встрече Васильева и Хуако. Последний, сославшись на занятость, отказался комментировать «Ведомостям» итоги встречи, отослав за информацией к главе «Русских фондов».

«Между нами с Виктором нет никаких существенных разногласий в вопросах стратегии развития «Рамблера», – заверил корреспондента «Ведомостей» Сергей Васильев. – Есть только небольшие расхождения в нюансах. Это обычные дружеские трения. Мы договорились назначить нового президента 30 мая, когда ОАО «Рамблер Интернет Холдинг» должно проводить собрание акционеров». О ходе встречи – которую, в сущности, тоже можно назвать собранием акционеров со 100 %-ным кворумом, – Васильев распространяться не стал. «Посидели с пивом», – говорит он.

То, что вопрос о смене президента вообще возник, участники рынка объясняют просто. «Инвесторы отчаялись зарабатывать на Интернете, – говорит Дмитрий Людмирский, вице-президент агентства «Алгоритм». – Антон Носик, как популярный человек, нужен для видимого увеличения стоимости проекта с дальнейшей целью продажи. Он не из тех людей, которые могут наладить бизнес-процессы в компании и вывести ее из кризиса».

Впрочем, Людмирский оговаривается, что и Ханов – фигура на рынке известная. «На раскрутку Ханова в качестве «мистера Рамблер» в телепередаче «Что? Где? Когда?» (интернет-холдинг является ее спонсором. – «Ведомости») потрачено не менее половины всего маркетингового бюджета компании», – говорит вице-п убрать рекламу

Еще одним поводом для конфликта между Носиком и нынешними высшими менеджерами «Рамблера» могли стать неоднократные публичные высказывания Носика о возможности слияния компании с ее злейшим конкурентом – «ЯndexХом». «У обеих компаний существуют команды, создавшие поисковые системы. Они дублируют друг друга, в случае объединения их придется сокращать», – сказал Носик в интервью «Алгоритму».

У «Рамблера» появился новый инвестор

(Юрий Грановский, Ведомости, 4 июня 2001 года)

У компании «Рамблер Интернет Холдинг», владеющей крупнейшим российским порталом Rambler, появился новый акционер – инвестиционный банк First Mercantile Capital Group. До этого «Рамблер» полностью принадлежал консорциуму «Orion Capital Advisors – Русские фонды». В результате долгих переговоров между акционерами, завершившихся поздно ночью с 31 мая на 1 июня, исполнять обязанности президента «Рамблера» назначен известный интернет-бизнесмен Антон Носик.

Инвестиционный банк First Mercantile Capital Group (FMCG) был создан весною 1998 г. группой бывших сотрудников «Кредитанштальт-Грант» (российская структура австрийского Creditanstalt, ныне купленного Bank Austria). В сентябре FMCG было передано управление фондом CAIB Emerging Russia с активами в $52 млн, до этого управлявшегося Creditanstalt. Фонд сначала был переименован в First Mercantile Emerging Russia Fund, а в апреле 2001 г., после слияния с Russian Federation Fund – в Russian Federation First Mercantile Fund.

FMCG принадлежат московская консалтинговая фирма Branan и онлайновая брокерская компания Nettrader.ru. В конце прошлого года FMCG объявил об основании фонда с активами $20 млн, цель которого С инвестиции в российский технологический сектор.

Деталей сделки стороны пока не раскрывают. Глава FMCG Юрий Лопатинский заявил «Ведомостям», что акционеры «Рамблера» сделают соответствующее заявление на этой неделе. По информации источника в «Рамблере», FMCG получил 42 % акций компании, остальные 58 % остались за консорциумом «Orion Capital Advisors – Русские фонды».

Лопатинский обещает принять живейшее участие в управлении «Рамблером». «Для FMCG это, конечно же, стратегические инвестиции. Время портфельных вложений уже давно прошло», – поясняет он. По мнению управляющего директора FMCG, среди отечественных интернет-холдингов у «Рамблера» лучшие шансы выйти на прибыль. «Мы около года присматривались к различным участникам российского интернет-рынка, думали и о Яndex и Port.ru, однако «Рамблер» показался нам наиболее выгодным вариантом», – говорит он.

Сейчас старые и новые хозяева интернет-холдинга занимаются выработкой совместного плана развития «Рамблера», который будет утвержден на ежегодном собрании акционеров 29 июня. До этого власть временно перешла к координационному совету из трех человек: это Виктор Хуако (от Orion Capital Advisors), экс-президент «Рамблера» Михаил Ханов (от «Русских фондов») и Юрий Лопатинский (от FMCG). Исполняющим обязанности президента стал Антон Носик, до этого занимавший должность вице-президента «Рамблера».

На Носика уже второй раз возлагают президентские полномочия – первый раз об этом сообщалось в конце мая. Но тогда назначение не смогли согласовать представители акционеров – Сергей Васильев и Виктор Хуако. С приходом FMCG страсти улеглись.

Бывший президент «Рамблера» Михаил Ханов вошел во временный координационный совет, не получив никаких исполнительных должностей. А исполнительный директор Игорь Ашманов ушел, по его собственному выражению, «в никуда». О причинах этого решения он говорить не захотел. Носик полагает, что бывшего исполнительного директора не устроила новая стратегия компании. «Моей главной задачей является вывод «Рамблера» на прибыльность, – говорит он. – В этой бизнес-схеме нет места проектам, сделанным «просто для интереса»». Носик не скрывает, что руководить компанией его пригласили представители FMCG.

Что именно ждет «Рамблер» с приходом Антона Носика, пока сказать трудно. В интервью «Ведомостям» Носик упомянул и о возможном слиянии с «Яndex» (о возможности которого неоднократно говорил и генеральный директор «Яndex» Аркадий Волож), и об аренде поисковых сервисов Google. «Варианты того, как мы будет избавляться от убыточности «Рамблера», обсуждать пока рано. Пока могу сказать, чего мы не будем делать точно – это увольнять сотрудников. Я не верю, что с помощью увольнений можно сделать компанию прибыльной», – говорит Носик.

«Рамблер» переехал в силиконовую слободу

(Наталья Хайтина, Нетоскоп, 7 февраля 2002 года)

Компания «Рамблер» завершила на этой неделе переезд в новый офис, который положит начало так называемой Силиконовой слободе на заводе «Динамо».

На сайте «Рамблера» все еще значатся координаты уже несуществующего офиса на Воробьевых горах. В Научном парке МГУ у компании было представительное и аристократическое обиталище, впрочем, и недешевое.

Нынешний индустриальный офис «Рамблера» – следствие не только экономии. На базе бывших производственных помещения завода «Динамо» основной учредитель и генеральный директор «Рамблера», глава First Mercantile Capital Group Юрий Лопатинский несколько месяцев назад решил заложить «Силиконовую слободу». Идея не нова – создать аналог американской Силиконовой долины в отдельно взятой Москве.

Завод «Динамо» расположен недалеко от метро «Автозаводская». Адрес комплекса зданий – улица Ленинская слобода, д. 26. Памятная доска гласит, что 7 ноября 1921 года Владимир Ильич Ленин выступал на собрании рабочих завода «Динамо».

Юрий Лопатинский, который делает инвестиции не только в новые технологии, но и в обычную промышленность, имеет некоторое отношение к заводу «Динамо». Это позволило ему договориться с руководством о сдаче большого объема бывших производственных площадей не очень дорого IT-компаниям. В будущие офисы уже проведена оптика от «Центрального телеграфа». Обещается переезд в ближайшее время в Силиконовую слободу (какая все-таки ирония – Силиконовая слобода на Ленинской слободе) нескольких компаний, но названия их пока не разглашаются.

Первый проект по созданию Силиконовой долины в столице России пытался реализовать «ЮКОС». Под «Интерзагород» нефтяники отдали свой комплекс зданий на Загородном шоссе. И поначалу даже привлекли сюда некоторое количество компаний. Однако цен «Интерзагорода» (или превратностей постинвестиционной судьбы) не выдержали такие монстры, «Бионлайн», «Город-Инфо», «Дефа», A. Partners, Arrava. В результате в «Интерзагороде» сидят, конечно, юкосовский «Сибинтек», ходорковско-матвиенковская «Федерация интернет-образования» и юкосовская же «Газета.ру», но в целом долина скорее напоминает пустыню. (Точности ради стоит упомянуть, что в «Интерзагороде» до сих пор живут еще «Дот» и ARTG.com.)

Юрий Лопатинский учел ошибки предшественников. Его силикон значительно дешевле и демократичнее. Чуть-чуть подновленные цеха с шестиметровыми потолками и хорошим Интернетом – вот что, по его мнению, должно привлечь сюда новых высокотехнологичных съемщиков. Плюсом для клиентов является и близость метро Автозаводская.

Сам «Рамблер» переехал в помещения, потолочные балки в которых предварительно покрасили в фирменный рамблеровский синий цвет. Иван Засурский, заместитель директора компании по PR, рассказал «Нетоскопу», что компания в итоге выиграла по площади почти в два раза. Вот только кабинетов стало меньше. И, что характерно, в кабинеты разместили в приоритетном порядке отдел продаж.

Переезд принято сравнивать с потопом или пожаром. Безболезненным процесс, конечно, не был. Около полутора суток в новом офисе компания жила без Интернета. Поскольку вместе с людьми переезжало железо, наблюдались сбои и в работе Rambler’s Top 100. Но никакой катастрофы не произошло.

Судя по всему, «Рамблер» обосновался в Силиконовой слободе на улице Ленинская слобода на заводе «Динамо» прочно и надолго. Юрий Лопатинский не склонен торопиться. Скоропалительные заявления полугодичной давности о переходе «Рамблера» на операционную самоокупаемость сошли на нет. Лопатинский смотрит в день завтрашний, надеется на поступательное развитие высокотехнологичной отрасли в стране, особенно на фоне грядущего вступления России в ВТО, и намерен в ожидании лучших времен вкладывать деньги в свою интернет-компанию. Пусть и небольшие.

«Русские фонды» покинули Rambler

(Александр Борейко, Ведомости, 4 декабря 2003 года)

Инвестиционная компания «Русские Фонды» продала 29,1 % акций интернет-холдинга Rambler консорциуму инвесторов во главе с инвестбанком First Mercantile Capital Group (FMCG), ставшему 100 %-ным владельцем интернет-компании. По словам одного из участников транзакции, она составила около $6 млн. При этом помимо FMCG на приобретение пакета Rambler претендовал концерн «Нефтяной», не так давно купивший пакет компании Mail.ru.

«Rambler Интернет холдинг» – один из крупнейших порталов в российском Интернете с широким спектром контент-проектов. Портал объединяет поисковую систему, рейтинг-классификатор Тор 100, популярный информационный проект Rambler-Медиа, а также интернет-газету Lenta.ru. Rambler уступает по посещаемости порталу Яndex.ru и борется за первое место с почтовым порталом Mail.ru. Rambler не раскрывает финансовых показателей, но его руководители утверждают, что он является прибыльным. В 2002 г., по данным «Русских Фондов», оборот Rambler составил $1,65 млн.

Инвестиционная группа «Русские Фонды» была создана в апреле 1999 года. В I квартале 2003 г. оборот «Русских Фондов» составил 6,8 млрд руб. – 34-е место среди профучастников, по данным НАУФОР. Активы – 232 млн руб. Недавно группа объявила о покупке ИК «Проспект».

«Русские Фонды» вошли в состав акционеров Rambler в 1999 г., приобретя вместе с компанией Orion Capital Advisors контрольный пакет акций Rambler и родственных с ним проектов за $20–30 млн (сумма сделки не раскрывалась) с учетом трехлетних инвестиционных обязательств. Фактически же контрольный пакет в Rambler обошелся партнерам примерно в $12 млн.

Консорциум, образованный инвестбанком First Mercantile Capital Group, вошел в состав акционеров Rambler в 2001 г., купив пакет компании «Стек», за которой стояли создатели Rambler.

Председатель совета директоров «Русских Фондов» Сергей Васильев объясняет причину продажи своего пакета тем, что после выхода Orion Capital Advisors из консорциума инвесторов «Русские Фонды» не имели контрольного пакета в Rambler и, по сути, не управляли компанией. «Мы выступали в роли пассивного инвестора, а это было не в нашем стиле», – заявил Васильев «Ведомостям».

Стороны договорились о неразглашении параметров сделки, однако, по сведениям одного из ее участников, при продаже акций исходили из оценки Rambler в $20 млн. По словам одного из участников рынка, свой интерес к сделке проявлял консорциум «Нефтяной», купивший в этом году пакет акций почтовой системы Mail.ru. Но FMCG реализовал свое право преимущественной покупки и приобрел пакет «Русских Фондов» по той же цене.

Гендиректор Rambler и управляющий директор FMCG Юрий Лопатинский, а также руководство «Русских Фондов» отказались комментировать эту информацию, а руководство «Нефтяного» вчера было недоступно.

Замгендиректора Rambler Иван Засурский полагает, что нынешняя сделка пойдет на пользу компании. «Когда есть один пул акционеров, где нет противоречий, гораздо проще развивать бизнес», – сообщил он «Ведомостям». Гендиректор Rambler Юрий Лопатинский отметил, что теперь холдинг может перейти на единую акцию, с тем чтобы подготовиться к IPO, которое может состояться в 2006–2007 гг.

«Я не вижу серьезных последствий этой сделки для Rambler: «Русские Фонды» в последнее время были миноритарием и фактически отошли от управления компанией», – говорит гендиректор компании «Яndex» Аркадий Волож. По его мнению, цифра $20 млн – заниженная оценка стоимости компании. «Может быть, сейчас не самая лучшая ситуация для продажи, но со временем оценка одного из трех крупнейших порталов Рунета может оказаться куда выше», – говорит Волож. По его словам, оборот Яndex в 2003 г. превысит $5 млн. В Ramblere не называют прогнозы по обороту, однако по словам Васильева, финансовые показатели Rambler и «Яndex» – «одного порядка». С 1999 г. аудитория Rambler увеличилась в 10 раз, при этом, по данным Яndex, сегодня его аудитория превосходит аудиторию Rambler в 1,5 раза. Rambler превосходит Mail.ru по охвату аудитории, однако отстает по количеству заходов на страницы. Исполнительный директор исследовательской компании SpyLog Федер Вирин полагает, что стоимость Rambler «занижена в разы» с учетом перспектив быстро растущего российского интернет-рынка. По его оценкам, оборот интернет-холдинга в 2003 г. может составить $3 млн.

«Русские фонды» вышли на «Проспект»

(Елена Мязина, Севастьян Козицын, Ведомости, 24 сентября 2003 года)

Инвестгруппа «Русские фонды», активный игрок долгового рынка, решила расширить бизнес за счет покупки группы компаний «Проспект», специализирующейся на брокерском обслуживании и доверительном управлении средствами клиентов. Подобным слияниям на российском фондовом рынке практически нет аналогов.

Группа «Проспект» работает на рынке с 1995 г. Контрольные пакеты акций входящих в группу компаний находились в руках менеджмента. Сейчас в составе группы более 10 российских и западных компаний (брокерская, управляющая депозитарная и др.) Во II квартале 2003 г., по данным ФКЦБ, компания заняла 82-е место по оборотам на фондовом рынке (3,752 млрд руб.). Активы ИК «Проспект», по данным НАУФОР, за тот же период составили 178,8 млн. ИГ «Русские фонды» создана в апреле 1999 г. В числе учредителей – российские и западные частные компании. Костяк команды – бывшие сотрудники «МФК-Ренессанс». Группа специализируется на обслуживании клиентов в области корпоративного финансирования. Она организовывала первые рыночные выпуски корпоративных облигаций Магнитогорского металлургического комбината и «АЛРОСА». В I квартале 2003 г. оборот «Русских фондов» составил 6,8 млрд руб. – 34-е место среди профучастников, по данным НАУФОР. Активы – 232 млн руб.

Как рассказал «Ведомостям» председатель совета директоров «Русских фондов» Сергей Васильев, на днях группа закрыла сделку по приобретению 100 %-ной доли во всех компаниях, входящих в инвестгруппу «Проспект». В «Проспекте» подтвердили эту информацию, однако гендиректор и в недавнем прошлом основной владелец компании Михаил Винчель от дальнейших комментариев отказался. Он лишь сообщил, что теперь собирается создать два фонда прямых и портфельных инвестиций.

«Решив развивать брокерское обслуживание по акциям, мы в течение года обдумывали, как это сделать. Торговля акциями и качественные аналитические продукты – основная специализация «Проспекта», – объясняет Васильев цель покупки. Сумму и структуру сделки стороны не раскрывают. Но Васильев уверен, что эта сделка фактически означает удвоение бизнеса. «Надеемся, что синергетический эффект будет больше», – говорит он. По оценкам «Русских фондов», активы объединенной группы составят более $60 млн, ее собственный капитал достигает $20 млн, активы в доверительном управлении – около $200 млн. Суммарный же оборот «Русских фондов» после присоединения «Проспекта» превысит $2 млрд в год, что позволит инвестгруппе уже в этом году войти в десятку ведущих игроков фондового рынка. Впрочем, пока «Проспект» продолжит работать под старым брендом, а вопрос о переименовании решится в течение года, уточнил Васильев.

Другие инвестиционные банкиры затруднились оценить сумму сделки – для этого, по словам зампреда «ВЭО-Открытие» Михаила Сухобок, необходимо знать не только масштабы бизнеса каждой входящей в группу компании, но и консолидированные потоки «Проспекта». В свою очередь, президент Brunswick UBS Марлен Манасов говорит, что оценить бизнес «Проспекта» трудно, поскольку компании такого типа, как правило, не прозрачны.

Участники российского рынка считают сделку уникальной, ведь это всего лишь второе крупное слияние на российском фондовом рынке после объединения «ВЭО-Инвест» и БК «Открытие» в конце 2001 г. Гендиректор ИФГ «Метрополь» Михаил Слипенчук не сомневается в успехе нового альянса. «Русские фонды», признает он, преуспели на долговом рынке, но брокерского обслуживания своим клиентам они никогда не предлагали. У «Проспекта» же, по словам Слипенчука, есть крупные российские и западные клиенты. «Стоит лишь вспомнить, что Михаил Винчель входил в состав совета директоров «Аэрофлота», – добавляет гендиректор «Метрополя». – Вместе они, конечно, смогут удвоить свои усилия на рынке». Михаил Сухобок особо подчеркивает, что в данном случае управляющая компания со значительными активами покупает брокерскую инфраструктуру. «Это разумно», – добавляет он. А Марлен Манасов видит наибольший эффект в слиянии брокерского бизнеса «Проспекта» и корпоративных финансов «Русских фондов». «Если компания ориентируется на широкий круг клиентов, то она должна уметь одинаково хорошо работать с любыми инструментами – как с акциями, так и с корпоративными облигациями и госбумагами», – обобщает исполнительный директор управляющей компании «Альфа-Капитал» Александр Пчелинцев.

Rambler привлек $40 млн в ходе IPO

(Ak&M, 10 июня 2005 года)

Rambler Media Ltd. разместила на альтернативной площадке Лондонской фондовой биржи (AIM) 3 млн акций новой эмиссии и 891 029 акций существующих акционеров – 25,98 % уставного капитала. Цена размещения составила $10,25 за одну акцию, говорится в сообщении компании.

Торги акциями Rambler начнутся 15 июня. По итогам IPO капитализация компании составила $153 501 млн. Лид-менеджерами размещения выступили Deutsche Bank, U.F.G.I.S. Trading Ltd. Со-лид-менеджером выступил Aton International Ltd. Консультантами Rambler являются Nabarro Wells & Co. Ltd. и Zimmerman Adams International Ltd. Кроме того, акционеры интернет-холдинга предоставили Deutsche Bank опцион на покупку 466 924 акций до 30 июня. Если опцион будет полностью реализован, free-float акций Rambler составит 29,1 %.

Комментируя итоги IPO, гендиректор Rambler Media Ирина Гофман, слова которой приводятся в сообщении, заявила: «Мы очень довольны позитивной реакцией инвесторов». «Размещение позволит Rambler Media продолжить развитие интернет-услуг, мобильного контента и телевещания для охвата всего русскоговорящего сообщества». Привлеченные средства холдинг намерен направить на развитие существующего бизнеса и приобретение ряда интернет-порталов, в частности, площадок для электронной коммерции. В этом году Rambler уже приобрел блокпакет акций рекламного агентства «Бегун» (www.begun.ru) с опционом на приобретение контрольного пакета.

Rambler Media Group продала «Rambler Телесеть» медиахолдингу «Проф-Медиа»

(Финмаркет, 25 октября 2006 года)

Вчера вечером Rambler Media Group объявила о продаже своего телевизионного бизнеса «Rambler Телесеть» холдингу «Проф-Медиа», пишут «Ведомости». Благодаря этой сделке московский канал получит выход на аудиторию Петербурга, где находится эфирная станция телекомпании, и в регионы. Сеть Rambler TV охватывает треть населения России, отмечает в совместном заявлении гендиректор Rambler Media Group Ирина Гофман. Сделка будет завершена после получения одобрения Федеральной антимонопольной службы, указано в пресс-релизе. Сумму сделки стороны держат в секрете. По мнению экспертов, телекомпания может стоить до 15 млн долл.

Эксперты интернет-рынка одобряют решение Rambler Media Group продать телеканал: ТВ-направление Rambler Media Group было убыточным и тянуло за собой показатели всего холдинга. Аудитория телеканала Rambler TV, по данным TNS Gallup Media, составляет 0,43 % зрителей в возрасте 6–54 года. Аудиторию телеканала «2×2» TNS Gallup Media не измеряет, а сам канал сейчас меняет формат вещания, ориентируясь на аудиторию 11–34 лет.

«Проф-медиа» приобретает 54,8 проц. Rambler Media

(Финмаркет, 1 ноября 2006 года)

В понедельник 30 октября российский медиахолдинг «Проф-Медиа» приобрел около 48,8 проц. акций Rambler Media, говорится в совместном сообщении компаний. Также «Проф-Медиа» заключил соглашение на приобретение дополнительных 6,0 проц. Rambler Media после получения одобрения российских контролирующих органов на данную сделку. В настоящее время «Проф-Медиа» не предполагает дальнейшего увеличения своей доли в Rambler Media. «Проф-Медиа» высоко оценивает потенциал роста российского интернет-бизнеса в целом и считает особенно перспективной компанию Rambler Media, говорится в сообщении.

Холдинг «Проф-Медиа» образован в 1997 году и в настоящее время является одним из наиболее крупных и диверсифицированных российских медиахолдингов. В области кино «Проф-Медиа» управляет национальной сетью мультиплексов под маркой «Синема Парк» и владеет контрольным пакетом акций компании «Централ Партнершип». Холдинг управляет несколькими FM-радиостанциями в Москве и Санкт-Петербурге, включая «Авторадио». Телевизионный блок «Проф-Медиа» представлен телеканалом «2х2», который выйдет в эфир в апреле 2007 г. К концу 2006 г. «Проф-Медиа» планирует завершить приобретение еще двух телекомпаний – 24 октября 2006 г. «Проф-Медиа» подписала соглашение с Rambler Media о приобретении Rambler TV и вскоре должна завершить поглощение ТВ3.

В сегменте печатных СМИ «Проф-Медиа» владеет журнальным издательским домом «Афиша» и B2B-издателем «B2B Медиа», а также контрольным пакетом акций издательского дома «Комсомольская правда». В число наиболее значимых интернет активов входят «Afisha.ru» и «E-xecutive.ru», которые управляются соответственно ИД «Афиша» и «B2B Медиа».

В группу компаний Rambler Media входят интернет-портал и поисковая система Rambler.ru, информационный сайт Lenta.ru, интернет-провайдер Rambler Телеком, рекламное агентство Index20 и группа компаний мобильных технологий и контента Rambler Mobile. Акции Rambler Media котируются в секции AIM на Лондонской фондовой бирже.

Как пишут «Ведомости», по оценкам экспертов контроль над Rambler обошелся «Проф-Медиа» не менее чем в 230 млн долл.

«Профмедиа» скупает акции Rambler Media

(Анастасия Голицына, Ведомости, 12 ноября 2009 года)

Rambler Media, капитализация которой с момента IPO в 2005 г. упала вдвое, а доля рынка поиска – в 10 раз, может уйти с Лондонской фондовой биржи. Ее акционер «Профмедиа» начал скупать акции у миноритариев.

Книга заявок была закрыта вчера в 20.00 МСК, но к этому времени итоги еще не были подведены, сообщила представитель «Профмедиа» Екатерина Долгошеева. «У акций Rambler долго были проблемы с ликвидностью, что отражалось на цене, – констатирует вице-президент по инвестициям «Профмедиа» Сергей Тихонов. – Поэтому мы дали возможность инвесторам продать акции нам». Если «Профмедиа» соберет «существенный пакет» акций Rambler, то может провести их делистинг – это позволит «Профмедиа» консолидировать интернет-компанию, а Rambler избавится от затрат, связанных со статусом публичной компании. Речь идет о сотнях тысяч долларов в год, оценивает менеджер одной из российских публичных компаний.

По правилам секции альтернативных инвестиций LSE, где торгуются бумаги Rambler, делистинг возможен в случае, если один акционер консолидирует не менее 75 % компании. Сейчас у «Профмедиа» около 54,5 % Rambler, она приобрела этот пакет в 2006 г. примерно за $250 млн. А годом ранее Rambler была оценена в ходе IPO в $153,5 млн. Вчера на момент закрытия торгов капитализация Rambler составила всего $78,1 млн.

Какую сумму «Профмедиа» готова потратить на скупку акций, Тихонов не говорит, но уверяет: цели купить акции любой ценой нет. По данным источников Reuters, близких к участникам сделки, «Профмедиа» готова направить на эти цели до $40 млн. Долгошеева это опровергает.

Аналитик «Тройки диалог» Анна Лепетухина считает, что справедливая цена для акций Rambler – около $6 за бумагу. Понятно, что на эту цену согласятся фонды, покупавшие акции по $2–3 в начале года, продолжает она, а для входивших по цене от $10 выбор будет непростым. Например, Capital Research and Management Company купила 3,29 % Rambler в 2005 г. Капитализация Rambler в конце 2005 г. составляла $299,5 млн, так что 3,3 % стоили $9,8 млн. Сейчас у этого фонда около 3 % Rambler, стоимость этого пакета – всего $2,3 млн. Представитель Capital Research от комментариев отказался.

Выкуп акций Rambler – стратегически верный шаг, считает топ-менеджер крупного инвестбанка. В 2020 г. сама «Профмедиа», по его сведениям, планирует IPO, а котироваться на бирже параллельно со своей «дочкой» бессмысленно. Два аналитика крупных инвестбанков также слышали, что «Профмедиа» может разместить акции на бирже в 2020 г. В «Профмедиа» и «Интерросе» (контролирует «Профмедиа») это не комментируют.

Профмедиа консолидирует 100 % Rambler Media

(Интерфакс, 9 февраля 2020 года)

Холдинг «ПрофМедиа» выкупит у миноритарных акционеров оставшиеся 11,9 % Rambler Media, таким образом, компания консолидирует 100 % Rambler Media. Как говорится в сообщении Rambler, согласно достигнутой договоренности, акции будут выкуплены по цене $6 за акцию, передает «Интерфакс». В настоящее время «ПрофМедиа» владеет 88,03 % акций Rambler. 12 ноября 2009 года компания холдинга PM Invest в рамках объявленной процедуры ускоренного букбилдинга приобрела 3 млн 149 тыс. акций Rambler на общую сумму $18,98 млн, став владельцем 75 % акций. 17 декабря компания приобрела еще 2 млн 6 акций у банка ING за $12,039 млн, доведя долю в Rambler до 88,03 %. До этого «ПрофМедиа» владела 54,5 % акций Rambler. Этот пакет был куплен в декабре 2006 года. Rambler была единственной публичной компанией в портфеле «ПрофМедиа», который сам готовится к проведению IPO. 31 декабря 2009 г. на Лондонской фондовой бирже прошел делистинг акций Rambler. Помимо Rambler, «ПрофМедиа» владеет сетью ТВ3, телеканалом «2х2», каналами «MTV Россия» и «VH1 Россия», газетами «Комсомольская правда», «Советский спорт», «Экспресс-газета», «БелГазета», ИД «Афиша», радиостанциями «Авторадио», «Энергия», «Юмор FM», а также сетью кинотеатров «Синема-Парк» и кинокомпанией Central Partnership. Rambler Media владеет и управляет рядом компаний, среди которых поисковый интернет-портал Rambler, интернет-сервис провайдер Rambler Телеком, агентство интерактивной рекламы Index20, компания мобильных сервисов SMXCOM, новостной сайт Lenta.ru, порталы Damochka.ru, сетевая система обмена баннерами BannerBank, агентство контекстной рекламы ЗАО «Бегун». Выручка Rambler Media в 2008 году составила 2,7 млрд рублей ($110 млн). В первом полугодии 2009 года выручка компании снизилась на 18 %, до 1,019 млрд рублей.

Мамут и Потанин объединяют интернет-активы

(Анастасия Голицына, Ведомости, 29 марта 2020 года)

Вместе «Суп медиа» и «Афиша и Рамблер» будут иметь третью по размеру аудиторию в русскоязычном сегменте интернета. Управлять бизнесом будет только Мамут.

Бизнесмены Александр Мамут и Владимир Потанин решили объединить свои интернет-активы – объединенную компанию «Афиша и Рамблер» с компанией «Суп медиа», владеющей популярным сервисом блогов Livejournal.com и другими проектами, следует из официального сообщения «Суп медиа». Финансовые условия сделки не раскрываются, но известно, что Мамут станет управляющим акционером и председателем совета директоров объединенной компании.

По словам источника, близкого к участникам сделки, Мамут и Потанин получили по 50 % новой компании, но управлять этим бизнесом будет только Мамут. Эта сделка была не денежной, это объединение акт убрать рекламу

ивов с целью совместного развития интернет-активов, объясняет собеседник «Ведомостей».

«Объединение приведет к созданию новой компании – третьей по размеру аудитории в русскоязычном сегменте интернета», – цитируются в сообщении слова Мамута. «Эта компания станет одним из ведущих провайдеров онлайн-сервисов и главным источником информации об общественно-политических, деловых, культурных и спортивных событиях в рунете – как на экранах компьютеров, так и на смартфонах, как в текстовом, так и в видео формате», – убежден он. А по словам Потанина, новая компания станет «уникальной комбинацией ведущих российских онлайн-брендов на стремительно растущем интернет-рынке». «От объединения выиграют все: акционеры, пользователи, партнеры и в целом высокотехнологичный бизнес в России», – резюмировал он. Аудитория объединенной компании составит 35 млн уникальных пользователей.

«Рамблер» был основан в 1996 г. и был первой в рунете поисковой системой. В 2007 г. 54,8 % «Рамблера» приобрел медийный холдинг «Профмедиа», принадлежащий «Интерросу» Потанина. Позже «Профмедиа» довел свою долю до 100 %. В 2020 г. «Рамблер» был объединен с компанией «Афиша», выпускающей одноименный журнал и сайт afisha.ru. Среди проектов «Рамблера» – Lenta.ru, Motor.ru, сервис контекстной рекламы «Бегун».

«Суп медиа» была основана в 2006 г. В нее входят, в частности, интернет-издание «Газета.ру», блогохостинг LiveJournal, сайт Championat.ru.

«Русские фонды» вложились в Уанет

(Елена Ъ-Киселева, Валерий Ъ-Кодачигов, Коммерсант, 14 марта 2007 года)

Крупнейшая украинская поисковая система «Мета» сменила владельца.

Как стало известно Ъ, инвестгруппа «Русские фонды» и компания Digital Sky Technologies (DST) приобрели 51 % акций одной из крупнейших украинских интернет-компаний, владеющей поисковой системой meta.ua. Сумма сделки составила около $6 млн. С покупкой «Мета», указывают участники рынка, «Русские фонды» и DST получат контроль над 17 % украинского рынка интернет-рекламы.

51 % акций ЗАО «Мета», одной из самых посещаемых поисковых машин в украинском интернете, «Русским фондам» и DST (бывший владелец контрольного пакета российского портала mail.ru) продал американский инвестфонд SigmaBleyzer. Председатель совета директоров «Русских фондов» Сергей Васильев отказался назвать сумму сделки, сообщив лишь, что пакет акций «Мета» был куплен на паритетных началах с DST. Близкий к сделке источник сообщил Ъ, что ее сумма составила $5–6 млн.

ЗАО «Мета» основано в 1998 году. Компания владеет одним из наиболее посещаемых интернет-порталов Украины – его ежемесячно посещает 1,5 млн пользователей, поисковая машина meta.ua каждый месяц обрабатывает чуть более 6 млн запросов. В числе основных сервисов портала – поисковая система по украинскому сегменту интернета, каталог сайтов, поиск по интернет-магазинам, система мониторинга новостей из украинских источников, почтовая система и тому подобное. На долю «Мета» приходится около 17 % рынка интернет-рекламы Украины. В 2006 году оборот компании составил около $1 млн.

По словам господина Васильева, инвестиции в «Мета» обусловлены высокими темпами роста проникновения интернета на Украине, а также быстрыми темпами роста рекламного рынка в зоне «.ua». «Уже сегодня рекламу на украинских сайтах размещают более двух тысяч рекламодателей, – отмечает глава «Русских фондов». – «Мета» – единственный украинский поисковик, который на равных конкурирует с «Яндексом» и Google». По оценкам Сергея Васильева, украинская интернет-аудитория увеличивается в среднем на 50 % в год и к концу 2007 года на Украине будет насчитываться почти 6 млн пользователей, а объем рынка интернет-рекламы превысит $14 млн.

Эксперты отмечают, что ранее российские инвесторы не интересовались рынком онлайновых сервисов в СНГ. «Поэтому сейчас онлайн-сервисы в СНГ недооценены», – говорит управляющий партнер компании iKS-Consulting Татьяна Толмачева, отмечая, что в России подобные активы стоят значительно дороже. Например, Rambler, прогнозируемая выручка которого в 2006 году составляет около $70 млн, по итогам вчерашних торгов на LSE стоил почти $690 млн.

Конкуренты считают, что новым владельцам «Меты» предстоит решить целый ряд технических и маркетинговых проблем «Мета». «»Мета» использует поисковый механизм собственной разработки, эксплуатация которого дороже, чем аналогичных систем конкурентов, – рассказывает руководитель компании «Яндекс-Украина» Сергей Петренко. – Компания до сих пор не связана со сторонними сетями распространения контекстной рекламы, она строит такую систему самостоятельно, что создает сложности с привлечением рекламодателей. Кроме того, портал не инвестирует в офлайновую рекламу, что снижает эффективность продвижения его услуг».

«Русские фонды» Купили Finance.ua

(Валерия Комисcарова, CNews.ru, 22 мая 2007 года)

Группа «Русские фонды» продолжает инвестировать в украинский сегмент интернета.

Следующим шагом после покупки контрольного пакета акций украинского интернет-портала «МЕТА» стало осуществление аналогичной сделки с ЗАО «Инфинсервис» – владельцем финансового портала Украины Finance.ua. Сумма сделки не называется, однако, по мнению экспертов, она не превышает $750 тыс.

Инвестиционная группа «Русские фонды» совместно с фондом Digital Sky Technologies и ИК «Проспект Инвестментс» приобрела контрольный пакет акций ЗАО «Инфинсервис», являющегося владельцем украинского финансового портала Finance.ua. В число акционеров ЗАО «Инфинсервис», среди прочих, входит ЗАО «Мета» – владелец крупнейшего украинского интернет-портала «МЕТА». Напомним: ранее «Русские фонды» – также в сотрудничестве с Digital Sky Technologies – приобрели контрольный пакет акций и в этой компании. Кроме того, Digital Sky Technologies обладает пакетами акций Mail.ru и HeadHunter.ru.

По мнению участников сделки, соглашение позволит компании развиваться более динамично и занимать лидирующие позиции на рынке интернет-услуг. Однако опрошенные CNews эксперты не так уверены в перспективах украинского портала. «Наиболее вероятным вариантом видится то, что группа «Русские фонды» поставила своей задачей сформировать некий контентный портфель, состоящий из порталов различной тематики, – отмечает Олег Савцов, заместитель генерального директора «РБК-СОФТ». – При таком раскладе, скорее всего, портала Finance.ua не коснутся какие-либо заметные изменения, которые позволят ему выйти на так называемый новый уровень развития».

Сумму сделки в ИГ «Русские фонды» назвать отказались. Эксперты полагают, что она могла составить от $500 тыс. до $700 тыс. Хотя эта сумма и является весьма завышенной, в условиях повышенного внимания к украинским интернет-активам она вполне могла быть запрошена акционерами «Инфинсервиса».

Привлекательность украинского сегмента интернета сегодня, без сомнения, весьма высока, и сделки «Русских Фондов», в частности, подтверждают это. Рост инвестиций в Уанет связан с тем, что на данный момент он менее «перегрет», чем российский сектор интернета. «Покупка каких бы то ни было проектов и вообще осуществление финансовых сделок, связанных с украинским интернетом, обходятся в разы дешевле, чем аналогичные сделки в Рунете, – считают в ИК «Финам». – В Уанет просто еще не пришли большие деньги, что делает его удобным и выгодным для инвестирования». Среди прочих факторов, обуславливающих привлекательность украинского интернета, – продолжающийся стабильный рост аудитории и рынка онлайн-рекламы. Первый показатель увеличивается в среднем на 50 % в год, а второй уже достиг отметки в $14 млн и также продолжает расти.

Экс-команда «Бигмира» анонсирует свой первый проект

(Сергей Сеткин, Интернет-журнал Content 17 мая 2006 года)

В течение последних двух месяцев Украинский интернет активно обсуждал уход основной команды разработчиков портала «Бигмир». Выдвигались самые различные версии – начиная с перекупки команды конкурирующим проектом и заканчивая зарубежными инвестициями. При этом представители ушедшей команды хранили партизанское молчание.

Недавно на различных информационных источниках появилась информация об открытии вышеуказанными специалистами интернет-агентства Mi . Действительно, на официальном сайте агентства в разделе «Команда» перечислены все ушедшие люди, включая небезызвестных Алексея Танчика (экс-коммерческого директора Бигмира) и Максима Хомутина (экс-медиа директора SputnikMedia).

Стоит отметить, что до 11 мая, сайт агентства рассказывал исключительно об успехах рекламного отдела. Информация о том, чем занимается основная часть команды – программисты и дизайнеры во главе с Алексеем Танчиком, на сайте не появлялась.

11 мая свет увидел материал, анонсирующий скорый выход первого Интернет-проекта от команды разработчиков Mi , но детали о тематике и специфике будущего Web-сайта не сообщались. Наконец сегодня на официальном сайте компании появился пресс-релиз, рассказывающий подробности об открытии первого Интернет-проекта и даже указывающий дату его запуска.

Первым проектом экс-команды Бигмира станет… почтовая система. Выбранное имя для проекта – i.ua (www.i.ua) можно охарактеризовать одним словом – оно короткое. Безусловно, это является преимуществом для почтовой системы, однако как команда собирается вписывать в него дальнейшие сервисы портала (в том, что проект будет трансформироваться в портал, сомнений не возникает) покажет будущее.

На сайте также объявлено о начале открытого beta-тестирования сервиса, в котором могут принять участие все желающие.

Будет ли первый проект команды успешным – покажет время. Нам остается только надеяться, что новые проекты от Mi будут более глобальными и интересными.

Руководитель Сonnect.ua Сергей Коркин: «Одноклассники» и «Вконтакте» – это естественные монополии

(Worldpress, 29 августа 2020 года)

Миллионы украинских общаются в интернет-сетях. Однако оба успешных портала «Одноклассники» и «Вконтакте» расположены в России. «Коннект» – первая украинская сеть, которая стала прибыльной. Ее основателю – 23 года.

Найти руководителя популярного украинского портала «Коннект» оказалось довольно легко. На личном профиле Сергея Коркина есть и номер его мобильного, и электронная почта, и аккаунт в Twitter. Через считанные часы после запроса поступил ответ о готовности дать интервью.

Идея создать свой сайт контактов, рассказывает Сергей Коркин, родилась не случайно, а стала реакцией на популярность «Facebook» в Соединенных Штатах. Кроме того, уже год существовал «Вконтакте.ру», и стало очевидным, что украинские тоже будут интересны подобные ресурсы. До этого Сергей Коркин создал аукцион украинских доменов, который затем продал.

Специальность – прикладная математика.

Выпускник киевского Политеха по специальности прикладная математика говорит, что 70 процентов выпускников его факультета работают программистами.

Сам он, начав как программист, на 3-м курсе увлекся менеджментом и маркетингом. Жизнедеятельность «Коннекта» обеспечивает лишь семь человек, включая бухгалтером и специалистом по рекламе. «В интернете главный показатель эффективности – это динамичность развития. Если компания начинает становиться инертной, она не может больше конкурировать», – учит молодой интернет-гуру.

«Коннект» появился в декабре 2007-го. Недавно он преодолел рубеж в 700 000 участников. В прошлом году сайт впервые стал приносить прибыль, рассказывает Коркин. Практически с начала у «Коннекта» был финансовый инвестор. Сейчас инвестиции уже не нужны: «Последние пять месяцев проект самоокупаемым. За нашу историю нам поступало, наверное, около двадцати предложений. Но мы всегда отказывали, поскольку видим в нем большие перспективы, он, однако, недооценивается рынком»

Купили на вырост

(Анастасия Голицына, Ведомости, 27 мая 2009 года)

Компания Юрия Мильнера и Григория Фингера Digital Sky Technologies (DST) купила миноритарный пакет крупнейшей социальной сети Facebook.

DST приобрела 1,96 % привилегированных акций Facebook за $200 млн, оценив всю компанию в $10 млрд, рассказал «Ведомостям» основатель и гендиректор DST Юрий Мильнер. Это подтвердил во время телеконференции основатель Facebook Марк Цукерберг. Он надеется, что в этом году доходы Facebook вырастут на 70 %, а к 2020 г. компания начнет генерировать положительный денежный поток. Поможет этому и сделка с DST, которая обеспечит Facebook денежный запас.

DST выкупила допэмиссию акций Facebook, так что все деньги, по словам Мильнера, пойдут на развитие бизнеса этой компании. Кроме того, DST летом предложит существующим акционерам социальной сети выкупить у них обыкновенных акций еще более чем на $100 млн. Обыкновенные акции обычно торгуются дешевле привилегированных, говорит Мильнер, но оценку не называет. На днях The Wall Street Journal написала, что обыкновенные акции будут выкуплены по оценке $6,5 млрд за 100 %. Близкий к участникам сделки источник подтверждает, что оценка близка к действительной.

Первым в Facebook еще в 2004 г. стал инвестировать сооснователь платежной системы PayPal Питер Тиэль – он вложил $0,5 млн. В середине того же года Facebook получила $12,7 млн от Accel Partners, оценившей всю компанию в $100 млн. В 2006 г. та же Accel Partners с партнерами, среди которых были фонды Greylock Partners и Meritech Capital и Тиэль, выдали еще $25 млн, исходя из оценки 100 % уже в $525 млн. В 2007 г. 1,6 % привилегированных акций Facebook купила Microsoft, оценив 100 % этих акций в $15 млрд. Эта сделка была частью стратегического партнерства, касающегося размещения рекламы в социальной сети, говорит Цукерберг. Это подтверждал в интервью «Ведомостям» гендиректор Microsoft Стив Баллмер.

Но в данном случае о партнерстве речи не идет. По словам Мильнера, для DST это финансовая инвестиция, а выход из Facebook произойдет не ранее чем через пять лет. Другие активы DST в этой сделке не задействованы, т. е. объединения с крупнейшими российскими социальными сетями «В контакте» и «Одноклассники» не планируется. У DST не будет места в совете директоров Facebook.

Средства на это приобретение у DST – от ее акционеров и подконтрольных компаний. Один из крупных инвесторов DST – бизнесмен Алишер Усманов, он владеет около 32 %. Кроме того, как рассказывали близкие к акционерам DST источники, миноритарные доли есть у американского фонда Tiger Global Management, Goldman Sachs, «Ренессанс капитал». Вчера вечером получить их комментарии не удалось.

Аукцион ушел с молотка

(Роман Судольский, Коммерсант – Украина, 12 января 2020 года)

Интернет-аукцион Aukro.ua стал крупнейшим в стране благодаря покупке своего конкурента – Auktion.ua.

Польская группа Allegro, владеющая Aukro.ua, выкупила контрольный пакет акций конкурента у «Русских фондов», купивших сервис всего три года назад. Двум похожим проектам было сложно работать на небольшом рынке, объем которого оценивается чуть более $1 млн, говорят эксперты.

Об объединении Auktion.ua и Aukro.ua сообщили в совместном релизе 6 января. Польская группа Allegro, владеющая Aukro.ua, выкупила у «Русских фондов» контрольный пакет акций Auktion.ua, объяснил «Коммерсанту» директор инвестдепартамента «Русских фондов» Алексей Семейко. Объединение аукционов будет происходить на базе Aukro.ua, и со временем Auktion.ua будет закрыт, а его пользователи переведены на Aukro.ua. В результате Aukro.ua станет крупнейшим интернет-аукционом в Украине с ежедневной аудиторией более 100 тыс. пользователей.

MIH Allegro B. V. основана в 1999 году, владеет интернет-аукционами в Польше, Венгрии, Чехии, Дании, Норвегии, Швейцарии, Украине, общее число пользователей которых превышает 10 млн человек. Сервис Aukro.ua работает в Украине с начала 2007 года. Auktion.ua работает с 2003 года.

Для «Русских фондов» инвестиции в Auktion.ua, который они купили в 2007 году, не оправдались, утверждает источник Ъ, знакомый с подробностями сделки. По его словам, актив был продан за несколько сотен тысяч долларов, и инвестиции «Русских фондов» не окупились, хотя покупка Auktion.ua обошлась компании в сумму, не превышающую $1 млн.

Идея объединения Auktion.ua и Aukro.ua назрела давно, так как большинство пользователей интернет-аукционов зарегистрированы в обеих системах, говорит руководитель проекта Auktion.ua Ярослав Максимович. «Двум очень похожим проектам в такой узкой нише было сложно выжить», – считает президент «Интернет Инвест» (доменный регистратор imena.ua и хостинг-провайдер mirohost.net) Александр Ольшанский. По его оценкам, объем торгов на интернет-аукционах в Украине сейчас не превышает $100 тыс. в месяц. Для сравнения, годовой оборот самого популярного интернет-аукциона eBay составляет порядка $2 млрд, ежедневное число лотов – около 16 млн шт., а количество участников торгов превышает 250 млн человек. «В США успех подобных аукционов обусловлен возможностью быстрой доставки и простотой оплаты. На территории бывшего СССР оба эти преимущества нивелируются», – говорит генеральный директор «Яндекс Украина» Сергей Петренко. По его словам, со сделок на аукционе компания взимает всего 1–2 % комиссии и заработать можно лишь при огромном обороте, чего в Украине добиться будет очень сложно.

Tochka.net решила запуститься

(Артур Оруджалиев, Ain.ua, 31 марта 2020 года)

Сегодня портал Tochka.net решил сделать свое официальное открытие. Основное сообщение – желание стать порталом № 1 до конца 2020. На сегодняшний день (по данным Gemius, февраль) обогнали Bigmir – уникальная аудитория портала превысила 1,637 млн человек.

Tochka.net – продукт компании Digital Ventures, которая принадлежит «СКМ» Рината Ахметова. Руководят компанией польские менеджеры, генеральный директор – Лукаш Щепански, ранее руководивший направлением new media в ТРК «Украина». Сейчас в компании работает 130 человек, и в ближайшее время они намерены еще увеличить это число на 10–15 %.

В планах Tochka.net – зарабатывать не только на медийной рекламе, но и на электронной коммерции. В частности речь идет о посредничестве в продажах банковских продуктов, гостиниц, туристических туров, авиабилетов и т. п. Во многом для этого будет запущены проекты по путешествиям, финансам, сервис сравнения цен, игровой портал, а также аукцион совместно с aukro.ua.

На самоокупаемость планируется выйти в 2020–2020 году. Объем инвестиций и вложений в компании не раскрывают, отмечая лишь, что много средств вкладывается в маркетинг.

Tochka.net привлекает пользователей самыми разными способами. Но исходя из публично доступной статистики 60 % трафика, который позволил обойти bigmir, составляют переходы с систем Marketgid и Redtram, качество которых, как известно, под большим вопросом. Остальной трафик по большей части тоже покупной, переходы с поисковых систем дают не более 15 %.

Насколько он хорошо конвертируется сказать сложно. В компании, естественно, заверяют, что внимательно отслеживают конверсию и используют только эффективные инструменты, благодаря которым ядро аудитории растет. Лукаш Щепански, уверен, что удержать пользователей смогут локальные сервисы и локальные новости, на которые сейчас в компании делают ставку.

UMH приобрел контрольный пакет интернет– портала I.ua

(Корреспондент.net, 16 декабря 2020 года)

UMH group заявила о концентрации 77,5 % пакета акций ведущего украинского интернет-портала i.ua.

Об этом Корреспондент. biz сообщили в пресс-службе UMH group.

Как отмечается в релизе, благодаря приобретению контрольного пакета проекта, UMH повысит эффективность управления своим интернет-направлением и увеличит его долю в общей структуре выручки группы. Согласно панели Gemius, портал i.ua посещает более 2,9 млн украинских интернет-пользователей в месяц. После приобретения проектов Bigmir-Internet в 2020 году, доля аудитории UMH group среди национальных игроков достигла 40 % (по данным Gemius, октябрь 2020), а доля на рынке медийной интернет-рекламы превысила 30 %. «В этом году после ряда сделок мы стали абсолютным лидером в украинском сегменте интернета. Приобретение операционного контроля над ведущим порталом i.ua позволит нам выстроить на базе нашего интернет-направления высокоэффективную генерирующую прибыль систему», – прокомментировал президент UMH group Борис Ложкин. «На сегодняшний день наша доля на рынке рекламы составляет около 30 %. После приобретения i.ua и оптимизации интернет-направления мы планируем нарастить долю UMH group на рынке медийной интернет-рекламы до 40 %», – заявил директор Bigmir-UMH Виталий Гордуз. В свою очередь директор портала i.ua Максим Хомутин заметил, что в рамках стратегии i.ua на 2020 год компания продолжит развитие существующих сервисов и создание новых разделов. Отдельное внимание будет уделено развитию социальных и мобильных сервисов. Также портал планирует открыть ряд контент-разделов с помощью медиа ресурсов UMH group.

Медиахолдинг KP Media продан Петру Порошенко и УМХ

(Максим Кутик, Ain.ua, 4 апреля 2020 года)

Основатель и собственник холдинга KP Media (владеет изданием «Корреспондент», порталом Bigmir и др.) Джед Санден продал компанию. Покупателями стали Петр Порошенко и «Украинский медиа холдинг». Об этом AIN.UA на конференции iForum рассказали сразу несколько источников знакомых с ситуацией.

Джед Санден пока не комментирует информацию о сделке. Напомним, что недавно стало известно о назначении Виталия Гордуза генеральным директором KP Media. «Это подверждает информацию о продаже. Виталий Гордуз не пошел бы работать к Джеду Сандену второй раз», – сказал менеджер одной из крупнейших украинских интернет-компаний. Напомним, что Гордуз уже работал в KP Media финансовым директором с 2003 по 2006 год.

Стоит отметить, что KP Media не первая совместная покупка Порошенко и УМХ. Недавно они приобрели «Наше радио» и радиостанцию NRJ.

Напомним, в январе этого года интернет-порталы I.UA (частично принадлежит УМХ) и Bigmir.net (входит в KP Media) начали продавать рекламу вместе. По данным компании Gemius, общая уникальная аудитория двух порталов составляет 3,77 млн пользователей (34,44 % всей аудитории украинских пользователей). По отдельности охват Bigmir.net и I.UA составляет 20,84 % и 23,24 % соответственно.

Начиная с 2008 года Джед Санден заметно почистил портфель активов KP Media. В разгар мирового финансового кризиса были закрыты журналы «Новинар», «Пани» и «Вона». Летом 2009 год Джед Санден продал газету KyivPost группе ISTIL. В октябре прошлого года Afisha.ua была продана компании «Профмедиа», владеющей российской «Афишей».

Украинские порталы I.ua, Bigmir.net и Tochka.net объединят в одну компанию

(CNews, 20 февраля 2020 года)

Украинские медиагруппы United Media Holding (UMH), KP Media (контролируется UMH) и «Медиа Группа Украина» объявили о том, что объединяют свои интернет-активы.

В новую компанию под названием United Online Ventures войдут порталы i.ua (3-е место среди интернет-порталов; данные Gemius.Audience), bigmir.net (6-е место) и tochka.net (7-е), сообщает издание AIN.ua. UMH и KP Media получат в объединенной компании 75,1 %, МГУ – 24,9 %.

Новую компанию возглавит Виталий Гордуз – руководитель интернет-проектов UMH, а гендиректор Digital Ventures (управляла tochka.net) Ольга Марунич займет пост финансового директора.

Основной целью слияния активов участники соглашения называют консолидацию рынка для противостояния таким зарубежным игрокам, как Mail.ru и «Яндекс». Эти ресурсы занимают сейчас первое и второе места в рейтинге gemius Audience.

Это не первый опыт сотрудничества данных компаний в интернет-бизнесе. Осенью прошлого года холдинги начали совместную продажу рекламы на большинстве площадок, а к концу года создали объединенный сейлз-хауз Digi Media.

Основатель украинской социальной Connect.ua Сергей Коркин покинул компанию

(Александр Мельник, Ain.ua, 17 апреля 2020 года)

Основатель социальной сети Connect.ua Сергей Коркин в своем микроблоге сообщил о том, что прекращает работу в компании и не будет заниматься проектами Plirt.ru и Connect.ua.

Редакции AIN.UA он прокомментировал мотивы и причины своего ухода. По словам Сергея, компания не продана и продолжит свою деятельность на украинском рынке веб-проектов: «С бизнесом все отлично. За 2020 год суммарная посещаемость Коннекта и двух российских проектов-аналогов выросла в 3 раза, с почти 100 тыс. уникальных посетителей в сутки до почти 300 тыс. Это прежде всего произошло за счет роста российской части бизнеса.

У бизнеса осталась очень сильная команда, весь мой опыт мигрировал к новому менеджменту, у меня остался пакет акций, и я какое-то время буду консультировать проект». Касательно причин ухода, Сергей Коркин отметил: «Я почти 5 лет работал над проектами и просто устал. В последнее время стал получать меньше опыта, медленнее расти. Хочется новых испытаний, новых достижений, есть много энергии и желаний». Подробности выхода из проекта и условий дальнейшего развития Cоnnect.ua основатель проекта раскрывать не стал, сославшись на конфиденциальность, отметив лишь, что сохранил пакет акций компании, но сотрудником Connect.ua он больше не является и не работает над проектом.

Сергей Коркин ранее сообщал, что активности по монетизации сервиса были отложены. В интервью в январе 2020 года, комментируя окупаемость социальной сети Connect.ua, Сергей Коркин заявил, что проект еще не окупил себя и до конца 2020 года не выйдет на окупаемость.

Сергей Курченко покупает 98 % UMH Group

(Игорь Бурдыга, Антон Онуфриенко, Коммерсант, 21 июня 2020 года)

Группа компаний ВЕТЭК Сергея Курченко и UMH Group подписали соглашение купли-продажи 98 % акций медиахолдинга, сообщил вчера вечером UMH. ВЕТЭК приобретет акции большинства миноритарных акционеров холдинга. Доли миноритариев в отдельных проектах, в том числе у структур, аффилированных с Геннадием Боголюбовым, UMH выкупает самостоятельно. Опцион с Петром Порошенко по приобретению его долей в «Корреспонденте» и других совместных проектах UMH реализовал еще в апреле.

Планируется, что сделка будет завершена в I квартале 2020 года. До окончательного закрытия сделки управленческий менеджерский состав UMH Group остается неизменным.

«Было очень выгодное предложение. Меня интересует развитие новых медиа, а в рамках холдинга было недостаточно средств для инвестирования в них, – пояснил «Ъ» основной владелец UMH Борис Ложкин. – С приходом нового инвестора будет погашена большая часть долговой нагрузки, которая составляет около $70 млн. Я построил достаточно успешный бизнес и хочу попробовать себя в новом качестве венчурного инвестора». По его словам, ВЕТЭК намерена инвестировать до $100 млн в группу и приоритетным для себя считает развитие интернет-проектов.

Ранее в интервью «Ъ» Борис Ложкин заявлял о планах привлечь от $40 млн до $70 млн, весь холдинг он оценивал в $450–500 млн.

Официально владельцем группы ВЕТЭК считается бизнесмен Сергей Курченко. Но участники рынка называют одним из ее владельцев также народного убрать рекламу

депутата Артема Пшонку (Партия регионов), сына генерального прокурора. А также сына президента Александра Януковича. В самой компании это категорически отрицают.

Главный редактор журнала Forbes (входит в UMH Group) Владимир Федорин вчера заявил, что считает продажу журнала «концом проекта в его нынешнем виде». «Я убежден, что покупатель преследует одну из трех целей (или все три сразу): заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами, обелить собственную репутацию, использовать издание для решения вопросов, не имеющих ничего общего с медиабизнесом», – заявил господин Федорин. По его словам, он покидает издание c 1 октября.

В главном офисе Forbes тем не менее поддерживают смену владельца медиагруппы. Пресс-служба UMH в ответ распространила заявление Мигеля Форбса, отвечающего за глобальное развитие бренда Forbes и курирующего лицензионные издания под этим брендом: «Я очень рад новой возможности для «Forbes Украина». Мы полностью уверены в управленческой команде UMH и считаем, что новое сотрудничество приведет к дополнительным инвестициям и расширению Forbes в Украине».

По словам Бориса Ложкина, покупатели гарантировали сохранение журналистских стандартов в издательстве. «Мы планируем подписать редакционные соглашения о соблюдении этих стандартов новыми собственниками», – пообещал он.

Около 80 % UMH Group принадлежит компании Integrity International Holding, основными совладельцами которой являлись Борис Ложкин (около 75 %), а также топ-менеджеры группы и структуры, близкие к российским медиабизнесменам Леониду Макарону и Вадиму Горяинову. Еще 15 % UMH Group принадлежит ряду инвестфондов и частных инвесторов, купивших в 2008 году GDR компании во время размещения на Франкфуртской бирже. Оставшиеся 5 % распределены между компаниями, близкими к Петру Порошенко, Concorde Capital, а также бывшими миноритариями KP Media, включая Dragon Capital.

UMH Group объединяет медиапроекты в сегментах прессы, радио и интернета в Украине и России. Среди наиболее известных изданий: «Корреспондент», Forbes, «Теленеделя», «Комсомольская правда в Украине», «Аргументы и факты в Украине», «Команда», «Футбол». Владеет также «Нашим радио», «Авторадио», «Европа Плюс», «Ретро FM», «Радио Алла» и рядом локальных станций. Партнерами UMH в медиабизнесе с неконтрольными долями являются Игорь Суркис (радио «Динамо»), Геннадий Боголюбов (газета «Комсомольская правда»), группа СКМ (холдинг United Online Ventures, контролирующий интернет-порталы bigmir.net, tochka.net и i.ua).

На этой неделе UMH и партнер группы Геннадий Боголюбов сообщили о продаже журнала «Фокус» компании Vertex United одесских бизнесменов Бориса Кауфмана и Александра Грановского. Сегодня Антимонопольный комитет Украины сообщил о выдаче United Media Holding N. V., холдинговой компании медиагруппы, разрешения на выкуп у миноритариев долей в «Комсомольской правде», радиостанциях «Радио «Довира»», Europa Plus, «Джем ФМ», компаниях «Радиорама» и «Укрполиграфмедиа».

Книга: Как мы покупали русский интернет

О книге

  • Автор: Сергей Васильев
  • Количество страниц: 288
  • Год выпуска: 2020
  • Издательство: Альпина Паблишер
  • ISBN: 978-5-9614-5950-0

Сергей Васильев – первый инвестор и председатель совета директоров Рамблера в 1999–2001 гг. Его новая книга посвящена освоению русского интернета с начала нулевых годов, самого яркого и бурного времени его развития, до наших дней.

В книге описана история становления одного из первых и легендарных российских интернет-порталов – Рамблера. Какие вызовы стояли в те дни перед зарождавшимся интернет-бизнесом, какие проблемы приходилось решать и чем все это закончилось. В середине 2000-х автор вместе с партнерами взялся за освоение украинского интернет-пространства; здесь в перипетии жесткого и конкурентного бизнеса начали вплетаться политика и война.

Это реальная хроника событий, фактов, удач и поражений в российском и украинском интернете глазами одного из его первопроходцев. Но эта книга не только про интернет, она – откровенный рассказ автора об инвестициях, людях, бизнесе и политике.

Цитаты из книги “Как мы покупали русский интернет”

Список честных брокеров бинарных опционов с открытием демо-счета:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков — предоставляется бесплатное обучение и демо-счет (в любой валюте).
    Зарегистрируйтесь по этой ссылке и получите бонус на счет:

Добавить комментарий